«Этот день мы приближали как могли…»

22 июня 1941 года 21-летний Яков Ширман встретил в стенах Московского энергетического института, заканчивая четвертый курс. Полтора месяца еще продолжалась учеба, а к сентябрю, когда стало понятно, что немцы неудержимо продвигаются к Москве, студенческий отряд, в который входил и Яков, был отправлен на обустройство внешнего пояса обороны столицы в Смоленской области. Два месяца он провел на строительстве противотанковых укреплений. А в конце октября попросился добровольцем (студентов старших курсов в начале войны призывали в исключительных случаях) на фронт. Но в военкомате в действующую армию, несмотря на горячее желание юноши воевать, его не отправили, а, учитывая квалификацию, послали доучиваться в Ленинградскую военно-воздушную инженерную академию им. А. Ф. Можайского (впоследствии она была эвакуирована в Йошкар-Олу). Во время учебы Яков Давидович сначала стажировался на военном заводе, а в 1943-м проходил длительную практику на Юго-Западном фронте в должности помощника главного штурмана авиационного корпуса по радионавигации.

В круг обязанностей Якова Ширмана входило инспектирование полков относительно внедрения и использования радио­компасов — тогда они только начинали поступать на вооружение и, скажем прямо, особой «популярностью», как и все новое, у летчиков не пользовались. А нужен был самолетный радиопеленгатор для автоматического, без участия человека, определения направления на наземные передающие радиостанции (что такое «человеческий фактор», а тем более во время боевых действий, объяснять, думается, не надо…).

Приезжает молодой лейтенант Ширман в полк, представляется командиру, спрашивает: «Товарищ полковник, используете ли вы радиокомпасы?» Полковник отвечает, что, конечно же, используют. Лейтенант Ширман смотрит на компас, а там неправильно ориентирована стрелка: «Товарищ полковник, а ведь ваши летчики не умеют пользоваться радиокомпасами!»

Многие жизни на войне спас этот неприметный прибор, ведь до его внедрения бывали даже случаи, когда летчики, сбившись с курса, по ошибке садились на фашистские аэродромы…

В послевоенные годы Яков Давидович занимался повышением обороноспособности страны, прежде всего войск противовоздушной обороны. В январе 1949-го для прохождения дальнейшей службы он прибыл в Харьков, в Артиллерийскую ордена Отечественной войны радиотехническую академию Советской Армии (потом Военная инженерная радиотехническая академия им. маршала Советского Союза Л. А. Говорова — ВИРТА ПВО), где был назначен на должность преподавателя кафедры «Теоретические основы радиотехники и радиолокации».

Именно в Харькове Яков Давидович написал военное пособие, которым пользовались многие поколения преподавателей, адъюнктов и слушателей практически всех училищ противовоздушной обороны СССР, а также гражданских вузов, которые занимались проектированием радиолокационных систем. Он предсказал пути развития радиолокаторов, еще в начале 60-х годов утверждая, что в будущем они образуют единое целое с электронно-вычислительной машиной.

Именно Ширман решил главное противоречие радиолокации: ранее нельзя было на малом расстоянии обнаружить две цели одновременно. Сложилась целая школа Ширмана, научные исследования и разработки которой актуальны и востребованы.

Об авторитете Ширмана в радиолокации ярче всего говорит почти анекдотический случай. В далекие 60-е в Харьков привезли новый радиолокатор. Яков Давидович начал расспрашивать сопровождающего, который в лицо его не знал: а как то, а как это, а почему так, а не так... После чего тот, не выдержав «допроса», в сердцах посоветовал: «Вы чем спрашивать, лучше бы книжки Ширмана почитали!»

Яков Давидович всю жизнь был трудоголиком, до глубокой старости сохраняя ясный ум и твердую память. Для него не было ни выходных, ни праздников, ни каникул — все время уделял любимому делу. Его ученики и коллеги — Давид Леховицкий, Валерий Орленко, Вячеслав Рябуха — вспоминают, как пришли поздравлять его с 89-летием. Ширман в свой день рождения сидел у компьютера, работал над справочником по радиолокации.

Только две даты в году особо выделял Яков Давидович — 22 июня и 9 мая, день начала войны и день ее окончания. До 65-летия Великой Победы он не дожил ровно месяц — этот удивительный человек умер 8 апреля…

Юлия Блажеевская