Юлиан Семенов и «майор Вихрь»

В программе Первого канала телевидения России — показ нового документального фильма, в котором авторы пытаются найти ответ на вопрос: насколько случайна смерть родоначальника советского детектива Юлиана Семёнова?

Юлиан Семенович… «Штирлиц»

Именно он создал образ Штирлица. Его популярности завидовали коллеги. Ходили слухи, что он агент КГБ. Говорят, в 1968 году Семенову неожиданно позвонил лично глава Комитета государственной безопасности СССР Юрий Андропов: «Я прочел ваш роман «Пароль не нужен». Хотите знать моё мнение? Тогда приходите на Лубянку утром в следующую субботу».

Перед писателем открывались архивы спецслужб. Разумеется, не все. Но и доступных материалов с лихвой хватило на несколько романов и фильмов. Более сотни книг за 30 лет. О Семенове пишут, что «трудоголик» — неточное слово. Называют наркоманом пера. Стук пишущей машинки на его даче под Ялтой не смолкал ни днем ни ночью. Он писал и жил запоем.

С 1979 года Семенов много лет активно занимался поисками знаменитой Янтарной комнаты. Ему не раз угрожали, требуя прекратить расследование. Но он не обращал внимания.

Не слишком ли далеко зашёл Семёнов? Его соратник по поискам Георг Штайн погиб. Также внезапно умирает его коллега по этому делу — немецкий историк Пауль Энке. В начале 90-х вновь происходит череда загадочных смертей. В Париже неожиданно и очень странно умирает заместитель Семенова по «Совершенно секретно» Александр Плешков. Через две недели после его похорон — внезапный инсульт у самого Семенова.

Он так и не оправился от болезни. Почти три года до своей смерти он провел в беспомощном состоянии. У него было достаточно времени, чтобы оценить все сделанное в жизни и понять, за что ему выпало такое наказание.

Однако, какие бы версии сегодня ни строили кинодокументалисты, Юлиан Семенов был и останется самым необычным советским писателем, многократно бывавшим за «железным занавесом» и умевшим хранить тайны если не чужой, то, уж точно, собственной жизни.

Большинство его произведений, нет — не о разведке, а о разведчиках. Людях единственной в мире профессии, в жизни и деятельности которых легенда становится правдой, а правда — легендой.

Не случайно прототип героя одной из первых книг Юлиана Семенова о разведчиках — киевлянин Евгений Березняк, всячески подчеркивавший, что его имя по «легенде» было «капитан Михайлов», а кличка «Голос», в конце концов, согласился дать своей новой книге «Евгений Березняк рассказывает» подзаголовок «Воспоминания майора Вихря».

Книга эта увидела свет благодаря издательскому дому «Военная разведка» и Фонду ветеранов военной разведки Украины, которые любезно предоставили ее газете «Время».

Стереть Краков в прах и пыль…

В ночь с 18 на 19 августа 1944 года группа советских разведчиков «Голос» была заброшена в район Кракова во вражеский тыл. С этой фразы Евгений Березняк множество раз начинал свой рассказ о том, как группа 156 дней действовала в Польше.

Она должна была вести наблюдение за воинскими перевозками через краковский узел железных и шоссейных дорог. Особенно интересовал гарнизон Кракова, дислокация немецких частей и подразделений. Перед группой также стояла задача разведать и проверить укрепления на Висле и в районе Кракова. Разведка плана минирования города изначально ни в какие задачи не входила, потому что никто даже подумать не мог, что немцы попытаются вообще стереть с лица земли один из самых древних и прекрасных польских городов.

Как вспоминает Евгений Березняк, первые сообщения о том, что гитлеровцы собираются взорвать Краков, советские разведчики получили от польских подпольщиков, а именно от Юзефа Присака. Он был сторожем на частных усадьбах в пригороде Кракова. Юзеф пригласил к себе в гости немцев, которые рыли странную траншею по направлению к городу, и угостил их самогоном. Навеселе немцы разболтали, что готовится взрыв Кракова, и даже паясничали, изображая, как это будет выглядеть.

Так возникла догадка: чтобы взорвать город, немцы прокладывают кабель. Информация подтвердилась и из других источников. Немцы днем и ночью везли в город огромное количество взрывчатки.

О деятельности разведывательной группы «Голос» после этого были написаны десятки статей, снято несколько художественных и документальных фильмов. Наиболее известные из них — роман Юлиана Семенова «Майор Вихрь» и одноименный фильм.

Однако в своих воспоминаниях легендарный разведчик Евгений Березняк постоянно подчеркивает, что в жизни, в отличие от романа и кинофильма, спасение Кракова не было заслугой горстки отважных людей.

Никто из группы «Голос» не взрывал своими руками смертоносный кабель.

Действия группы разведчиков — лишь одно из многочисленных звеньев, обеспечивающих успех выполнения задач, поставленных Ставкой Верховного Главнокомандования.

Сначала был пленен инженер краковского укрепрайона Курт Пеккель и сомнений в задуманной фашистами акции уже не оставалось. Планы немецкого командования подтвердил и Гартман, высокопоставленный немецкий офицер, осведомитель советской разведки по кличке Правдивый. Он даже составил схему минирования Кракова, которая была немедленно направлена через линию фронта. И, благодаря этому, был скорректирован маршрут передовых частей советских войск.

Войска маршала Ивана Конева первым делом прорвались туда, где был установлен «рубильник». Саперы обезвредили его, и город был спасен.

А перед группой «Голос» в это время уже стояла другая задача: передислоцироваться в Силезию, там легализоваться и продолжить выполнение боевых заданий.

