Молодо не значит зелено

О тайнах рождения МАСО «Слобожанский», о музыкальном становлении, первом музыкальном, а затем и «боевом» крещении, о временах расцвета и побед и о трудных межвременьях газете «Время» рассказал художественный руководитель оркестра, народный артист Украины, профессор — Гаррий Абаджян.

В ряде стран совершеннолетие наступает в возрасте 21 года. Вот и МАСО «Слобожанский» подходит к этому замечательному возрасту. Но не все так просто в жизни молодого творческого коллектива.

— Гаррий Артушевич, вы единственный и бессменный художественный руководитель Молодежного академического симфонического оркестра «Слобожанский», и в некотором роде «крестный отец» МАСО…

— Для меня молодежный оркестр — это родное дитя. Как и для тех людей, кто стоял у его колыбели. Официально день рождения оркестра 3 марта 1993 года, но с 1992 года мы начали самостоятельно репетиции без бюджета. В те годы на кафедре духовых инструментов учились и работали на редкость талантливые музыканты. Преподаватели все, включая меня, заканчивали Московскую консерваторию, аспирантуру. Мы были молоды, энтузиазма много, желание работать огромное…

А в стране был период безвременья. Многие по-настоящему талантливые люди массово уезжали за рубеж, и мы понимали, что надо остановить этот разрушительный для отечественной культуры процесс. В США с удовольствием взяли на работу 12 кларнетистов, сейчас за рубежом 4 моих ученика. Но говоря об этом, я не испытываю чувства гордости. Напротив, учителю всегда горько сознавать, что его талантливый ученик больше нужен чужой земле, чем своей стране.

— То есть идея создания оркестра была продиктована самим временем?

— Это так. Многие выпускники никуда не хотели уезжать. Ребята мечтали работать в своих родных стенах, выезжать на гастроли, но оставаться гражданами своей страны. Поэтому мы понимали: нужен свой, родной коллектив.

— Путь по кабинетам чиновников был долгим?

— Вначале мы очень долго и бесплодно ходили по различным инстанциям. Но к счастью, на одном из приемов нас услышал губернатор Харьковской области Александр Масельский. Мы тогда с Владимиром Соляниковым, ныне заслуженным артистом Украины, пришли на прием, как говорится, ни свет ни заря. Только солнышко начинало всходить. Рассвет над Харьковом… А Александр Степанович приходил на работу тоже с восходом солнца. Наверное, у нас тогда глаза горели от энтузиазма. Стали рассказывать. Замечаем, что и у губернатора нашего глаза горят. Он к тому времени уже знал о нас.

Буквально в считанные дни Александр Степанович издает распоряжение о создании и финансировании Харьковского молодежного оркестра.

— Молодежный оркестр стал частью оперного театра?

— Да. Работали в малом зале. Начался расцвет нашего коллектива.

— Кто составил основу оркестра?

— Боюсь чье-то имя моих коллег случайно не назвать. Это достойнейшие музыканты и энтузиасты. Концертмейстером каждой группы оркестра был выбран преподаватель-лидер, формирующий уровень требований.

Группу скрипок возглавлял Г. Куперман, тромбонов — О. Федорков — наш генератор идей. Группу альтов — Н. Удовиченко, виолончелей — И. Гайда, контрабасов — М. Грабовский, флейт — В. Марченко, кларнетов — С. Низкодуб, гобоев — А. Назарьян, труб — Ю. Тарарак, валторн — А. Басараб и А. Маличенко, ударных инструментов — А. Агеев. Я в оркестре играл на контрфаготе. Директором и пианистом до 1995 года был Владимир Соляников. Бессменной ведущей концертов на протяжении 20 лет является доктор искусствоведения, профессор ХНУИ — Елена Рощенко.

Талантливый и харизматичный Рашит Нигаматуллин стал первым главным дирижером оркестра. Он «настроил» аппарат коллективного чувствования, творческого взаимопонимания.

В 1995 году я пригласил в оркестр в качестве дирижера заслуженного деятеля искусств Украины — Шалико Палтаджяна. Он занялся очень полезной практикой концертов с участием талантливых учеников из музыкальных школ и студентов института искусств. Для начинающего музыканта сыграть с таким коллективом, как молодежный оркестр, — это событие в творческой жизни.

— Как прошел первый концерт, то есть «крещение» новорожденного?

— Первый концерт нашего оркестра состоялся 30 сентября 1992 года в рамках открытия второго международного фестиваля «Харьковские ассамблеи». Тогда в Харьков был приглашен известный шотландский дирижер Дэвид Драммонд. Оркестр исполнил музыку А. Шнитке, Д. Шостаковича, Г Генделя, Л.  Колодуба, английского композитора М. Типпета.

— На Западе рекомендации профессионалов являются двигателем творческого и карьерного процесса. Тогда, в 1992-м году, маэстро — звезда, дирижер Королевской оперы в Лондоне дал оркестру, почти еще младенческого возраста, высокую оценку.

— Да, тогда Дэвид Драммонд сказал: «За восемнадцать лет своей дирижерской деятельности впервые работаю с оркестром, которому только предстоит выйти к слушателю. Однако техника исполнительства у этих музыкантов очень высокая, несмотря на то, что многие из них молоды».

— А первым «боевым» крещением оркестра стал первый выезд за рубеж. Вернулись со щитом или на щите?

— Со щитом и с победой! Да еще с какой! В Дании в 1996-м году проводился Европейский музыкальный фестиваль молодежных симфонических оркестров. Оркестр был признан «Лучшим молодёжным симфоническим оркестром Европы». Тогда дирижировал Рашит Нигаматуллин. Слушатели устроили овацию, нас не хотели отпускать…

— Наступил век 21, а это время тоже было непростым?

