Константин Ольшанский: человек и корабль

Любовь к Родине — это стремление сделать лучше свою жизнь и жизнь тех людей, которые живут рядом с тобой. И готовность защищать жизнь других даже ценой своей жизни…

Ночной десант

В 1985 году со стапелей верфи польского города Гданьск сошёл большой десантный корабль БДК‑56, который сначала входил в состав 39-й дивизии морских десантных сил, базировавшейся на Крымской ВМБ (Донузлав), а в середине 1990-х перешёл во владение украинского Черноморского флота. Именоваться «Константин Ольшанский» он стал в 1991-м.

Не знал в ночь с 25 на 26 марта 1944 года старший лейтенант Константин Ольшанский, что его именем будет назван второй по величине военный украинский корабль. Как не знал и того, что ему и ещё пятидесяти пяти десантникам будет присвоено звание Героя Советского Союза именно за эту военную операцию — которая станет последней в их жизни.

Звание старшего лейтенанта он получил незадолго до этого. Перед этим младший лейтенант Ольшанский был награждён орденом Александра Невского за десантные операции в Таганроге (30 августа 1943 г. — начальник штаба десантного отряда) и Мариуполе (10 сентября 1943 г. — командир 1-го десантного отряда)…

Командир роты автоматчиков 384-го отдельного батальона морской пехоты старший лейтенант Ольшанский в ту ночь во главе десантного отряда, состоявшего из моряков-добровольцев, сапёров, связистов и проводника, высадился в тыл противника в районе села Ковалёвка. Уже оттуда — марш-бросок в порт города Николаева. Как говорилось в приказе командования, цель операции — «высадить в Николаевском порту десант морской пехоты с задачей завязать бой в тылу немецко-фашистских войск, вызвать панику и отвлечь часть сил противника с фронта». Была и ещё одна задача: по возможности не дать врагу взорвать элеватор и железнодорожное полотно в районе порта.

Немцы, когда обнаружили у себя в тылу противника, решили: это малочисленный партизанский отряд. Бросили на штурм конторы элеватора, где укрепились десантники, роту автоматчиков. Атака была отбита. Тогда на штурм пошла вторая рота, третья…

Силы воинов таяли. Ночью в штаб батальона ушла радиограмма: «Противник атакует. Положение тяжёлое. Прошу дать огонь на меня. Дайте быстро. Ольшанский».

И после этого отряд Ольшанского продержался ещё сутки. Немцы, потеряв при атаках конторы элеватора около семисот человек, применили отравляющие газы. И когда десантники перестали вести огонь, они вошли в здание и всех, кто там находился, сожгли из огнемётов. Константина Фёдоровича опознали по биноклю и планшету, которые были положены командиру…

Если бы не война…

Родился Костя Ольшанский в посёлке Приколотное, что нынче в Великобурлукском районе Харьковской области. Его отец, Фёдор Лукич, был хорошим специалистом в свекловодстве, поэтому на одном месте советская власть не давала ему долго засиживаться: стране нужен сахар — и семья Ольшанских ехала туда, где строились новые сахзаводы. Семилетку мальчик закончил в Белгороде, причём учителя единодушно отмечали его завидные способности в математике и физике. После семилетки — ФЗУ (фабрично-заводское училище), где подросток освоил специальность помощника машиниста паровоза, но почему-то приобретённая специальность не совсем его устроила — и он изучил устройство автомобиля и даже сдал на права. А в 1936 году был призван на флот.

Не начнись война — вернулся бы он после службы к любимой жене своей Катюше, с которой познакомился в 1934-м и на которой через год, преодолев родительское сопротивление, женился. А родители тогда просто на дыбы встали: шутка ли, семейству советского руководящего работника породниться с поповской дочкой! Но Костя проявил характер: только она.

А в августе 1940-го у них родился сын Валерий. Если бы не война — привёз бы ему отец со службы бескозырку с лентами… Но всё сложилось совсем по-другому. В начале войны Катя отдала сына своей матери, чтобы те эвакуировались. Но эшелон попал под бомбёжку. Женщина погибла, а ребёнок, хотя и был ранен, остался жив. Говорят, он переходил из семьи в семью, пока его не приютили немцы (он остался на оккупированной территории). Говорят, очень любили его, даже на танке катали… Но потом мальчик умер от дизентерии — лето было…

Вряд ли Ольшанский знал о судьбе своего сына: Екатерина искала своего ребенка до последнего, пока уже после войны не нашлись очевидцы. Сама же она второй раз замуж так и не вышла, жила в гражданском браке со скульптором А. М. Измалковым — именно он стал автором памятника десантникам в Николаеве.

Шефы

Село Приколотное — родина Ольшанского — уже не первый год шефствует над большим десантным кораб­лём. Председатель поселкового совета Александр Трофимович Черсунов рассказывает: поездки в Донузлав стали доброй традицией.