Как «Голос» стал «Вихрем»…

В начале 60-х годов писатель Юлиан Семенов, собирая материал для своего очередного романа, побывал в Кракове, где ему рассказали невероятные истории о деятельности советских военных разведчиков, благодаря которым был спасен древний польский город. Но деталей толком никто не знал. Семенов обратился к начальнику Главного разведывательного управления МО СССР, генерал-полковнику П. И. Ивашутину с просьбой дать ему возможность ознакомиться с делом разведывательной группы «Голос».

И через год писатель завершил работу над рукописью новой книги и сценарием для одноименного кинофильма, получившего название «Майор Вихрь». По признанию автора, главный герой воплотил в себе лучшие характерные черты трех знакомых ему разведчиков. Причем фактическая канва была «списана» именно с Березняка, хотя общались они друг с другом… только по телефону. Писатель не захотел встречаться с Евгением Степановичем, дабы документальный уклон не мешал свободному творческому воплощению сюжета.

«Сюжет романа был действительно захватывающим, подлинность исторических прототипов не вызывала сомнения, сложность задач, которые решали разведчики, и условия, в которых они действовали, были правдоподобными. Все это делало роман остросюжетным, динамичным и достоверным. Книга стала одной из самых популярных и среди военных разведчиков, и среди ветеранов войны, и среди молодых читателей не только в Москве, но и по всей стране», — отмечает в своей статье историк Владимир Лота.

Интересно, что замечательный актер Вадим Бероев, сыгравший главную роль в «Майоре Вихре», поразительно похож на молодого Евгения Березняка.

Впервые в советском кино он показал образ интеллигентного и мужественного разведчика, которому противостоит достойный, но очень жестокий враг. Вадим Бероев покорил зрителей своей яркой игрой и сдержанной манерой исполнения, не характерной для актеров того времени, и стремительно стал в Советском Союзе одним из символов мужественной красоты 60-х годов.

Уже после выхода на экраны фильма в газете «Известия» появилась публикация «Здравствуй, майор Вихрь», и все узнали, что «этот Вихрь», оказывается, жив-здоров и работает в Министерстве просвещения Украины начальником главного управления школ. Это была сенсация!

Говорят, коллеги ехали в Киев даже из периферийных облоно и районо, чтобы своими глазами посмотреть, как Березняк превратился в «майора Вихря».

Лишь спустя два года архивные документы изучил и сам резидент «Голоса», который в 1971 году написал подробную документальную книгу «Я — «Голос».

50 лет спустя…

В 1963 году правительство Польской Народной Республики наградило советского военного разведчика Евгения Березняка высшим польским орденом «Виртути Милитари» и Золотым Крестом партизанской славы. Но в Польшу его не пустили. В отделе зарубежных связей ЦК КПУ ему сказали, что «сейчас в Кракове неблагоприятная обстановка, чтобы туда ехать». На что тот ответил:

— А что, в августе 1944-го, когда в городе орудовали гестапо, абвер и тысячи их агентов, была более благоприятная обстановка?

Наконец, «майор Вихрь» все же оказался в Кракове — в 1975 году, в день 30-летия освобождения города от немецко-фашистских захватчиков.

Евгений Степанович побывал в краковском Ягеллонском университете, где учился и преподавал Коперник. Там и сейчас можно увидеть глобус и другие вещи, которыми пользовался великий астроном.

— Вначале я выступал с переводчицей, — описывает Евгений Степанович встречу со студентами, — а через пять минут моего выступления в зале стали кричать: «Не надо переводчицы!». Оказалось, что все студенты понимают русский…

На празднование 50-летия освобождения Кракова в 1995 году членов разведывательной группы «Голос» власти Польши уже не сочли нужным пригласить. Это сделали общественные организации — Союз польских офицеров и Совет польских партизан.

— За день до торжества я зашел к консулу России в его рабочий кабинет, — рассказывает Евгений Березняк. — У него на столе лежала газета «Голос Кракова». Я быстро пробежал глазами статью на первой странице, в которой было предупреждение: кто придет 18 января к памятнику благодарности Красной армии, тот, дескать, будет чествовать оккупантов своей страны и тем самым вычеркнет себя из списков поляков.

На следующий день состоялась большая конференция, посвященная 50-летию освобождения Кракова. В зале было немало тех, кто с яростным удовольствием бы подписался под статьей в «Голосе Кракова». Но слово гостю из Киева все же дали…

— Панове, почему вы нас называете оккупантами? — спокойно начал «майор Вихрь». — Почему вы меня называете оккупантом? Почему вы называете оккупанткой мою радистку Анку, которой не исполнилось в то время и 18 лет? Когда мы десантировались в район Кракова, мы знали, что большинство таких, как мы, погибают, но мы согласились лететь к вам и помочь освободиться от фашистов. Почему вы называете оккупантами тысячи солдат и офицеров, которые лежат в краковской земле и которые погибли за освобождение вашего города? А вы знаете, что если бы не армия маршала Конева, не группа разведчиков, не было бы университета, в котором сейчас проходит эта конференция, не было бы знаменитого костела, резиденции королей…

В зале наступило гробовое молчание. А потом стали раздаваться аплодисменты, сначала редкие, затем все нарастающие, и вот уже зал стоя аплодирует Евгению Березняку.

— Спасибо вам, — тихо сказал «майор Вихрь». — За вашу порядочность и понимание, а также за то, что в свое время помогли нам выполнить наше задание.

И добавил:

— А негодяи есть и в нашей стране.