— Да, с финансированием к этому времени стало тяжелее. Пошла тенденция к сокращению.

— Но минимизировать симфонический оркестр можно, только превратив его в камерный, а это точка невозврата для оркестра?

— Для симфонического оркестра это недопустимо. Нас начали сокращать. А это означает, что мы не могли уже играть крупных полотен. Оркестр ни в коем случае нельзя сокращать до состава камерного. Из этого тупика обратного пути действительно нет. Тогда же малый зал ХАТОБа перепрофилировали в кинотеатр.

К 2000-му году ситуация была такова, что помещения у нас уже не было и деться нам фактически было некуда. С директором специализированной музыкальной школы-интерната Валерием Алтуховым, который дал нам временный приют в своем зале, мы отправились на прием к Олегу Демину — на то время председателю Харьковской областной государственной администрации. Олег Алексеевич продолжил финансирование не по сокращенной, а по полной программе. Это была победа, пусть и не творческая.

— А дальше оркестр — юное дитя — скитался по «съемным квартирам»?

— Нас бескорыстно «приютил» ректор НТУ «ХПИ» Леонид Товажнянский, за что мы ему благодарны. Три года мы работали в зале Дворца студентов ХПИ и с удовольствием принимали участие в мероприятиях хозяев помещения.

— Но коллективу все-таки необходим родной дом?

— Конечно. После всех наших мытарств случилось настоящее чудо. Ректор Харьковского национального университета искусств Татьяна Веркина к нам подошла и предложила: «Зачем вы будете по всему городу «бегать»? Студенты наши, таланты наши, инструменты наши». С тех пор мы работаем в прекрасном университетском зале.

— Это логично, когда студент-выпускник института искусств продолжает свое творческое развитие и становится настоящим мастером в alma mater. Тем более, здесь вы получили возможность с помощью Татьяны Веркиной приглашать на концерты дирижеров высочайшего международного уровня.

— Такая практика необходима. Тогда не будет творческого застоя. Молодежный оркестр интересно и плодотворно работал с молодым талантливым дирижером Кириллом Карабицем, он является главным дирижером Борнмутского симфонического оркестра в Великобритании. Многому научились наши музыканты, работая с дирижером Нюрнбергского оперного оркестра и ректором Нюрнбергской консерватории Буркхард Ремпе. Оркестранты работали с талантливым дирижером из США Гавриэлем Хейне. В формате XVIII Международного фестиваля классической музыки «Харьковские ассамблеи — противление злу искусством» с коллективом работал известный дирижер из Великобритании Тимоти Рейниш. Плодотворной была работа и с другим английским дирижером Кристофером Гейфордтом.

— Вы художественный руководитель и ваша работа на первый взгляд как будто не видна.

— Мои обязанности организационные.

— Харьков стал первым городом, который узнал, что такое «Симфонический хип-хоп».

— Да, мы стараемся не замыкаться в классических рамках, но очень бережно относимся к классической музыке. Наш главный дирижер Юрий Яковенко всегда творчески подходит к поставленным перед ним задачам. У нас вообще нет нетворческих людей.

— Что вы можете сказать о перспективе творческого роста оркестра?

— Сложно сказать, сейчас в оркестр назначен новый руководитель — Тарас Куценко. Я хочу быть оптимистом, но меня беспокоит, сумеет ли он сохранить в нашем уникальном коллективе ту удивительную, неповторимую творческую атмо­сферу, харизму и обаяние...

Кстати

Тарас Куценко: «Я сердечно благодарю своих учителей»

Журналист «Времени» обратилась к Тарасу Куценко с вопросом, намерен ли он исполнять обязанности и директора, и главного дирижера молодежного симфонического оркестра, или же в городе есть более опытные и достойные претенденты на дирижерскую должность?

«Пока у меня нет принципиальной позиции занять должности и директора, и главного дирижера, — ответил Тарас Витальевич. — У меня есть определенный административный опыт, какие-то вещи я знаю и хотел бы их применить. Я готов жертвовать дирижированием в пользу администрирования, хотя для меня этот выбор очень не простой.

Я сердечно благодарю своих учителей за тот опыт, который они мне дают. Я также безмерно благодарен тем людям, которые стояли у истоков становления молодежного симфонического оркестра и продолжают жить жизнью коллектива. Это такие влюбленные в свое дело энтузиасты, замечательные музыканты как Гаррий Артушевич Абаджян, Шалико Гарегинович Палтаджян. И, безусловно, если бы не огромная работа ректора института искусств Татьяны Борисовны Веркиной, ее не просто участие в жизни молодежного оркестра, а материнская опека, то в Харькове не было бы такого профессионального коллектива. Замечательно то, что в самые трудные моменты жизни оркестра каждый из оркестрантов, членов коллектива знал, что альма-матер всегда рядом. И эта связь крепка благодаря энергии ректора, ее неустанной, очень сложной административной, организационной работе. Наши узы с институтом — кровные и этот неоспоримый факт не изменят никакие внешние противоречия. Мне очень жаль, что вокруг публикации в прессе от 23 мая 2013 года о моей роли в жизни оркестра возникло столько негативных отзывов. Я очень переживал и переживаю по этому поводу. Никаких конфликтов на самом деле нет. Есть только слова благодарности замечательным творческим людям за усилия поистине героические в формировании первого и единственного в Украине молодежного академического симфонического оркестра. И все эти слова я произношу не для печати, а совершенно искренне и от чистого сердца».