Заговори, чтоб я тебя увидел…

А вызвано это брезгливое ощущение тем, что в нашей Харьковской областной организации Национального союза писателей Украины (далее НСПУ) прошло собрание по утверждению кандидатур на звание лауреатов литературных премий за 2008 г.

Подобный ритуал происходит ежегодно, отбираются наиболее яркие работы, и их авторы становятся обладателями почётных званий, а имена попадают в рейтинг «человек года».

В областной организации Национального союза писателей всегда были, есть и будут таланты, чьими именами гордились, гордятся и будут гордиться наши земляки. Среди харьковчан — лауреаты Государственных премий СССР, Госпремии Украины им. Тараса Шевченко, лауреаты премий имени Мысика, Чичибабина, Слуцкого, Сосюры, Короленко… Есть среди наших коллег также лауреаты престижных международных премий имени Юрия Долгорукого, Фёдора Абрамова, Мусы Джалиля, Арсения и Андрея Тарковских…

В этом году «писательская Рада», определяя самого достойного на звание лауреата литературной премии им. Бориса Слуцкого, своим решением забаллотировала широко известного в регионе поэта и критика, автора великолепных текстов песен о Харькове поэта Римму Катаеву.

«Конкурентом» Риммы Катаевой стал харьковский поэт Иван Пашков с книгой стихов «Ясный колодец души». Познакомившись со сборником Пашкова, мне, честно говоря, стало дурно. В книге более ста произведений, из которых лишь малую часть можно хоть как-то причислить к литературе. Книга, изданная «коштом обласної громади відповідно до Програми розвитку інформаційного простору Харківської області на 2006 — 2010 роки, затвердженої рішенням обласної ради від 23 грудня 2005 року (XXXIV сесія IV скликання», из-за своей антихудожественности (не только по моему глубокому убеждению) вообще не имела права выходить в свет. Если бы автор издал «Колодец…» за свой счёт, как это делает большинство литераторов, можно было бы проигнорировать её появление, но когда государство в кризисное время выделяет деньги, чтобы хоть чем-то помочь творческим союзам, издавать подобную макулатуру преступно. Неужели у нас, кроме Пашкова, нет более достойных людей? Почему до сих пор в серии «Лирика Слобожанщины» нет книг членов нашего союза – Ирины Евсы, Станислава Минакова, Романа Левина, Майи Львович, Вукола Лопатина, Виктории Добрыниной, Марлены Рахлиной? Ждут лучших времён книги Олега Жихарева, Геннадия Буйдина, Валерия Дьяченко и многих других талантливых писателей.

Удивляет позиция нашего бессменного, как товарищ Ким Ир Сен, председателя харьковского отделения Национального союза писателей Украины Ивана Михайловича Перепеляка, почётного профессора, почётного доктора наук, почётного гражданина села Оболонь Полтавской области: он предпочел отмолчаться. На книгу не появилось ни одной рецензии, она, как ни странно, даже не была предложена для профессионального обсуждения на секции русской поэзии, руководимой поэтом Сергеем Шелковым, чьё творчество было отмечено в прошлом месяце на международном литературном конкурсе в Брюсселе.

Перевернём же несколько страниц новоиспеченного «шедевра», претендующего на муниципальное признание, и посмотрим на портрет литературного героя, то бишь, на портрет автора, созданный им самим. Вот он, и тёртый, и гордый, и патриотически-велеречивый:

Конечно, я не пропаду в Париже,

Как тот гнилой партийный контингент,

Поскольку строй их с детства ненавижу –

Не завербует никакой меня агент…

А вот как он рассказывает о своих археологических изысканиях: «Заметив бронзу, с мусорки тащу…» А как напыщенно, даже самокритично, оценивает свою работу и себя самого: «Дурак в быту и гений в мыслях, я выбрал трудную тропу…»

Завидная самореклама, не правда ли? Да ещё когда она подкреплена такими перлами: «Друзья считают, что я «шизик»…»; «Не отрываюсь от народа и даже пью с ним иногда…»; «Кажусь себе я картой истертой в колоде, душой измотавшись в разгулах и лжи»!..

