На волоске от чуда

Один из них — Владимир Казарян, уроженец города Орехова Запорожской области, выставка работ которого уже несколько лет экспонируется в Харькове.

Уникальные работы мастера, поражающие своими маленькими размерами, можно увидеть только сквозь увеличительные стекла микроскопов. Они помещены в специальные вакуумные шары с индивидуальными микроскопами, к каждому из которых, в зависимости от микроминиатюры, подобрано специальное увеличение от 50 до 500 раз. На первый взгляд, если не заглядывать в микроскоп, — обычная швейная игла, спичка или выпавший волос. Присмотришься — и на их кончике увидишь маленькую точечку или фигурку, которая под микроскопом превращается во вполне объемную скульптуру, например, Владимира Высоцкого, стоящего на маковом зернышке, или микрокамею с Александром Пушкиным на рисовом. В обработанном кошачьем усе вдруг оказывается целый зоопарк из девяти животных, а на человеческом волоске в ушке иглы — балансирующие слоны-эквилибристы. Есть и букетик любимых цветов мастера — красных роз, лепестки которых он делает из чешуи рыбы, а стебельки — из человеческих волос.

Если другие микроминиатюры Владимир Казарян не повторяет, то эти букетики часто дарит женам президентов, чьи мужья стали лауреатами основанной им в 1994 году премии «Роза мира». А это были и Билл Клинтон (США), и Хосни Мубарак (Египет), и Борис Ельцин (Россия), и Леонид Кравчук (Украина), и Леонид Кучма (Украина)…

Но работать в одной теме ему неинтересно. Микроминиатюры выставляются во многих странах мира, поэтому их тематику он, соответственно, старается подбирать близкую каждому, будь то в национальном или религиозном отношении. На тонкой пластине выгравирует древнюю египетскую богиню, а на рисовом зерне напишет Лик Спасителя и покроет его золотом. На них же создаст и портреты Тараса Шевченко, Леонардо да Винчи, Лучано Паваротти, Чарли Чаплина…

И в жизни, и в искусстве для мастера приоритетными остаются такие человеческие ценности, как стремление к добру, любви, миру. Не зря же Владимира Казаряна называют «Человеком Мира»!

Как и все микроминиатюристы, он — самоучка. Этому искусству нигде не обучают специально и, как правило, признанные мастера не имеют учеников. Человек приходит к нему сам, путем долгих поисков и проб, или оно находит его само. Хотя, в отношении Казаряна это звучит немного по-другому. Его отец — основатель микроминиатюры Эдуард Тер-Казарян. Не смотря на это, он всему учился сам, и техника его работ отличается от родительской, хотя, увлечение микроминиатюрой таки передалось ему от отца, также как и художественный вкус, и чувство прекрасного от матери — драматической актрисы Ольги Величко.

Первую свою микроминиатюру летчика-истребителя трижды героя СССР Александра Покрышкина Казарян сделал в восемнадцать лет. Сегодня, к пятидесяти трем годам, у него насчитывается более пятисот работ, которые выставляются в музеях и хранятся в частных коллекциях (например, Арнольда Шварценеггера).

Но на этом не заканчиваются увлечения мастера. Конечно, такое занятие требует большой концентрации и силы воли, ведь любое неосторожное движение может привести к тому, что фигурка будет испорчена. Поэтому работать приходится только с маской на лице, чтобы исключить возможность разлетания во все стороны деталей при вздохе-выдохе, и со специальными микроинструментами из закаленной стали, платины и осколков искусственных алмазов, которые Владимир Казарян, как и любой другой микроминиатюрист, делает самостоятельно. Порой на их изготовление уходит больше времени, чем на само изделие, да и в процессе работы они могут сломаться. Сколько может прослужить инструмент, который тоньше человеческого волоса?..

Занятия микроминиатюрой оказывают большие нагрузки на человеческий мозг, от кропотливой и мелкой работы быстро устают глаза, поэтому мастер «переключается» на другие виды творчества — пишет стихотворения и песни, сочиняет к ним музыку. Потом с ними выступает на концертах, где поет и играет на различных музыкальных инструментах.

Кроме того, Владимир Казарян еще и философ. В основе его мировоззрения лежит фраза «Все невозможное сделать возможным». Свое предназначение он видит в том, чтобы показать, что человеческие возможности неограниченны, и оставить миру как можно больше созданных им микроминиатюр.

В одном из своих сти­хо­тво­рений-афоризмов, поражающих глубиной при лаконичности формы, он написал: «Я, как паук, узор плету из паутины, чтоб миру подарить чудесные картины. Я тку златую нить из чувств своих и мыслей, а кружева мои — то смысл, то символ жизни».

Наверное, более емко и сказать нельзя.

А еще мастер мечтает создать в Харькове, к которому у него особенно теплое отношение, собственный музей, где бы его работы всегда смогли видеть все желающие.

Дарья ЗЕЛЕНСКАЯ