К чему готовы украинские Воздушные силы

Большинству из нас трудно представить, что на территории Украины может случиться война. Но беда в том, что войну никогда не развязывают простые люди — украинцы, россияне или грузины. Это всегда делают политики. Когда им это выгодно.

Выгодно ли им это сейчас?

Поставьте себя на место нынешнего украинского политика. Разве плохо поиграться словом «война»? Это привлекает внимание журналистов. Увеличивает твою цитированность. И вообще может прибавить тебе голосов соотечественников, которые не отличают патриотизм от популизма. А безопасностью, Вооруженными силами тому же политику заниматься всерьез ни к чему. У него дом в Монако, семья большую часть времени живет в Европе — чего им бояться?

Или представьте себя на месте современного российского политика. Кризис подрывает твою популярность. А внешний враг может ее повысить. К тому же возвращение Украины в лоно империи будет великим достижением великого политика великой страны. Люди точно тебя поддержат. Тем более, что все телеканалы в один голос рассказывают им, как украинцы вооружали грузин, как продались американцам, как издеваются над русским языком и прославляют фашизм. Не преминув добавить, что в этой стране слабая власть, разочаровавшиеся граждане, о Вооруженных силах все забыли. Не то что в России, где кризис кризисом, а оборонный бюджет — вдесятеро больший в пересчете на одного человека, чем в Украине, — никто сокращать не собирается.

И о возможности (не дай Бог) войны Украины с Россией заговорили еще до сделанного на этой неделе в отношении руководства нашей страны заявления Медведева. Еще в мае американский центр «Eurasia Group», исследующий политические и экономические риски в развивающихся странах, назвал Украину среди государств, которые могут быть втянуты в военный конфликт. По мнению центра, вероятность войны будет возрастать с приближением 2017 года — времени, когда завершается договоренность о пребывании российского флота в Севастополе.

Конечно, для нас — это глупость, страшный сон. Мы никогда не будем воевать со страной, где столько наших знакомых, друзей, не говоря уже о родственниках. Но так не думает главнокомандующий военно-воздушными силами России Александр Зелин. За неделю до заявления Медведева он назвал Украину среди стран, с которыми может произойти вооруженный конфликт. Из-за территориальных претензий, — пояснил российский военный.

Вообще пресс-конференция, во время которой он это сказал, была посвящена будущему военно-воздушных сил России. Соседи, похоже, хорошо осознают, какую роль эти силы играют в современных войнах. Что об этом знаем мы?

Для чего сегодня нужны ВВС?

Вот о чем говорит простой обзор последних выводов военной науки.

Персидский залив, 1991 год. «Буря в пустыне». Война США против Ирака. Операция состояла из двух этапов. Первый — воздушная атака с применением тысячи самолетов — длился 40 дней. Второй этап — удар сухопутных сил. После авиации им понадобилось всего четыре дня — иракская армия была вытеснена из Кувейта, США победили. Операция в Персидском заливе вошла в военные учебники как точка отсчета новой эпохи — господства авиации в вооруженных конфликтах.

Опыт, полученный в Персидском заливе, американцы превратили в ключевую военную стратегию. В 1996 году в США появилась концепция развития воздушных сил до 2025 года. В ней, в частности, отмечено: «Способность военной авиации быстро атаковать любую точку земного шара в любое время уникальна».

Югославия, 1999 год. «Союзная сила». Сухопутная группировка НАТО в количестве 20 тысяч солдат всю операцию простояла вдоль югославской границы. Войну вели 28-тысячные военно-воздушные силы Альянса. Наземной фазы вообще не было. «Военная задача была решена исключительно воздушными средствами», — подчеркивает генерал-лейтенант авиации Николай Крюков, профессор кафедры Воздушных сил Национальной академии обороны Украины.

Грузия, 2008 год. «Принуждение к миру». Уже через несколько часов после начала войны российская авиация бомбила военные базы, аэродромы и радиолокационные системы Грузии. Уничтожив стратегические объекты, россияне с первого дня имели преимущество на поле боя. Дальше дело было за сухопутными войсками, постоянно получавшими поддержку с воздуха. «У Грузии были мощные средства противовоздушной обороны. Но саму авиацию российские самолеты уничтожили или заблокировали на аэродромах», — отмечает ведущий эксперт военных программ украинского Центра Разумкова Алексей Мельник.

Еще один факт. Новый президент США Барак Обама весной заявил о намерении значительно сократить финансирование армии. Кризис. В бюджетной заявке Министерства обороны США на 2010 год существенно уменьшается финансирование программ, на которые рассчитывало руководство сухопутных войск. Но авиация — вне кризиса. США, в частности, планируют даже увеличить расходы на закупку армейской авиации — беспилотных летательных аппаратов и вертолетов.

Что делают другие ведущие государства? За последние 15 лет Франция, Великобритания, Германия и Китай увеличили долю расходов на авиацию в своих оборонных бюджетах с 26 — 29% до 35%.

Что делают соседи?

Их текущие военные планы мониторит украинский Центр исследований армии, конверсии и разоружения. По его данным, Польша планирует закупить 80 боевых вертолетов (это после приобретения в течение последних двух лет полсотни американских боевых самолетов), Румыния — 48 самолетов, Чехия — 14 шведских самолетов и американские ракеты «воздух-воздух». Авиационные расходы — наибольшие в структуре общих расходов на обновление вооружений в этих странах.

Турция закупила 100 истребителей. Кроме того, страна готовится до 2012 года запустить спутник. Его главной функцией будет отслеживание военных конфликтов.

