Александр Ирванец: 50 лет спустя

По его словам, само название, отсылающее нас к классике, — это пиаровская концепция издательства «Фолио».

Впрочем, «ХХІ» означает порядковый номер книги. Ровно двадцать одно издание произведений Александра Ирванца увидело свет за 50 лет его жизни. В новой книге — самые лучшие его творения, хотя плохих, как без ложной скромности заметил Ирванец, он и не писал-то никогда.

Когда полвека позади

Презентация сборника представляла собой утонченное литературное шоу — и Александр Ирванец, и харьковский писатель Сергей Жадан, представлявший публике своего наставника в литеретуре, устным словом владеют ничуть не хуже, чем письменным.

Самым главным подарком почитателям творчества Ирванца стали его стихи в авторском исполнении. Автор провел некую поэтическую экскурсию по собственному внутреннему миру — от периода, когда вся жизнь впереди, до времени, когда уже прожито полвека.

Поэт прочел вошедшие в сборник лирические творения, написанные им в 17 лет, когда на дворе был еще Советский Союз, сам Ирванец только закончил Дубнинское педучилище и даже представить себе не мог, что станет литератором и вместе с Юрием Андруховичем и Виктором Небораком создаст литературную группу «Бубабу».

Представил автор и поэзию «пятидесятилетнего Ирванца» — коктейль самоиронии, грусти и большой любви к такой короткой жизни.

О прозе писатель говорил мало, хотя его романы «Рівно/Ровно» и «Хвороба Лібенкрафта», переведенные на множество языков, безусловно, заслуживают внимания. А впрочем, что о них говорить? Динамичную и очень неоднозначную прозу Ирванца надо просто читать.

Что касается литературных пристрастий самого писателя, Ирванец признался, что обожает «Похождения бравого солдата Швейка» Гашека и творения Селинджера. Александру Ирванцу грустно, что многие произведения автора книги «Над пропастью во ржи» уже не будут им прочитаны — Селинджер оставил завещание, согласно которому часть его творческого наследия может быть опубликована только через 50 лет после смерти.

«Пишу, потому что умею»

Многие наши современники знают и любят Александра Ирванца не столько как тонкого лирика, сколько как «народного сатирика» — в сборнике представлены лишь некоторые его остросоциальные творения, зато в Интернете, в частности, в авторских колонках поэта на сайтах, их можно найти множество. — Особенно часто цитируется его романтическая «Балада про вікно», которую Ирванец прочитал харьковчанам и вызвал бурные аплодисменты.

По его словам, в жанре политической сатиры он выступает именно потому, что умеет писать хорошие стихи на злободневные темы. «Я считаю, что даже смешные вещи надо писать серьезно, — говорит Александр Ирванец и шутит: — Постоянно пытаюсь быть певцом режима, но все никак не получается».

Пока еще не вышло у Александра Ирванца и представить широкому кругу читателей свои переводы на украинский язык «Вредных советов» Григория Остера, которые были сделаны по заказу одного из издательств, затем не выдержавшего конкуренции на рынке. Ирванец говорит, что очень постарался сделать эту работу достойно.

Место действия — Харьков

Александр Ирванец буквально осыпал комплиментами Харьков, отметив, что это «потужне українське місто з класними людьми і класною творчою енергетикою». Поэт имеет слобожанские корни — его мама родом из Богодуховского района. Много позже, побывав на фестивале «Апокаліпсис починається звідси», почувствовал, что у Харькова есть особенный украинский шарм.

Кстати, действие следующего романа Ирванца, по его словам, будет происходить в гостинице «Харьков» в 30-е годы прошлого века. Правда, писатель признался, что создает свою прозу долго — около 8 лет на один роман. А впрочем, это не так уж много. С точки зрения вечности.