Гармония в разрезе скальпеля

Николай Петрович Тринклер своим трудом достиг колоссального уважения коллег и пациентов далеко за пределами не только Харькова, но и страны.

Путь к себе

Николай Тринклер родился 19 (по старому стилю — 7) ноября 1859 года в Санкт-Петербурге в семье мелкого служащего. Здесь он успел получить только начальное образование в частной немецкой гимназии. Стремясь спасти детей, умирающих в сырой и холодной столице от туберкулеза, родители решили переселиться на юг империи. В дальнейшем будущий профессор медицины обучался в Симферопольской классической гимназии, которую окончил с золотой медалью. Впрочем, в те годы юный Николай Тринклер мечтал вовсе не о врачевании, он хотел продолжить учебу на историко-филологическом факультете в Дерпте. Однако родители настояли на поступлении на факультет медицины в Харьковский университет, благодаря чему отечественная медицина через время обогатилась уникальными исследованиями и методами хирургического лечения болезней сразу по нескольким направлениям.

В те годы в Харькове изучались и совершенствовались самые передовые методы оказания помощи пациентам и студент Тринклер успешно совмещал учебу в университете с научной работой и помощью людям, обращавшимся в факультетскую клинику. Так, его научная работа «О строении слизистой оболочки желудка», написанная на третьем курсе, была отмечена золотой медалью. Будучи на четвертом курсе университета, Тринклер уже заведовал клинической лабораторией. А еще до окончания учебы он был зачислен внештатным ординатором клиники — редчайший случай в медицинской практике того времени.

В 1884 г. Николай Тринклер с отличием закончил университет и получил звание «уездный врач». Однако отъезду молодого специалиста в деревню помешали сразу два предложения продолжить научную работу, поступившие от кафедры патологической анатомии и из факультетской хирургической клиники. Не зная, какое выбрать, Тринклер обратился за советом к своему педагогу, патологоанатому

В. П. Крылову. И старый профессор, преодолевая соблазн привлечь на свою кафедру талантливого специалиста, посоветовал ему идти в хирургию, заметив, правда, что в прозекторскую все равно придется заглядывать часто, поскольку «к этому принуждает жизнь хирурга».

Пионер асептики

Работая под началом известного хирурга, профессора В. Ф. Грубе, а позже и самостоятельно, будучи уже маститым ученым, Тринклер постоянно исследовал возможности применения новых методов хирургического лечения болезней самых разных органов, которые он диагностировал с удивительной точностью, а также злокачественных опухолей. Вопреки расхожему мнению о «жесткости» хирургов, доктор Тринклер был очень чувствителен к чужой боли и нередко, услышав крики пациента, брался сам завершать процесс перевязки. Если же видел, что больной обречен, решительно отказывался от хирургического вмешательства, дабы не причинять человеку лишних страданий. Неудивительно, что пациенты его любили. Тем более что очень часто он совершенно бескорыстно оперировал бедняков. И это при том, что тяжелое материальное положение семьи, болезнь брата и сестры, вынуждали Тринклера зарабатывать на жизнь частной практикой, совмещая ее с научной деятельностью и работой в университетской клинике. Наряду с этим молодой ученый, защитивший в 1889 г. докторскую диссертацию, регулярно посещал ведущие европейские клиники, участвовал в международных съездах хирургов.

Именно после одного из таких конгрессов, прошедшего в Берлине в 1890 году, Николай Тринклер привез в Харьков чертежи, по которым был сделан первый отечественный стерилизатор хирургических инструментов. Появление асептики стало самым настоящим прорывом в мировой хирургии, ведь до этого даже виртуозно проведенные операции нередко имели летальный исход из-за заражения открытых ран микробами. Сепсис в те времена был постоянным спутником хирургических больниц. Вместе со своим учителем В. Ф. Грубе Тринклер активно взялся за внедрение принципов асептики в факультетской хирургической клинике, откуда они распространились на другие медицинские учреждения Харькова и всего юга Российской империи.

Не Москва и не Стокгольм…

К началу ХХ века профессор Тринклер был уже широко известным врачом. Множество пациентов старались попасть на прием или операцию именно к нему, коллеги из различных клиник то и дело приглашали на консультации. Так пришло время создания частной больницы, на которую, впрочем, у Тринклера не хватало средств, и в этом ему помог его давний друг профессор

А. Г. Подрез, который безвозмездно передал Тринклеру помещение своей лечебницы на улице Чернышевской.