Планы России озвучил уже упомянутый главком Зелин. В ближайшие десять лет россияне планируют обновить и модернизировать парк военной авиации на 70%. В частности, речь идет о новых истребителях и бомбардировщиках. Согласно открытым источникам, сейчас на вооружении в РФ находится 2 800 самолетов и вертолетов. Россия имеет все шесть типов авиации, а также два полка беспилотных летательных аппаратов. «До 2025 года объем задач, который полагается на военную авиацию, увеличится в 1,3 — 1,5 раза», — заметил Зелин.

Что с нашими Воздушными силами?

В советские времена на территории Украины базировалось 1500 боевых самолетов. Сколько теперь? По данным Министерства обороны за 2008 год, на вооружении находятся 208 боевых и 39 военно-транспортных самолетов. В том числе 112 истребителей, 24 бомбардировщика, 36 штурмовиков. Все они — еще советского производства.

«В необходимом количестве», — написало Минобороны о наличии систем противовоздушной обороны. По неофициальным оценкам, которые мы собрали, в Украине осталось около 60 — 70 зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) среднего и дальнего действия. Они сосредоточены возле границ и стратегических объектов. В частности, поблизости Киева, Хмельницкой, Ривненской, Запорожской, Южноукраинской, Чернобыльской атомных электростанций, а также Каневской, Кременчугской, Днепровской, Днепродзержинской и Каховской гидроэлектростанций.

Под Севастополем, под Житомиром и около Миргорода есть аэродромы, где базируются истребители. Один-два находятся в состоянии постоянной готовности. В случае необходимости за 5 — 10 минут истребитель должен вылететь в нужном направлении. Если речь идет о нападении или нарушении правил передвижения в украинском воздухе, самолет может использовать оружие. Также он должен оказывать помощь заблудившимся самолетам.

Что о нынешних ВВС говорят эксперты?

«Хорошо, что нам удалось сохранить все типы авиации. Можно было бы сказать, что бомбардировочная авиация — это дорого и она не нужна в мирное время. Но хотя бы одна бригада содержится. В условиях войны наличие всех видов авиации означает, что мы сможем полноценно защищаться от врага и полноценно его атаковать с воздуха, — объясняет генерал-лейтенант Николай Крюков. И добавляет: у Югославии в 1999-м и у Грузии в 2008-м не было бомбардировщиков, и они не могли атаковать войска или стратегические объекты противника».

Другой вопрос — в каком состоянии самолеты всех этих типов авиации? Прошлой осенью на него ответил Виктор Ющенко во время заседания Совета национальной безопасности и обороны. Из 112 истребителей боеспособны 31, из 24 бомбардировщиков — 10, из 12 самолетов-разведчиков — 6, из 36 штурмовиков — 8. Следовательно, к бою готова лишь треть летной техники, вернее — была готова прошлой осенью.

Следующий вопрос — а сколько у нас летчиков? В этом году — также на заседании СНБО — Президент сказал, что за безопасность украинского неба отвечают 200 летчиков. На один самолет, по теории, необходимо полтора летчика. То есть на боеспособные самолеты их хватает. Теоретически. Но стоит обратить внимание на еще несколько цифр, чтобы лучше понять практическое состояние дел. Начинающий летчик имеет зарплату около 2000 гривен. Поэтому часто выпускники военных институтов летать даже не начинают — ищут другую работу. Те, кто служит, а тем более обучается в авиационных училищах, поднимаются в воздух редко. Из-за недостатка горючего. Правительством Юлии Тимошенко в бюджете на этот год на закупку горючего предусмотрено 39 млн. гривен. Для сравнения — в прошлом году было 200 млн.

По оценкам Центра исследования армии, конверсии и разоружения, летчики-истребители из сил быстрого реагирования (они в первую очередь должны быть готовыми!) в этом году будут иметь где-то по семь часов налета. Норма в странах НАТО — 180 часов на человека.

Что планирует делать Генштаб?

Государственная программа развития Вооруженных сил на 2006 — 2011 годы предусматривает дальнейшее сокращение численности самолетов — до 120. Детальнее планы на будущее описал главком Воздушных сил Украины Иван Руснак на научно-практической конференции в июне. «Свідомо» ходило послушать. «Замена боевых самолетов начнется не раньше 2025 года. В ближайшие годы будем модернизировать те, которые сейчас находятся на вооружении», — отметил Руснак. И убеждал, что так делают многие страны.

Важно понимать: даже когда власть решит покупать новые самолеты, встанет вопрос, а продаст ли их нам Россия? Сейчас мы полностью зависим от их авиапрома. Украинские ремонтные заводы, механики и сами летчики ориентированы на самолеты советского образца. А российский авиапром, как отметил в интервъю «Свідомо» на условиях анонимности один из работников украинского Генштаба, загружен заказами на ближайшие несколько десятилетий. «Если мы решим закупать в России самолеты, они не возьмутся за нас, пока не обеспечат себя», — объясняет собеседник.

Госпрограмма развития Вооруженных сил предусматривает, что в течение 2006 — 2011 года на эти цели будет потрачено 26,5% военных бюджетов На сухопутные войска — 34%. То есть пропорция — прямо противоположная по сравнению с развитыми странами, которые переориентируются на авиацию как на ключевой тип вооруженных сил.

К тому же эта программа не выполняется — правительство не выделяет на нее достаточно денег. Дело не только в кризисе — Вооруженные силы никогда не были приоритетом в новейшей истории Украины. Мы забыли римскую истину: «Народ, который не хочет кормить собственную армию, будет кормить чужую». Возможно, пришло время вспомнить.

Разумеется, наши возможности в этом вопросе ограничены. Реанимировать Вооруженные силы, в том числе Воздушные — задача для нового Президента. Но мы можем не голосовать за человека, у которого нет желания и четкого плана это сделать.

Анна БАБИНЕЦ