Как летают с ангелами…

Так народный артист России Сергей Юрский на радиостанции «Эхо Москвы» представил слу­шателям свою новую постановку на сцене Московского драматического театра им. М. Н. Ермоловой. Премьера спектакля «Полеты с Ангелом. Шагал» по пьесе харьковского драматурга Зиновия Сагалова, живущего ныне в Германии, в постановке Сергея Юрского состоялась в конце мая.

В главной роли — сам постановщик спектакля Сергей Юрский. Он исполняет в спектакле девять ролей — Шагала во всех возрастах, от 9 до 98 лет! Также играют в спектакле актрисы Наталья Тенякова и Анна Гарнова. И оркестр — группа из шести человек, которые не просто аккомпаниаторы спектакля, а персонаж — собирательное действующее лицо.

Несмотря на преклонный возраст, Зиновий Сагалов приезжал на премьеру спектакля из Аугсбурга (Германия) в Москву. А по возвращении любезно согласился ответить на вопросы «Времени» по электронной почте.

Упорство творца-одиночки

— Зиновий Владимирович, почему вы обратились к личности художника Марка Шагала? Даже Сергей Юрский говорит о притягательности этой темы несколько неопределенно: «что-то висит в воздухе». И вы с Юрским в этом смысле не одиноки. Известный кинорежиссер Александр Митта недавно завершил фильм про Шагала и Малевича…

— Наверное, потому, что являюсь, возможно, отдаленным родственником великого художника. Ведь он записан при рождении как Мойша Сегал, в последующих документах — Мовша Хацкелевич Шагалов. Родился и жил он в Витебске, как и мой дед…

Ну, а если серьезно, то, очевидно, это объясняется моим давним интересом к жизни великих людей. Героями моих пьес были Тарас Шевченко, Илья Репин, Франц Кафка, Сара Бернар, Айседора Дункан, Петр Чайковский…

Спектакль о Шагале был задуман для Харьковской филармонии, где благодаря содружеству с ее художественным руководителем Г. Грумбергом в свое время были поставлены мои монопьесы о Репине и Дункан. В судьбе Шагала, о которой, приступая к работе, я знал весьма поверхностно, привлекало упорство творца-одиночки, бросившего вызов тоталитарным системам ХХ века за право отражать мир таким, каким видят его глаза.

В те годы, когда начиналась моя работа над пьесой «Полеты с Ангелом», имя Марка Шагала только-только начало выходить из плотной завесы забвения. Не было ни альбомов репродукций его картин (их привозили из-за рубежа), ни монографий о его творчестве. Приходилось собирать материал по крохам. В библиотеке Иностранной литературы в Москве я наткнулся на сборник стихов М. Шагала на французском языке. А я и не знал, что великий мастер выражал себя, свои чувства в глубокой философской лирике! В этих коротких миниатюрах, написанных свободным стихом, словно был слышен голос самого Шагала, исповедь его души. Это дало эмоциональный посыл, и свою пьесу я стал писать тоже свободным (или белым) стихом.

Интересно, что Сергей Юрский, ознакомившись с пьесой, отметил, что именно в этом определенный риск для постановщика и для театра. А Михаил Козаков, которому я ранее предложил эту пьесу, так прямо и сказал: «Она великолепна, но я не могу себе этого позволить. Пьеса в стихах — это не для нынешнего зрителя. А мне, извините, надо кормить семью».

Судьба пьесы повисла в воздухе. Грумберг уехал в Израиль. На мое счастье, этой работой заинтересовался незабвенной памяти Леонид Семенович Тарабаринов. Корифей украинской сцены увидел в ней близкие ему как артисту и человеку мотивы. «Полеты с Ангелом» не просто понравились ему, он, по его словам, влюбился в пьесу. И через несколько месяцев в постановке заслуженного деятеля искусств Украины А. Литко на малой сцене Харьковского театра им Т. Г. Шевченко состоялось рождение сценического Шагала.

