Кавказский пленник Дмитрий Павлов

Благодаря стараниям Павлова количество экспонатов в музее значительно увеличилось, была создана новая экспозиция, заложена научная библиотека музея. Павлов разработал основные направления развития музея, а его исследования жизни и творчества Михаила Юрьевича специалистами оцениваются как по сей день не утратившие своей актуальности. Но немногие харьковчане знают о жизни и судьбе самого Дмитрия Михайловича, 125-летний юбилей со дня рождения которого отмечался в нынешнем году.

Минувшим летом в столице Дагестана мне удалось найти занесенные песками времени следы этого подвижника, ученого-историка, выпускника Харьковского университета, прожившего недолгую жизнь, но оставившего очень яркий незабываемый след.

В фондах Дагестанского государственного объединенного исторического и архитектурного музея в Махачкале хранятся две фотографии и рисунок неизвестного художника с портретом Д. М. Павлова, сделанные в начале 20-х годов прошлого века. Это уникальные документы, потому что даже на сайте «Музеи России» в разделе «Российская музейная энциклопедия», где есть небольшая биографическая справка о Павлове, отмечается, что его портреты «не сохранились». Просто, видимо, никто не догадался поискать их там, где Дмитрий Михайлович работал дольше всего, где оставил свое сердце.

В Дагестане Дмитрия Михайловича помнят прежде всего как основателя объединенного исторического и архитектурного музея в Махачкале. Как первый его директор он принимал в музейные фонды знаменитую панораму Рубо «Штурм аула Ахульго» и другие экспонаты, рассказывающие о Кавказской войне.

Первая российская панорама

Франц Алексеевич Рубо (1856 — 1928) — русский художник, мастер панорамной живописи, этнический француз, родившийся в Одессе, а образование получивший в мюнхенской Академии художеств. Специализировался на батальной живописи. Обратился к необычайно популярному в то время в Европе искусству широкоохватных панорам, дающих благодаря сочетанию картины с трехмерным макетом иллюзию исторического события, свершающегося на глазах у зрителя.

Однако все шедевры Франца Рубо не раз погибали и восставали в буквальном смысле из пепла. Панорама «Оборона Севастополя» сильно пострадала при обороне города в 1941 — 1942 годах, отреставрирована и открыта вновь в 1954-м. Другой известнейшей его панорамой стала «Бородинская битва», открытая к 100-летию Отечественной войны с Наполеоном на Чистых прудах в Москве. После революции 1917 года Бородинская панорама была снята с экспозиции из-за плохого состояния здания, хранилась рулоном и по констатации комиссии во главе с известным художником И. Грабарем восстановлению не подлежала. После длительной реставрации ее воссоздали в 1962 году в новом здании на Кутузовском проспекте.

Но мало кто, кроме знатоков-искусствоведов, знает, что эти известные на весь мир панорамы в творчестве Франца Рубо не первые. Первой русской панорамой является «Штурм аула Ахульго» на тему Кавказской войны середины XIX века, которую выдающийся баталист написал по заказу тифлисского музея «Храм Славы» (1890).

Взятие Ахульго стоило русским войскам 500 убитых и 2500 раненых. Шамиль, потеряв все свое войско убитыми, ранеными и пленными (было найдено до 2 тыс. тел), ночью бежал с семейством и несколькими приверженцами в Чечню, перебравшись, невидимо для русских, через горы.

Рубо с большим энтузиазмом принялся за работу. Он посетил многие места на Кавказе, связанные с историческими событиями, где зарисовывал местность, костюмы горцев, оружие. Он написал 15 картин, охватывающих исторический период от времени вступления Петра I в дагестанский аул Тарки до русско-турецкой войны 1877 — 1878 годов. Два года он работал над панорамой «Штурм аула Ахульго» в Мюнхене вместе с группой учеников, взяв для этого в кредит 35 тыс. марок и создав эпическое полотно длиной 120 и высотой 12 метров.

В Мюнхене панорама, названная там «Покорение Кавказа», имела необычайный успех. Художник был награжден орденом Святого Михаила и избран профессором Баварской Академии художеств. Дальше — Париж (1891 — 1893), где президент Французской республики дал ей высокую оценку. После зарубежных выставок в 1896 г. для удобства экспонирования панорамы в России по проекту архитектора В. В. Шене в Нижнем Новгороде было возведено здание, представляющее ротонду с прямоугольным входным порталом, увенчанное огромным куполом.

