«Чтобы сердце не покрыла плесень...». Борис Шрамко — живое достояние Харькова

Ни дня без строчки

С именем Шрамко без преувеличения связано большинство памятников археологии, имеющихся на Харьковщине. Благодаря его многолетней исследовательской работе было сделано множество археологических открытий и в других уголках страны. Четыре десятилетия ученый исследовал Бельское городище (в районе села Бельск в Полтавской области) — поселение периода железного века, которое, по предположениям, является остатками широко известного древнего города Гелон. Античный историк Геродот упоминал его в своих трудах как деревянный город на земле будинов, основанный эллинами, переселившимися сюда из греческих городов.

...До археологического периода в жизни Бориса Андреевича был фронтовой, в том числе и участие в освобождении оккупированного Харькова. С войны будущий археолог Шрамко вернулся с тяжелым ранением ноги, которое давало о себе знать все последующие годы.

К сожалению, сам юбиляр по состоянию своего здоровья не смог принять участие в открытии выставки, большинство экспонатов которой когда-то прошли через его руки. Впрочем, говорят, что он, человек по натуре очень скромный, и раньше всегда стеснялся публичных чествований. Личные поздравления от огромного числа его учеников (многие из которых сами стали крупными учеными), коллег и почитателей, а также телеграммы со всех концов Украины на этот раз принимала дочь Бориса Андреевича. Ирина Шрамко возглавляет Слобожанскую археологическую службу Института археологии Академии наук Украины. В настоящее время на многих объектах она продолжает исследования, начатые ее отцом. Так, раскопки, проведенные службой в 2008 году на ул. Квитки-Основьяненко, доказали давние предположения Б. А. Шрамко о том, что заселение территории нынешнего Харькова произошло задолго до общепринятого 1654 года — еще в XIII веке, и до конца XIV века территория была обитаема. Что же касается знаменитого Бельского городища, Ирина Борисовна рассказывает:

— Бельское городище было открыто еще в начале XX века. А Борис Андреевич эту идею развил и подтвердил новыми находками. Было ли Бельское городище городом Гелоном — до сих пор этот вопрос остается спорным. Однако несомненно, что это был крупнейший в лесостепной зоне и в Восточной Европе город столичного масштаба. Это подтверждается уровнем находок — ремесленных, культовых изделий, домостроительства. Несомненно, этот город был заметен в древнем мире: греки знали его, сюда постоянно приходил приток уникальной греческой продукции. Вероятно, этот город мог быть городом Гелоном. Хотя есть другие точки зрения, которые тоже имеют право на существование. Борис Андреевич начал проводить раскопки Бельского городища в 1958 году. Последний раз он работал на этом городище в 1995 году. Дальше он занимался обработкой материала. Но в экспедиции не ездил, потому что ходить ему было уже тяжело — давала о себе знать раздробленная на войне бедренная кость. А научные работы он пишет и как раз в свой 90-й день рождения завершил очередную статью.

Слово об Учителе

После торжественной части участники открытия выставки вспоминали студенческие и школьные годы (в свое время Б. А. Шрамко курировал археологический кружок во Дворце пионеров), совместную работу в университете, с интересом разглядывали старые фотографии на стенах музея и многие узнавали себя среди участников археологических экспедиций 30—40-летней давности. И, похоже, каждый участник этой теплой встречи и себя чувствовал немного именинником.

Черепки и монеты

Нам расскажут о том,

Что ни в книгах, ни в свитках

Мы нигде не прочтем.

Чтоб о греках, скифах и славянах

Знали в близких и далеких странах,

Мы лопатою своей стальною

Груды почвы древней перероем.

Археологи — народ бродячий,

Археологам нельзя иначе,

Археологам нельзя без песен,

Чтобы сердце не покрыла плесень.

Это слова из песни, сочиненной когда-то Борисом Андреевичем Шрамко в экспедиции на Бельском городище. Его бывшие студенты помнят их до сих пор, как помнят и каждый день, проведенный со своим Учителем.

— Борис Андреевич — человек сложный, — делится воспоминаниями руководитель Средневековой археологической экспедиции Харьковского национального педагогического университета им. Г. С. Сковороды Владимир Колода. — У нас с ним было все — от максимальных духовных взлетов до ссоры. Но все это жизнь со временем сглаживает. Одно можно сказать — это Ученый с большой буквы. Вся современная археология в Харькове начинается с Б. А. Шрамко. Его работы и по прошествии 50 лет имеют научное значение. Он, конечно, тоже у кого-то учился. Но работы его предшественников современного научного значения не имеют. Он провел археологические раскопки или разведки практически на всех значимых памятниках Харьковской области. Это несколько десятков городищ и других объектов. Им, по сути, создана современная археологическая карта Харьковской области. Да, в 1902 году был XII археологический съезд. Но половина этих памятников теперь неизвестна. Нет тех населенных пунктов, к которым они когда-то были привязаны, переименованы урочища и т. д. Сейчас многие памятники, которые, вполне возможно, были известны на рубеже XIX—XX веков, открываются заново. У Бориса Андреевича есть работы по каменному веку, бронзовому веку, раннему железному веку. Он исследовал славянские поселения, Киевскую Русь, Салтовскую культуру. Казацкой археологией не занимался. В то время вся украинистика считалась национализмом. А он был в общем-то советским человеком, сталинского воспитания. Но другим он быть и не мог. Я помню Бориса Андреевича очень властным, категоричным. Например, за шутливую подделку артефакта он мог выгнать из экспедиции. Если она еще не была внесена в опись, можно было надеяться остаться. Но если внесена, то — всё. Кто-то не сдал находку, обнаруженную самостоятельно, не в раскопе, а где-нибудь поблизости — тоже мог быть изгнан. У него можно было попасть под горячую руку, иногда ощутить какую-то несправедливость. Но теперь, с позиции многих лет, я сам, будучи руководителем экспедиции, понимаю, что, возможно, поступал бы точно так же. Ведь экспедиция должна работать и выполнять главную цель — исследовать памятник. Здесь не до сантиментов. ...В Японии есть такой термин — живое национальное достояние. Так вот, Бориса Андреевича можно назвать живым достоянием Харькова — это точно.

Кстати

Руководством ХНУ им. В. Н. Каразина принято решение о создании Музея археологии в главном корпусе университета. Уже выделено помещение для выставочного зала, в котором будут экспонироваться артефакты, хранящиеся сегодня в здании на ул. Тринклера — а это более 200 тысяч экспонатов. Археологи убеждены, что музей станет еще одной достопримечательностью Харькова.