Первый горсовет и его председатель

От харьковцев — к харьковчанам

Городская дума, избранная в 1910 году, представляла интересы, в основном, промышленников и вузовских профессоров.

Первая мировая война сильно изменила социальный состав Харькова и выдвинула рабочий класс на более значимые позиции. Рабочие и ИТР оборонных предприятий имели бронь от призыва в армию. Харьков уже тогда был центром «оборонки», и в первые военные годы не только увеличил производство на уже имевшихся предприятиях, но и принял на свою территорию эвакуированные вместе с работниками предприятия — ВЭК (ныне ХЭМЗ) из Риги и «Герлях и Пульст» (вошел в 1926 г. в состав ХПЗ, ныне завод им. Малышева) из Варшавы. Городской пролетариат пополнился также крестьянами из окрестных сел и комиссованными по ранению фронтовиками.

После того как об отречении Николая ІІ стало известно в Харькове, на промышленных предприятиях стали проходить митинги рабочих. Как о тех событиях писал в марте 1919 года К.  Оберучев: «И вот, в городах в провинции начали организовываться также советы рабочих депутатов, избранные, конечно, не на основе всеобщего прямого, тайного и равного избирательного права, а путём открытых и случайных митингов на фабриках и заводах с привлечением к ним известных политических и революционных деятелей разных оттенков.

Рядом с этими органами рабочего населения страны создавались и другие.

Это были советы солдатских депутатов.

Несколько странным может показаться организация советов солдатских депутатов (разумея под именем солдат и офицеров, так как и офицеры входили в состав этих советов) как органов местной политической власти, ибо армия должна быть вне политики. Но следует помнить, во-первых, что революция произошла в то время, когда значительная часть мужского населения страны была в рядах армии, а кроме того, сдвиг после векового рабства был настолько велик, что многие мерки минувшего времени не могли подойти в данное время к жизни для правильной оценки происходившего.

Так или иначе, советы солдатских депутатов организовывались повсеместно».

2 марта 1917 года в здании городской думы начал работать Харьковский совет рабочих депутатов. Бывший городской голова Д. Багалей без колебаний предоставил здание ратуши. А ведь еще несколько дней назад даже заседание думы могло проводиться там только с письменного разрешения губернатора. В 7 часов вечера открылось первое заседание совета, на котором присутствовало 78 человек с решающим голосом от 43 организаций. Было принято решение на следующее утро провести общегородской митинг, посвященный победе революции.

С восьми часов утра люди высыпали на улицы. Организованными колоннами пришли на площадь рабочие фабрик и заводов, воинские части, студенты. С балкона здания думы с речью выступил большевик Ефим Тиняков, пришедший на митинг прямо из тюрьмы. Демонстрация закончилась парадом воинских частей харьковского гарнизона.

Первым делом революция приступила к ликвидации полицейских участков. Стихийно возникавшие группы, вооружившись отобранным у полицейских и жандармов оружием, присваивали функции охраны жизни и имущества харьковцев и именовали себя милицией. Городская дума признала существование милицейских отрядов и взяла их на свое содержание с выплатой заработной платы. 3 марта Харьковский городской совет рабочих депутатов совместно с представителями почти всех заводов и рабочих организаций рассмотрел вопрос «Об организации рабочей милиции». Старый полицейский аппарат ликвидировался, полицейские разоружались и разгонялись, а на их место по решению совета все заводы и фабрики города и его окрестностей избирали милиционеров по развёрстке исполнительного комитета. Всего было необходимо избрать 500 милиционеров.

20 марта совет рабочих депутатов объединился с созданным 8 марта советом солдатских депутатов. По его решению был введен 8-часовой рабочий день, карточная система на хлеб и важнейшие продовольственные товары.

Первый председатель

Возглавил совет рабочих депутатов Михаил Николаевич Лазько. Его имя мало что говорит нынешним жителям Харькова. Попробую восстановить его жизнь по тем осколкам, которые удалось найти.

Он родился в 1887 году в Харькове, о его отце в то время есть такие сведения: «Лазько Николай Николаевич — крестьянин г. Харькова, собственный дом по ул. Петинской №72». Судя по адресу и сословной принадлежности, Н. Н. Лазько был в Харькове недавно и был одним из первых рабочих паровозостроительного завода. Михаил получил начальное образование в приходском училище и стал токарем. В 1905 году он вступил в РСДРП к меньшевикам и неоднократно арестовывался за нелегальную подрывную деятельность.

Работа на оборону избавила его от призыва в армию, и к марту 1917 года он трудился на заводе «Герлях и Пульст», где его и избрали в совет. После объединения советов он стал заместителем председателя.

В 1920 году Лазько переходит из меньшевиков в большевики и отправляется агитатором на польский фронт. В архиве Троцкого мы находим такую информацию: «Лазько М. — партийный работник в Москве, участник объединенной оппозиции 1926—1927 гг. В конце 1927 г. исключен из ВКП(б) и затем сослан в поселок Тургай в Северном Казахстане. Дальнейшая судьба неизвестна».

Однако два сообщения проливают свет на его последние годы. Первое из них таково: «Лазько Михаил Николаевич. Родился в 1887 г., г. Харьков; безработный. Проживал: г. Архангельск. Арестован 20 февраля 1936 г. Приговорен: особым совещанием НКВД СССР 9 августа 1936 г., обв.: по ст. 58—10 ч.1, 58-11 УК РСФСР. Приговор: лишен свободы сроком на 5 лет. Реабилитирован 26 декабря 1959 г». (Поморский мемориал: Книга памяти Архангельской обл.). Со сменой руководства НКВД и приходом туда Ежова произошел пересмотр приговоров троцкистам, и бывших оппозиционеров судили вторично за то же самое. Книга памяти Республики Коми дает такую информацию: «Лазько Михаил Николаевич. Родился в 1887 г., Украина, г. Харьков; украинец; заключенный Ухтпечлага НКВД. Арестован 23 октября 1937 г. Приговорен: тройка при УНКВД Архангельской обл. 27 декабря 1937 г., обв.: по ст. 58—10, 58-11 УК РСФСР. Приговор: к высшей мере наказания».

Вот так и закончилась жизнь главы первого горсовета. Сам же совет был переформирован за 1917 год дважды. И по сей день он заседает в том же здании, только перестроенном до неузнаваемости.