Артист из когорты слонимцев

Из сявок — в актеры

Говорят, что слова «сявка», «тремпель», «марка трамвая» (то есть номер маршрута) родились в Харькове и являются только его лексической принадлежностью. Сявками, например, издавна называют вездесущую детвору, шныряющую по подворотням и знающую в своем районе все уголки и закоулки. Самыми колоритными сявками издавна слыли те, что жили неподалёку от Благовещенского базара, на улице Свердлова (ныне Полтавский шлях) и в районе Москалёвки.

Герой нашего рассказа принадлежал к дворовой компании ся­вок-сверст­ни­ков, пока не поступил в художественную школу им. И. Е. Репина и не подружился с Володей — младшим братом Юрия Беркуна, актера театра им. Моссовета, снявшегося в популярных фильмах тех лет «Принимаю бой» и «Гамлет». В харьковских кинотеатрах, демонстрировавших эти картины, подростков хорошо знали, а они, в свою очередь, наизусть знали фильмы с участием земляка. Однажды мальчишек осенила мысль, что они ничем не хуже самых популярных артистов...

Выучив несколько стихотворений, ребята отправились на конкурсный отбор в драматическую студию харьковского Дворца пионеров и школьников к Петру Львовичу Слониму. В состав конкурсной комиссии входили совсем юные тогда, а ныне маститые артисты: ведущий актер русского драматического театра и педагог Харьковского национального университета искусств народный артист Украины Александр Васильев, преподаватель основ актерского мастерства в Харьковской академии культуры заслуженный артист Украины Павел Кучин. Был среди них и ныне популярный актер московского Малого театра народный артист России Александр Ермаков.

Показ был признан удачным, однако только после строгих наставлений и почти клятвенных заверений в верности избранному делу подростки вошли в состав легендарного поколения слонимцев. Эмигрировавший в США Петр Львович до сей поры поддерживает со своими любимцами связь. Периодически получает короткие записки-воспоминания от столетнего старца из Америки и Сергей Городецкий.

200 лиц артиста

В 1971 году Сергей выдержал творческий экзамен в театральную студию режиссера Бронислава Мешкиса, где его педагогами становятся выдающиеся деятели отечественного театра — народный артист Украины Леонид Тарабаринов и народный артист России (ныне артист БДТ в Санкт-Петербурге) Валерий Ивченко. Сказать, что ему повезло учиться у таких мастеров, — значит не сказать ничего. Такое редкое везение может подарить лишь счастливый случай, выпавший на долю нашего героя.

В студии он встретил красивую девушку Галину Мисюкевич, ставшую спутницей его жизни и родившую ему сына. После учебы молодая семейная пара получила распределение на работу в Ивано-Франковский музыкально-дра­ма­ти­чес­кий театр, где за очень короткое время они вошли в состав ведущих артистов труппы.

— Начал я со срочного ввода на роль Юрка Череса в «Волшебстве синих гор», — вспоминает Сергей Городецкий, — и почти сразу же был задействован в репетициях новых спектаклей. Работа атаковала с первых дней таким страстным напором, что мы едва успевали дышать. Конечно, самым запоминающимся стал период работы над спектаклем «Мой бедный Марат» по пьесе Алексея Арбузова в начале профессионального пути и создание образа Иуды Искариота в спектакле по одноименной пьесе Леонида Андреева накануне переезда из Ивано-Франковска в Харьков.

Обширная география гастрольных туров театра по СССР обязывала насыщать репертуар современной и классической драматургией союзных республик, что обеспечивало гибкий, но достаточно напряженный ритм постановочной работы. Не удивительно, что репертуарный лист артиста Городецкого год от года пополнялся именами персонажей новых авторов пьес. За 20 лет в Ивано-Франковске Сергей сыграл около 200 (!) действующих лиц в пьесах Уильяма Шекспира, Антона Чехова, Франсуазы Саган, Леси Украинки, Ивана Франко, Чингиза Айтматова… Перечислять можно очень долго.

Грустный Берендей

В середине 1990-х художественное руководство ивано-франковского театра резко переориентировало репертуарную политику, сделав крен в сторону пьес западноукраинских авторов с ярко выраженными националистическими взглядами. В труппе произошло так называемое разделение на «своих» и «чужих». При всем лояльно-дружественном отношении к коллегам, приехавшим из Восточной Украины, им давали понять, что при получении ролей, званий и повышении окладов предпочтение отдается «своим». Резко сократился выпуск спектаклей, появилось много неуютного времени, обремененного поиском дополнительного заработка.

Сын к тому времени переехал в Харьков, поступив на актерское отделение института искусств. Жил Иван у бабушки, которая тоже нуждалась в помощи, а её квартира на Полтавском шляхе, доставшаяся еще от владельцев частного особняка XIX столетия, нуждалась в срочном капитальном ремонте.

Тем не менее решение о переезде Сергей и Галина принимали трудно...

Приход Сергея Городецкого в Харьковский театр юного зрителя был воспринят художественным руководством и актерами с нескрываемой радостью. Еще бы — в труппе появился прекрасный артист именно из того поколения, которое в коллективе было представлено очень слабо.

Первое время его забавляли роли взрослого грызуна в пьесе «Все мыши любят сыр» и умного медведя Балу в «Маугли», но со временем такая творческая перспектива стала казаться не просто пугающей, а страшной. Изучая репертуар других драматических театров Харькова, пришел к выводу, что и там ситуация складывается не лучшим образом. Менять шило на мыло не хотелось. Руководство театра ясно осознавало, что может потерять артиста, привлекающего внимание зрителей. Было принято решение ввести Сергея Городецкого в спектакли «Вий» и «Лісова пісня», идущие на украинском языке, которым артист прекрасно владеет. В горинской пьесе «Чума на оба ваши дома» и в шекспировском «Сне в летнюю ночь» он получает ведущие роли, тем самым заявив о себе как о зрелом профессионале, способном создавать яркие и самобытные сценические характеры. В спектакле «Горе от ума», актер прекрасно справляется с ролью Чацкого, а через несколько лет, уступив эту роль молодому исполнителю, предстает в лице мудрого Фамусова, создав совершенно нетипичный для хрестоматийного прочтения персонаж.

Для юбилейного спектакля артист выбрал «Снегурочку» А. Н. Островского. Он выйдет к зрителям в роли сказочного Берендея — доброго, ироничного и как всегда немного грустного. Почему-то все его роли, даже самые веселые, окрашены грустными полутонами. Видимо, за этим кроется тоска по театру, о котором мечтал в детстве, на верность которому присягал еще в студии Петра Львовича Слонима...