Пьесу эту играли и играют в Одессе и Витебске, Киеве и Минске, а также за рубежом — в театрах Штутгарта (Германия) и Тель-Авива (Израиль). Готовится перевод ее на английский язык для постановки спектакля, адресованного американскому зрителю. Огромной радостью для меня был звонок Сергея Юрского, в котором он сообщил, что ознакомился с пьесой, она его «захватила» и он хочет приступить к работе над ней и для этого отказывается от других своих театральных проектов. А через некоторое время Сергей Юрьевич приехал ко мне в Аугсбург, чтобы кое-что уточнить и дополнить. В частности, ему хотелось добавить больше текста в роль Мамы и внести некоторые другие изменения. Много было говорено с ним о трактовке образа главного героя. Шагал всегда хотел, чтобы его считали просто Художником — интернациональным, революционным, русским, французским, не суть важно, — но только не «еврейским», местечковым художником. В этом мы оба были согласны. Так написана пьеса, таким в конечном результате и стал спектакль.

Лестница в небеса…

— Когда писали пьесу, вы думали, что практически все мужские роли будет играть один актер?

— Нет. «Полеты с Ангелом» — дуэтная пьеса. В ней действуют Художник и Ангел, каждый из которых трансформируется в образы других персонажей. Это эстетика условного поэтического театра, где главным является слово.

Как литератор, пишущий для театра, я понимаю, что у режиссера свое право на истолкование твоего текста. И это в порядке вещей. Он демиург, создатель сценического действия.

В спектакле Штутгартского театра я увидел впервые свою пьесу в исполнении десяти-двенадцати человек. И это не вызвало во мне протеста. И к решению С. Юрского сыграть в спектакле 9 мужских ролей я был готов. Опасение вызывала только невероятно сложная задача для немолодого уже актера, к тому же являвшегося режиссером этого спектакля. Второе принципиальное постановочное решение Сергея Юрьевича заключалось в том, что на сцене, по его замыслу, должен практически все время быть оркестр — то это парижские уличные музыканты, то клезмерский ансамбль (традиционная небогослужебная музыка восточноевропейских евреев. — Е. З.) в витебских сценах. Думаю, что такое решение пошло на пользу спектаклю, живая музыка разно­образила действие, избавляла от монотонности и одноплановости.

— Каковы ваши впечатления от московского спектакля?

— Несмотря на определенные сложности, в первую очередь состояние здоровья, вопрос, ехать или не ехать в Москву, не стоял передо мной. Конечно, я не мог пропустить такое событие в моей жизни. Я смотрел спектакль трижды — на генеральной репетиции и на двух премьерных показах.

В оформлении сцены, как мы и договаривались с Юрским, все условно, просто. Ни одной картины Шагала. Ибо это не лекция о творчестве великого художника, мы рассказываем притчу, фантазию о гениальном Мастере.

Выразительными являются те немногие детали, которые присутствуют на сцене. Мольберт, грубо сколоченный деревенский стол и главное — лестница, ведущая высоко и теряющаяся в небесах. Отсюда начинается спектакль: Юрский-Шагал медленно, по стариковски, спускается по ней и бессильно падает. Мы понимаем, что рассказ начинается с последних минут жизни Художника. Это причудливый калейдоскоп событий прожитой жизни. По этой же лестнице в финале спектакля он карабкается вверх, спиной к залу, и Бэла, его любимая, поднимается со ступеньки на ступеньку за ним. Это было здорово, зал рукоплескал, моя жена плакала.

Сергей Юрский ставил перед собой и постановочной группой благородную задачу — противопоставить театру бездумному, развлекательному спектакль, который, несомненно, заставит зрителей задуматься не только о судьбе гениального Мастера, но и о собственной земной, а, возможно, и небесной жизни.

Публикация

Елены Зелениной.

Фото из личного архива З. Сагалова.

Из досье «Времени»

Зиновий Сагалов родился 19 сентября 1930 г. в г. Тбилиси, но большую часть жизни, за исключением нескольких лет эвакуации, провел в Харькове.

В 1952 г. окончил отделение журналистики Харьковского госуниверситета. Работал в газетах, издательствах, литературной части театра, научно-исследовательском институте. Автор более двадцати драматических произведений разных жанров, поставленных и идущих в театрах Украины, России, Казахстана, а также в Израиле, Германии и США.

Прозаические произведения: документальные повести «Прелюдия к Нюрнбергу» (1990), «Смерть магистра» (1997), а также изданный в 2003-м роман «Дело «Джойнт», или Шуба для палача». В разные годы изданы несколько поэтических книг, адресованных детям.

С 2001 г. живет в Германии (Аугсбург).

Член Союза писателей, Союза журналистов и Союза театральных деятелей Украины и Международной федерации русских писателей.