— Нас там принимают как родственников, — говорит Черсунов. — И не только потому, что мы с собой что-то привозим. А как же иначе, без гостинцев, в гости?.. Ну, там, продуктов привезём, ещё чего-нибудь…

«Чего-нибудь» — это, к примеру, телевизор и видеомагнитофон для матросов, потому что всё это было раньше только в офицерской кают-компании. Ещё как-то привезла приколотнянская делегация на БДК баян и синтезатор «Ямаха». Зачем?

Дело в том, что на БДК довелось служить Александру Ткаченко, Дмитрию Алипову и Виктору Посохову из Приколотного. Вот последний и рассказал о том, зачем баян на корабле:

— Когда говорят, что из Приколотного многих направляли служить на «Ольшанский» в плане какого-то шефства или обмена — это не так. Всего трое нас там служило. А я вообще случайно туда попал: просто я музыкант, а им как раз горнист был нужен. До этого на судне на воздушной подушке «Краматорск» успел прослужить аж две недели...

Пришлось Виктору изу­чить все команды: подъём, отбой, на обед… Играть надо было чётко и громко: «Константин Ольшанский» — многопалубная махина водоизмещением 4080 тонн, длиной 112,5 метра и высотой более 35-ти, экипаж — 87 человек. Правда, говорит Посохов, сейчас на корабле срочников нет, одни контрактники. Отдельно для личного состава «Константина Ольшанского» на берегу три казармы построены, поэтому если корабль не в рейде, то на борту двадцать пять, от силы тридцать человек.

И по поводу излишней скромности приколотнянского головы: очень часто именно те продукты, что привозил он с Харьковщины на БДК, становились большой подмогой в пропитании экипажа. «Кормильцы приехали…»

И тут же Виктор отмечает: хотя питались отдельно — офицеры в своей каюте, остальные в своей — еда готовилась в одном котле. Просто потом кок с камбуза одну и ту же еду нёс к разным столам. Так уж на кораб­ле повелось.

Черсунов добавляет: и это не только питания касается. И матросы, и офицеры — все ходят в одинаковой тёмной форме, но у офицеров фуражки, а у матросов — бескозырки. Только так их и можно отличить: никаких знаков отличия и погонов на будничной форме нет. Это уже когда белая, парадная — тогда, да, конечно…

О службе Посохов вспоминает почти мечтательно:

— Это же как интересно, вы представить не можете!.. За два года, что я служил, корабль прошёл 6600 миль — это 10 — 11 тысяч километ­ров. Два раза в Грузии был, в Поти, потом в Румынию ходили, в город Констанца… Всё Чёрное море исплавали. Сам бы я когда смог столько увидеть? Да никогда в жизни! И сама военная служба, что бы ни говорили, очень много даёт человеку именно хорошего. Мужик должен хоть два года из своей жизни побыть солдатом… Или матросом, как я.

Память

Кто такой Ольшанский — в Приколотном знают все. В школе есть музей, занимающий три больших зала. Здесь и восстановленная небольшая комнатка дома Ольшанских (сам дом не уцелел, а вот мебель и утварь удалось сохранить). Комод, большое потемневшее зеркало над ним, вышитые занавески — и ходики тикают.

Личных вещей старшего лейтенанта Ольшанского очень мало. Да и где их было взять, если немцы в последнем бою сожгли его и весь его отряд… Только вот один из боевых побратимов приехал на 85-летие Героя и привёз старенькую, истончившуюся от времени опасную бритву в крошащемся картонном футляре: эта бритва была у них с Костей одна на двоих…

Как могут, по частицам, по крупицам собирают в Приколотном всё, что касается памяти их земляка. Бережно хранят. Директор музея Татьяна Гостудым говорит: за год столько экскурсий по музею проходит, что сосчитать трудно. Из Николаева делегации приезжают обязательно: Ольшанский погиб, освобождая их город.

И корабль имени Героя Советского Союза тоже время от времени командирует служивых в Приколотное.

Вот такая связь между разными городами и сёлами, прошлым и будущим, военным временем и мирным.

Потому что иногда сложно понять, с чего на самом деле начинается Родина. Потому что она для каждого из нас своя и для всех нас общая.

Любовь Шевченко

Внесем ясность

В этом году исполняется 95 лет со дня рождения Константина Ольшанского. Но разные источники указывают разные даты.

Так, Википедия со ссылкой на сайт «Герои страны» (http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1213) утверждает, что он родился 8 мая. «Календар знаменних і пам’ятних дат Харківщини на 2010 рік» уточняет, что это — по старому стилю, а по новому — 21 мая, то есть вчера (к чему и приурочена данная статья). А вот директор музея

Т. Гостудым показала корреспондентам «Времени» копию записи в церковноприходской книге, где указано, что Константин Ольшанский родился 26 мая (по ст. ст. 1915 года). Поэтому в Приколотном будут отмечать памятную дату 9 июня.