Далее, послушайте, что говорит Пашкову крестьянка при встрече:

…«Земляк наш! Ну, здравствуй!

Я в огороде копаюсь с утра,

Читаю в газете стихи твои часто,

По радио голос узнала вчера»…

В грамматике и лексике нашего горе-лауреата можно встретить столько такого, «что и не снилось нашим мудрецам». К примеру:

Тянут ко дну грехи и вериги:

Попойки, товарищи, книги,

Что сочинял много лет…

Весьма самокритично: «книги, что сочинял много лет» отнесены к категории греха, тем более, что они ещё и вериги, но почему в этом синонимическом ряду оказались попойки и товарищи?

Меня нельзя уличить в предвзятом отношении к этому, с позволения сказать, писателю, поскольку в своё время и моё слово, сказанное в поддержку Ивана Пашкова, помогло ему получить писательский билет. Тогда во мне ещё теплилась надежда, что он учтёт критические замечания, устранит их и станет достойным литератором. К сожалению, этого так и не случилось.

Кроме всего прочего, выдвижение Пашкова на данную именную литературную премию выглядит по меньшей мере странно. Приведу фрагмент стиха «Письмо в Израиль»:

За рекламой твоей я слежу, Израиль,

Блеск витрин отдает чистым раем,

Отчего же вражды горит там фитиль,

Кто-то бомбы средь улиц взрывает?

Поднимая извечный еврейский вопрос,

На себя я огонь вызываю,

Мир как будто и впрямь не дорос

До всеобщего братства и рая.

Обращаю свой взгляд в Израиль неспроста,

Я смотрю на библейские дали,

Своего вы распяли, простите, Христа,

Что ж вы русских царейпостреляли?

Что ни еврей – комиссар, большевик,

То министр, военпред, то завбазою,

За станком ни один не привык

Свою близость к народу доказывать!

Вот такой «подарок» к 90-летию Бориса Абрамовича Слуцкого подготовило Харьковское отделение Национального союза писателей Украины.

Возможно, уважаемые судьи увидели в «ясном колодце» души Пашкова свой коллективный портрет и не смогли отказать в любезности воспевшему их поэту? И премия – это благодарность за откровение от Ивана. Цитирую «избранные места»: «И гениальные от доз хмельных поэты…»; «Ведь я же с вами столько лет и сам участвовал в попойках!…»; «Хоть придётся водки много пить, но зато до дна откроем души…»

Вот, оказывается, где собака зарыта! Не принимает Римма Катаева «доз хмельных» «влаги жгучей», а, следовательно, и не может до дна открыть свою душу, поэтому и не годится в лауреаты…

Напоследок ещё одна цитата из Ивана Пашкова в прозе, хотя сборник имеет подзаголовок «стихи» — «Писатели думают, что они служат народу. Но многие ли из них сегодня подняли свой голос в его защиту? Пишут больше про любовь, про историю, или копаются в своей душе и выдают на-гора личные переживания. Боятся бросить обвинение в лицо оторвавшимся от народа правителям, предателям интересов людей труда, за счет которых живут и власть имущие, и сами писатели. Какие ж мы летописцы эпохи? Какие же мы выразители дум и чаяний нашего народа?»

Хочу напомнить тебе, Иван, слова великого нашего гуманиста Николая Васильевича Гоголя, которые были написаны полтора столетия назад, да не утратили своей актуальности доныне: «Не принимайся за перо до тех пор, пока все в голове не установится в такой ясности и порядке, что даже ребёнок в силах будет понять». В твоих же стихах — ни ясности, ни колодца, ни души…

Таково мое мнение о книге Пашкова. Присваивать поэту-антисемиту звание лауреата премии им. Бориса Слуцкого или не присваивать, — решать уже, пользуясь терминологией Пашкова, «оторвавшимся от народа правителям, предателям интересов людей труда».

Алексей БИНКЕВИЧ, лауреат литературной премии им Бориса Слуцкого и большой Международной литературной премии им. Расула Гамзатова