Гениальная математическая династия из Харькова

Во всех энциклопедиях мира о нем пишут как о советском, украинском и американском математике, лауреате Филдсовской премии. Владимир Гершонович — член-корреспондент Национальной академии наук Украины (1992), член Американской академии искусств и наук (2008).

А вот его отец, тоже блестящий математик и преподаватель Гершон Дринфельд, менее известен. Более того, даже на своей родине — в Харькове, он практически неведом широкой общественности.

Нелли Стрельченко, заслуженный учитель Украины, математик, преподаватель Харьковского физико-математического лицея №27, в юные годы была студенткой Гершона Ихелевича. И навсегда сохранила искреннее восхищение и уважение к этому удивительному человеку.

Двое в весеннем парке

— Весенними днями мы, студенты Харьковского государственного университета им. Горького, любили гулять в одно­именном парке. И частенько встречали там двух красивых мужчин — большого и маленького. Они неспешно и с достоинством разговаривали о важных вещах. Говорил в основном старший, а младшенький, вместо того чтобы прыгать, бегать и капризничать, как полагается пятилетнему мальчику, внимательно слушал, иногда деликатно и спокойно что-то возражая взрослому. Мы иногда шли за ними, восхищались и очень жалели, что не имеем возможности стать участниками беседы, так как знали, каким интересным собеседником может быть Гершон Ихелевич Дринфельд. А это были именно он и его сын, пятилетний Володя, — вспоминает Нелли Стрельченко.

В 1950—1960 гг. Гершон Ихелевич был куратором группы, в которой училась Нелли Наумовна. А также он читал курс математики. Читал блестяще — стремительно, эмоционально, вдохновенно. Читал на безукоризненном, чистейшем украинском языке, коим владел превосходно. Нелли Стрельченко рассказывает: когда Гершон Ихелевич впервые появился в университетской аудитории, он предупредил, что будет читать лекции на украинском. Часть студентов попыталась выразить недовольство, тогда математик сообщил — не нравится украинский, могу читать на английском. Сделал это он потому, что сам, будучи исключительно толерантным, трудолюбивым и пунктуальным человеком, старался привить эти качества и у студентов. А еще потому, что был бесконечно предан и безмерно любил Украину. Впрочем, очень скоро ребята забыли о былых разногласиях с преподавателем — их захватила такая же всепоглощающая страсть к математике, которую просто излучал Дринфельд. Не удивительно, что студенты ходили за ним «хвостиком». Не только Нелли Наумовна, но и другие ребята, которым посчастливилось поступить на университетский мехмат, до сих пор вспоминают Гершона Ихелевича с любовью. И отмечают его удивительную человеческую мудрость.

Педагог от Бога

Кроме ХГУ, Дринфельд читал курс математики в Харьковском высшем военном командно-инженерном училище ракетных войск им. маршала Советского Союза Н. И. Крылова. Его бывший студент Александр Эрнст вспоминает:

— Чтобы разрядить обстановку и не дать нам «уснуть», профессор Дринфельд часто делал паузы и шутил с избранными слушателями, которые вместе со всеми смеялись. Из наших рядов в «шутники» был выдвинут Петя Соловьев по кличке «Птица»…

Однако, несмотря на веселый, легкий характер, к вопросам выбора жизненного пути студентами Гершон Ихелевич относился очень серьезно. Он часто говорил, что сколько бы на мехмате ни было мест, свою жизнь с математикой свяжут не более 5-6 человек с курса. Кстати, очень часто именно преподавательский талант Дринфельда определял, кто именно попадет в число тех самых «пяти-шести». Так, сам Эрнст решил после 3-го курса уйти из училища именно потому, что благодаря Дринфельду «насмерть» влюбился в математику. Но просто так уйти из военного вуза в советское время было невозможно. Спешно было созвано собрание, на котором «заклеймили» позором «предателя», отказавшегося стать советским офицером. Но молодой человек стойко все перенес и никогда не пожалел о своем выборе. А о своем учителе, профессоре Дринфельде, он говорит с трепетом: «Гершон Ихелевич был педагогом от Бога. В нем были не только интеллигентность, но и мудрость человека, который всегда готов войти в обстоятельства другого. Его любили все. Он был тем центром, через который мы все были связаны. Так как я повадился сдавать экзамены досрочно, чтобы пораньше уехать домой, то Дринфельду я сдавал экзамены у него дома. Постепенно я стал вхож в их семью. Гершон Ихелевич выслушивал мой вопрос, долго думал и как настоящий мудрец давал совет. Мы часто ходили с ним гулять в парк Горького. По пути он рассказывал мне, на какие разделы математики нужно обратить особое внимание. Годами позже я воспользовался его советами. Я был знаком с его сыном Волей (семейное имя Володи), который был на 4 года младше меня и уже успел стать победителем всемирной олимпиады школьников по математике (в 15 лет). В силу своей гениальности он был аутичным ребенком. Только такой гениальный педагог, как его отец, мог направлять развитие мальчика. Я для Воли был одной лишь тенью из многих… В 1990-е я часто видел профессора, шествующим по Сумской в овощной магазин. Его супруга работала преподавателем в юридической академии, и мы были коллегами. Она помнила меня еще со времен моей юности, но никаких отношений, даже по работе, у нас не было. Она была человеком очень строгих понятий».

Сын за отца

Отцом Гершон Ихелевич стал в 46 лет. Удивительное совпадение — умер он, когда его сыну Володе также исполнилось 46…

Владимир Дринфельд (Воля) учился в Харьковской физико-математической школе (ныне лицей) №27. Нелли Стрельченко по крупицам собрала уникальный материал об этом периоде его жизни. Именно в 27-й школе Владимир написал свою первую математическую работу. В ней он решил математическую проблему, над которой работал два года. Затем поступил Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, который окончил в 20 лет. А уже в 23 года защитил кандидатскую диссертацию как аспирант МГУ. В 1970-х стал известным математиком. Правда, для молодого доктора математики ни в одном вузе Харькова работы не нашлось. Это сегодня его имя любят вспоминать и в Украине, и в России, и в других странах мира. А в конце 1970-х его отправили с глаз подальше — в Уфу, где он четыре года тихо преподавал. В Харьков он смог вернуться лишь благодаря содействию Николая Боголюбова, украинского физика-теоретика, академика АН СССР, собственно, академика №1 Союза. Произошло это благодаря тому, что в 1941 г. Николай Боголюбов в эвакуации в Уфе часто встречался с Гершоном Ихелевичем. И навсегда сохранил глубокое уважение к этому талантливому и скромному человеку. Благодаря помощи Боголюбова Владимир Дринфельд в 1981-м наконец-то был принят в Харьковский институт низких температур, где написал ряд блестящих работ в области математической физики и абстрактной математики. В 1986 г. В. Г. Дринфельд прочитал судьбоносную лекцию на Математическом конгрессе в Беркли, в которой сделал обзор результатов в новом научном направлении, которое сам же и разработал. За создание теории квантовых групп и выдающиеся результаты в теории чисел 21 августа 1990 г. на Математическом конгрессе в Киото Владимир Дринфельд был награжден медалью Филдса (аналог Нобелевской премии для математиков). В 1992 г. Дринфельд был избран членом-корреспондентом АН Украины. Активно занимается наукой он и ныне. В 1999 г. Владимир Гершонович был приглашен на должность профессора Чикагского университета, где работает по сей день.

Математическая династия Дринфельдов — это гордость Харькова и всей Украины. Несправедливо, что на их Родине об этом порой забывают.