Архитектурное «лицо» губернского города

От первого плана…

Появлению, как мы сегодня сказали бы, «перспективного плана развития» Харькова предшествовала бурная история. Более ста лет от своего основания город рос и развивался свободно. Некоторые историки говорят даже — хаотично. Возможно, столь сильное выражение не совсем уместно, ведь застройка все же была обусловлена рельефом, хозяйственной целесообразностью, народными традициями, в конце концов. Не будем забывать, что именно в то время сформировалась особая радиальная структура городской застройки, с которой Харьков не расстался и поныне. Все это видно на самом-самом первом плане города за 1742 год.

Все изменилось, когда в 1765 году Харьков перешел в новый статус — центра губернии.

— Губернский город настоятельно требовал упорядоченной застройки, — рассказывает директор Харьковского частного музея городской усадьбы Андрей Парамонов.

Но прежде чем упорядочить харьковское градостроительство, пришлось немало потрудиться: составить перепись домовладельцев, собрать и систематизировать уже существовавшие планы застройки. Андрей Федорович демонстрирует копии этих, самых первых, планов городов и слобод тогдашней Харьковской губернии:

— Вот такие чертежи более-менее крупных населенных пунктов, и в первую очередь Харькова, часто более похожие на рисунки, были собраны и представлены в столицу империи. К ним прилагались экономические примечания — также не только по Харькову, но и по всем крупным слободам.

На основании этого, по нынешним меркам довольно скудного материала, нужно было разработать ни много ни мало — перспективный план обновленного города. В связи с этим в 1767 году была введена должность губернского архитектора, подчиненного непосредственно губернатору. Первым харьковским губернским архитектором стал А. М. Вильянов. Он же подготовил и первый проектный план города. Но предложение Вильянова сенат отклонил и принял проект архитекторов «Комиссии о каменном строении С.-Петербурга и Москвы». По справедливости, именно этот документ, датированный 1768 г., стоило бы считать первым перспективным комплексным планом города. Ведь именно он стал основой для дальнейшего превращения Харькова в настоящий губернский город.

По «образцовым» проектам

Впрочем, принятие плана в родимом отечестве никогда не означало его немедленного и полного исполнения. Так вышло и с Харьковом. Проект 1768 года пытался внедрить в городе классическую регулярную застройку: с прямыми геометрически правильными линиями улиц, просторными и не менее правильными площадями и парками. В общем, классицизм в его лучших проявлениях — супермодное в то время направление в искусстве и архитектуре. Да вот беда, кривоватые и холмистые улочки старого города с большим трудом «влезали» в строгие классические рамки. Правда, план четко определил центр города (район нынешней улицы Университетской), который застраивался уже в соответствии с предписанием. Но за пределами центра по-прежнему буйствовала самая что ни на есть сельская застройка, по-своему живописная, утопавшая в зелени садов, но внешне весьма мало соответствовавшая статусу губернского города.

В 1780-м на должность харьковского губернского архитектора был назначен П. А. Ярославский. И через пять лет появился план разбивки Харькова (тот самый, за 1786 г.), а затем, в 1787-м, — еще один план «Губернскому городу Харькову с пригородными слободами». Это планов громадье не осталось на бумаге. Основные принципы застройки, например, Захарьковской стороны, разработанные в плане, сохранились до нашего времени. Элементы регулярной планировки — на Подоле (Кооперативная и Кузнечная улицы с пересекающими их переулками), а также между набережной и площадями Руднева и Фейербаха.

В 1837 г. на Харьков было распространено «Положение об устройстве губернских городов» и в жизни харьковчан начались новые времена. Строительный комитет строго регламентировал застройку. Отныне в центре разрешалось возводить только каменные или деревянные здания на кирпичном фундаменте. В быт горожан вошло новое понятие — «образцовый», или типовой проект. Вернее, типовые проекты существовали и раньше, но до введения «Положения» они носили скорее рекомендательный характер. Теперь же «образцовым» проектам из столицы надлежало неукоснительно следовать.

— В этом была своя логика, — говорит А. Парамонов. — Например, каменные 2—3-этажные дома должны были иметь железную крышу — нелишняя предосторожность для уплотняющегося города с преимущественно деревянной застройкой.

Вообще прочность — эта общая особенность застройки того времени. В Воробьевом переулке есть очень старое здание, которое интересно не своей наземной, а подземной частью. Нынешние любители старины спорят: для чего предназначалось его столь обширное и добротное подземелье?

А. Парамонов считает, что оно — обязательный элемент застройки зданий на склоне: в те времена вначале сооружали подземное (часто неиспользуемое) сводчатое «помещение», над ним — цоколь, а затем уже возводили жилые комнаты.

Но вернемся к «образцовой» застройке. Регламентировался даже цвет фасада. Чаще всего дома оштукатуривали и окрашивали в кремовые, светло-желтые, розовые тона. Это создавало единый стиль губернского города. Он пережил века, но стремительно исчезает в наше время.

Фото и реальность

Несколько лет назад в Харьков приезжала группа питерских архитекторов. Тогда один из них высказался в том смысле, что в Харькове памятников архитектуры, возможно, побольше, чем в Санкт-Петербурге.

— Вероятно, питерские специалисты имели в виду именно этот, во многом утраченный Петербургом стиль застройки, — уточняет, услышав подобное мнение, Андрей Парамонов.

Дело в том, что «образцовые» проекты и классическая регулярная застройка применялись не только в Харькове. Так застраивались многие губернские города Российской империи и, конечно, Санкт-Петербург. Но Питер после этого успел многократно перестроиться, а вот Харьков вплоть до начала нынешнего столетия ее сохранял. Скажем, на улице Рымарской до наших дней дожили несколько домов того периода.

— На фотоснимках 1990-х — начала 2000-х годов характерные черты губернской застройки хорошо видны, — продолжает историк. — Да, дома в запущенном состоянии, но они первозданны. К сожалению, сейчас это историческое архитектурное наследие утрачивается катастрофически быстро.

Корреспондент «Времени» решила проверить, в каком состоянии находятся сегодня наиболее известные здания эпохи губернской застройки.

Дом №7 на ул. Рымарской (архитектор неизвестен, первая половина ХІХ в.) — пример постройки по «образцовому» проекту в стиле русского классицизма так называемого «безордерного» типа. В настоящее время памятник архитектуры «обтюнинговали» пластиковыми окнами на 2-м этаже, что в значительной мере снизило его ценность. Рядом (ул. Рымарская, 4) еще один представитель историко-архитектурного наследия — дом харьковского городского головы, купца ІІІ гильдии Е. Урюпина, построенный в конце ХVIII в. Небольшой изящный памятный барельефчик на здании затерялся среди навязчивого буйства наружной рекламы. Впрочем, на этом празднике рекламной жизни затерялся не только барельефчик, но и само здание. Заезжему туристу будет крайне сложно догадаться, что перед ним — строение, имеющее историческую ценность…

Если историческое архитектурное наследие Харькова будет деградировать такими темпами, то вскоре о нем действительно будут напоминать лишь старые фото.