«Империя ангелов»: паранормальная реальность

Спектакль по мотивам одноименного романа самого популярного сегодня в Европе французского писателя Бернарда Вербера определен как трагикомедия, но по своей жанровой ориентации оказался близок к фантасмагорической мелодраме.

Стилевое расхождение очевидно по всем про­фес­сиональным кри­териям, а потому имеем право оценивать результат только по законам, соответствующим его фактической жанровой природе.

«Трагикомический по­лет» звучит красиво и, вне всякого сомнения, такое словосочетание могло бы обернуться эффектным названием, но не жанровым определением. В помещении, похожем на офис агентства по оказанию населению, скажем так, загадочных услуг, работает Ангел-хранитель (Роман Жиров), весьма смахивающий на частного детектива, которому кем-то свыше поручено осуществлять надзор за конкретными людьми. Только что, забрав с земли Андрея (Антон Жиляков), ангел-опекун предлагает молодому человеку некоторое время поработать вместо себя, предупредив, что действия по отношению к доверенным ему «живым» порою носят достаточно жестокий характер. Например, чтобы доставить кого-либо в небесную канцелярию, необходимо подтолкнуть избранника или под самосвал, как это произошло с Андреем, или придумать другой вариант гибели, но с условием, чтобы уход был не мучительным и мгновенным. Нетрудно догадаться, что Андрею придется иметь дело со своей невестой Наташей (Марина Козюлина). Видя замешательство нового сотрудника, опытный ангел-хранитель уже сплел затейливую интригу, поручив Андрею параллельно наблюдать за французским юношей. Начинающий писатель Жак (Александр Шпилевой) работает официантом в парижском ресторане и сочиняет роман о крысах. И Жаку и Наташе нынешнее положение ненавистно: один хочет писать и издавать романы, а другая, в совершенстве владеющая французским языком, желает соответствовать своей мечте — быть переводчиком. Нервы их на пределе, а мысли безрадостны. С каждым днем все больше убеждаясь в своей никчемности, они приходят к мысли о самоубийстве.

Ангелы закручивают нити судеб парижанина и москвички таким образом, что Жак оказывается на презентации своего первого романа в Москве, а функции переводчика выполняет Наташа. Далее всё идет по хорошо отлаженному замыслу ангелов: любовь, семья… Таким образом и волки оказываются сыты, и овцы целы.

Финал спектакля соответствует классике мелодраматического жанра, когда все случается так, как заранее было предопределено в завязке интриги, кстати, очень хорошо проведенной Романом Жировым.

К сожалению, режис­серу-поста­нов­щи­ку этого показалось мало, и он превращает истинную развязку во мнимую. Начинает то же повествование, что в начале, только меняет исполнителей ролями. За «уши» притянутая мораль вмиг развенчала полюбившуюся нам героиню. Наташа, прошедшая через череду трагических внутренних конфликтов и таких судьбоносных испытаний, не сможет не то что совершить, даже думать о содеянном. В результате спектакль не вынес так называемой «перезагрузки» сюжета, от которой маститые режиссеры всегда отказываются даже в самых смелых постановочных решениях.

Неопытность в работе над драматургическим материалом ощутима так же хорошо, как и интересная, профессиональная работа режиссера с артистами. Порадовала выстроенность взаимоотношений между персонажами, их живые оценки происходящих событий и непредсказуемость ответных реакций. Событийный ряд «Империи ангелов» разработан достаточно подробно, что не нуждается в повторном словесном подтверждении. Спектакль, «разжиженный» частыми объяснениями самых незначительных поступков, может обрести целостность сценического образа, если разумно купировать обилие необязательного текста. Необходимо подчинить большое литературное произведение законам театра, превратив роман в пьесу. Концентрация времени, мест действия и предлагаемых обстоятельств требует от режиссера жесткого соблюдения профессиональных приемов на традиционной сцене, но в несколько раз ужесточает свои требования при создании спектаклей на площадках-манежах, где нет привычного для зрителей одностороннего сценического проема.

Трудно из сложившегося актерского ансамбля выделить какого-то одного, очень понравившегося исполнителя — в чем усматриваю самое большое достоинство данной работы. Персонажем, организующим сюжетную линию, и лидером основной интриги является ангел Романа Жирова, позже он поделит инициативу с героем Антона Жилякова. Однако паранормальные персонажи обретают черты реальных людей, а реально существующие герои Александра Шпилевого и Марины Козюлиной, в отличие от них, живут, не касаясь земли ногами. Есть в этом особый смысл или так сложилось само по себе, ответить затрудняюсь, хотя смогу оправдать логику такого те­атрального приема с какой угодно стороны.

Условные декорации, придуманные Натальей Трофимовой, в полной мере соответствуют пространственному решению свое­образного по своим архитектурным особенностям зала.

В завершение хочу еще раз напомнить, что локализованное в единое ядро место действия не терпит лишних подробностей. Избавьтесь от них, и вы только выиграете.