Открыв в 1906-м больницу на 75 коек, Тринклер смело внедрял в ее стенах все передовые достижения медицины, по-прежнему не отказывая в помощи бедным горожанам. Все это время он продолжал работать и в клинике медицинского факультета, которую возглавил в 1913 году. По воспоминаниям его коллег, Тринклер оперировал уверенно, очень аккуратно и практически бескровно, так что присутствующие иной раз просто любовались отточенными движениями скальпеля в его руках. Сам Николай Петрович (кстати, хорошо игравший на фортепиано и недурственный художник) говорил о своей работе так: «Я получаю одинаковое удовлетворение от хорошего разреза, от возможности владеть кистью и создавать по желанию те или иные гармонические созвучия».

В то время Тринклер был, без преувеличения, одним из самых популярных хирургов в России. Ему предлагали возглавить кафедру хирургии в Московском университете, а после двукратного участия в работе жюри по Нобелевской премии — кафедру в Стокгольме, поступали предложения и из других городов, но Николай Петрович неизменно отказывался покинуть ставший для него родным Харьков.

По следам земляка

После революции Тринклер продолжал руководить факультетской клиникой. А свою лечебницу, переименованную в «больницу Красного Креста», передал государству. Не имея собственных детей, он продолжал считать эту больницу своим детищем и надеялся, что после его смерти в ней будет организован стационар для онкологических больных.

В 1925 году в Харькове торжественно отметили 40-летний юбилей профессиональной деятельности известного врача. Увы, это был последний год жизни Тринклера. Несмотря на слабое сердце, в июле он еще продолжал оперировать больных, а 10 августа, будучи на отдыхе в Евпатории, неожиданно умер.

Н. П. Тринклера похоронили в Харькове, рядом с могилой его учителя В. Ф. Грубе. Сразу же после смерти доктора его именем были названы улица, на которой располагалась факультетская хирургическая клиника, сама клиника и 29-я советская больница на улице Чернышевской, преобразованная из больницы Красного Креста (теперь в этом здании располагается институт дерматологии и венерологии).

Со временем, в процессе неоднократного перепрофилирования и реорганизации медицинских учреждений имя Тринклера исчезло из их названий. Осталось оно только в наименовании улицы...

В музее истории Харьковского национального медицинского университета, который ведет свое начало от факультета медицины Харьковского университета, хранятся некоторые личные вещи Н. П. Тринклера: его пенсне, диплом о защите доктора медицины и два тома рукописных лекций по клинической хирургии, над которыми он работал до самой смерти, но так и не успел издать.

Вдова Тринклера пережила его почти на 40 лет. Все эти годы она жила в квартире при больнице на улице Чернышевской. Надежда Викторовна умерла в 1962 году и была похоронена в одной могиле с мужем.

— За многие десятилетия памятник на могиле Тринклера на 2-м кладбище начал разрушаться, — рассказывает директор музея истории ХНМУ Жаннетта Перцева. — И тогда по инициативе кафедры факультетской хирургии, которую когда-то возглавлял Тринклер, были собраны средства и несколько лет назад установлен новый памятник. А вот дом Тринклера на Садово-Куликовской улице (ныне — улица Дарвина), скорее всего, не сохранился. Не так давно по просьбе одной туристической фирмы, разрабатывающей экскурсионные маршруты, связанные с именами известных харьковских ученых, мы еще раз попытались найти это здание, но — безрезультатно.

Опрос

Кем был Николай Тринклер?

Сегодня исполняется 150 лет со дня рождения выдающегося харьковского хирурга Николая Петровича Тринклера.

Как известно, его имя носит одна из центральных улиц Харькова. А знают ли те, кто здесь живет или работает, в честь кого названа улица?

Светлана Вакарчук, студентка:

— Знаю, что она названа в честь ученого, который, если я не ошибаюсь, сделал какие-то открытия в области медицины. Какие именно, увы, не помню. Думаю, Тринклер либо учился в Харькове, либо работал здесь.

Нина Меркулова, продавец:

— Кто такой Тринклер? К сожалению, не знаю. Возможно, революционер, но точно сказать не могу. Стыдно, конечно, ведь дома есть книга по истории Харькова, но все никак не хватает времени ее почитать.

Николай Кинаш, пенсионер:

— Он был известным врачом, но, к сожалению, не помню, в какой области медицины работал.

Виктор Акулич, почтальон:

— Тринклер — медик, хирург или кардиолог.

Владимир Криволапов, главный хранитель Музея природы:

— Тринклер — хирург, профессор, это я знаю наверняка.

Виктор Шероких, охранник:

— Он был выдающимся ученым. Тринклер приносил пользу людям, помогал им.

Роман Лукьяненко, студент:

— По-моему, Тринклер был биологом, но я не уверен. Единственное, что могу сказать — он, видимо, был великим человеком.

Ирина ГАМЕРСКАЯ