Учи матчасть! Если она есть

Чтобы взрастить молодую смену этим ветеранам — нужно затратить определенные усилия, начиная со школы. Понятное дело, начинается всё с уроков труда. Это начало всех начал в проф­ориентации. А в 10—11-х классах вступает в свои права курс под названием «Технологии», на который выделяется 6 часов в неделю.

Вот тут и появляется из забытого советского прошлого словосочетание «учебно-производственный комбинат». Это уже не уроки труда в мастерской. Это более существенно, весомо и зримо. Более приближено к настоящей взрослой профессии.

В самом Харькове сейчас работает 5 учебно-производственных комбинатов. Главный специалист отдела нормативов и качества образования департамента образования Харьковского горсовета Наталья Удальцова рассказывает: в этих пяти УПК сейчас обучается 2588 харьковских школьников. Они выбирают из специальностей то, что им больше по душе: автодело, металло- и деревообработку, кулинарию, швейное дело... Старшеклассники в УПК могут также стать парикмахерами, младшими медсёстрами, косметологами-визажистами. Даже освоить азы начального образования, проходя практику в самом настоящем детском саду.

УПК школьники посещают по желанию. И с каждым годом, отмечает Удальцова, количество желающих увеличивается. Это не может не радовать — значит, возвращается интерес к рабочим профессиям. Кроме того, УПК и департамент образования тесно сотрудничают с Харьковским центром занятости, который в данном случае выступает как помощник в профориентационной работе.

Чтобы лучше понять, что такое нынешние УПК, автор этих строк посетила учебно-производственное автохозяйство Киевского района.

В советские времена было такое хорошее слово: правофланговый. И к этому УПК это относится в полной мере. Директор Игорь Белопольский проводит для меня экскурсию. Вот в этом классе изучают двигатель автомобиля ученики из Октябрьского района. Спрашиваю: зачем через весь город ездить, если можно поближе найти? В ответ дружное: «Не-ет, нам тут нравится!»

Одиннадцать школ из разных районов Харькова, 302 человека. Мальчики и девочки. Причём девочек больше. Учатся прилежно: в классах конспектируют, внимательно слушают преподавателей. И так же старательно обучаются вождению. Мы с директором выходим во двор и видим, как за руль грузовика устраивается хрупкая девочка, рядом садится инструктор. Завела мотор, развернулась, выехала со двора — и поехала.

— Они по окончании у нас учебного курса получают вот такие удостоверения, — показывает мне Игорь Михайлович. — Права они получат позже, когда достигнут 18 лет и сдадут положенный экзамен. Только другим, чтобы получить права, нужно поступить на платные курсы вождения. А наши выпускники лишь платят положенную госпошлину. Водить они уже умеют, у нас получают категории В, С, С1.

Игорь Михайлович заводит меня в гаражи: там механики сосредоточенно возятся со старой «Волгой». Всего в автопарке УПК одиннадцать автомобилей, среди них и грузовые, и легковые. Самому «младшему» транспортному средству 21 год: 1992 года выпуска. Просто невеста, шутит Белопольский. Остальные — постарше.

— И это проблема, — говорит директор УПК. — Некоторые из наших машин уже и с производства сняли. Учитывая их пробег и даже то состояние, в котором они к нам попали (а все они у нас оказываются уже после списания), относимся к ним действительно как к невестам... Бережно. Иногда сами и детали делаем какие-то для автомобилей — а где их взять, если уже их не выпускают?

Но если автомобиль можно подремонтировать, что-то купить, что-то выточить, что-то поменять, то с человеческим ресурсом не так-то и просто.

Сейчас в штате автохозяйства есть специалисты, проработавшие на данном месте более тридцати лет. Без преувеличения, отдавшие свою жизнь этой работе. Своё умение, мастерство, тепло своего сердца.

Белопольский не говорит: «если они уйдут» — он говорит: «когда они уйдут». Потому что никто не вечен, и люди рано или поздно уходят. Так вот — когда они уйдут, говорит Игорь Михайлович, других таких уже не сыскать. Молодые по-другому смотрят на мир. У них другие требования к жизни. И, в частности, к зарплате. И далеко не каждый из них сможет работать с детьми — одно дело знание автомобиля, умение водить его. А другое — уметь объяснить ребёнку, научить. Умение быть терпеливым есть далеко не у каждого. А здесь оно необходимо.

Вообще, рассказывает Белопольский, этот УПК основан был ещё в далёком 1979 году. В 1990-м его постигла реорганизация, в результате которой автохозяйство осталось единственным в Киевском районе, у которого есть в профиле автодело. Игорь Михайлович как раз в 1990 году и начал здесь работать. Кстати, здесь же работал и его отец, преподавал.

Белопольский говорит: если начать вспоминать, какие времена в УПК пережили, какие люди здесь работали... Это сейчас и деньги есть, и бензин есть. А было ведь по-разному. Было время, когда бензина не было. То есть был — но на всех не хватало. А тогда в УПК работал инструктор по фамилии Бойцов, — и фамилия, говорит Игорь Михайлович, вполне соответствовала его характеру, — который вставал в четыре утра и ехал на заправку, занимал очередь, со скандалами требовал заправить как можно больше: чтобы детки могли учиться...

И Белопольский вздыхает: и деньги у людей есть, и заправиться можно везде... Но где найти таких бойцов сейчас?

— Единственная надежда, что вернутся сюда те, кто у нас отучился. Есть среди нынешних такие. А вообще большинство наших идут в ХНАДУ. Вон, на День открытых дверей половина с занятий отпросились...

И на прощание Игорь Михайлович улыбается:

— Я оптимист. Пока есть дети, которые хотят осваивать наше нелёгкое дело, — будем и мы. Обязаны быть. Просто государство должно понимать, что без его помощи очень сложно нам станет растить трудовую смену. А рабочие профессии начинаются именно здесь.