Несмотря на грандиозное признание, пять лет панораму никто не покупал, и кредиторы преследовали Рубо в течение всего этого срока. Наконец царь купил панораму для «Храма Славы», уплатив за нее 15 тыс. руб. После Нижнего Новгорода панорама выставлялась в Севастополе и на Марсовом поле в Петрограде вплоть до революции. Во время очередного наводнения в Петрограде панорама пострадала, но осталась цела. По ходатайству наркома просвещения Дагестана А. Тахо-Годи она была передана в Дагестанский краеведческий музей и принята Д. М. Павловым на ответственное хранение.

Тень Троцкого

Но найти подходящее помещение и развернуть ее Дмитрий Михайлович не успел. Наступили трагические времена. Во главе всех краеведов страны стояла жена Троцкого — Седова (В 1929 г. вместе с мужем выслана из СССР). И в 1931 году, когда маховик сталинских репрессий еще только набирал свои жуткие обороты, Дмитрий Михайлович Павлов был арестован и покончил с собой в тюрьме НКВД Махачкалы. Какие ему были предъявлены обвинения, неизвестно. Где он был похоронен, его родные так и не узнали.

Вспоминать Кавказскую войну и эпоху Шамиля тоже стало опасно. Коллеги Д. М. Павлова спрятали шедевр Франца Рубо от греха подальше. В начале 1940-х годов, перед войной, руководители музея, развернув панораму прямо во дворе и увидев, что она в плохом состоянии, даже не сфотографировав, разрезали ее на куски. И только три фрагмента общей площадью примерно 30 кв. м — как наиболее сохранившиеся — снова свернули и положили в то же хранилище. Остаток холста был списан и уничтожен.

Прошли десятилетия, краеведческий музей переехал в новое здание, а на его площадях разместился Дагестанский музей изобразительных искусств во главе с супругой великого советского поэта Расула Гамзатова — Патимат. Во время ремонта здания в дворовых подсобных помещениях рабочие обнаружили под кучей мусора фрагменты панорамы. Это было настоящим чудом! У Патимат Гамзатовой возникла идея восстановить всю панораму.

Вот как она об этом вспоминала: «Я вышла на студию военных художников им. М. Грекова, специализирующуюся на батальной живописи, встретилась с главным художественным руководителем студии, заслуженным художником России Николаем Николаевичем Соломиным. Идея его захватила, и он согласился сделать эскиз к работе. С 1992 года Соломин с творческой группой неоднократно приезжал в Дагестан, посещал Ахульго. И с 1997 года в зале русской живописи экспонируется копия-эскиз панорамы Ф. А. Рубо «Штурм аула Ахульго», выполненная в масштабе один к десяти. Таким образом, первый этап воссоздания панорамы был пройден».

Так завершилась трагическая история первой русской панорамы. На сегодняшний день ее фрагменты экспонируются в залах Дагестанского музея изобразительных искусств. Но ставить точку в этой истории рано. Ушли из жизни Расул и Патимат Гамзатовы, авторитет которых в культурной жизни России был непререкаем, нехватка средств так и не позволила восстановить панораму во всей красе.

Из досье «времени»

Лермонтовед, кавказовед, археолог, организатор музейного дела, Дмитрий Павлов (1884 — 1931) в юности отказался от духовного поприща, оставил учебу в духовной семинарии ради студенческой скамьи. После окончания историко-филологического факультета Харьковского университета жил и преподавал в Тифлисе. Увлекшись археологией, выезжал в Париж для дальнейшего самообразования.

С 1920 года Павлов активно включился в работу по созданию краеведческих организаций, занимался охраной памятников истории и культуры. Был первым директором Дагестанского краеведческого музея. В качестве сотрудника Дагестанского научно-исследовательского института краеведения в 1927 году принимал участие в археологических раскопках на Рим-горе под Кисловодском. Автор многих начинаний в изучении края, в том числе идеи создания Северо-Кавказского института краеведения. Программа развития института, разработанная Павловым, была утверждена Государственным ученым советом в Москве. Павлов составил археологическую карту Терского края и детальные карты древностей Кавказа каменного века и древностей Военно-Грузинской дороги.