Есть ли фигурное катание в нашей стране?

Но все названные выше спортсмены — воспитанники еще советской школы фигурного катания, чей творческий расцвет пришелся на время независимости Украины. А за последние семь лет фигурное катание у нас просто исчезло. Сегодня украинские фигуристы с трудом входят в 20‑ку на чемпионатах мира и Европы. Да и, чего греха таить, сейчас уровень этого вида спорта у нас настолько низок, что и внутренние соревнования вообще-то проводить нет смысла. Так, на последнем чемпионате Украины среди юниоров в соревнованиях спортивных пар участвовал только один дуэт —Рената Оганесян и Марк Бардей из Днепропетровска. Просто откатав свою программу, они получили путевку на юниорское первенство мира, которое как раз проходит в Милане (Италия)…

О бедственном положении украинского фигурного катания — наш разговор с мастером спорта международного класса, чемпионом мира среди юниоров, двукратным чемпионом СССР, двукратным победителем Спартакиады народов СССР, а сегодня тренером Виталием Егоровым, успешно работающим в Харьковской специализированной детско-юношеской спортивной школе олимпийского резерва.

Украина — не Россия

— Виталий Викторович, что происходит, неужели украинское фигурное катание вымирает? Вот в свое время существовала знаменитая одесская школа фигурного катания, и большинство наших чемпионов были как раз ее воспитанниками. А сейчас?

— Вы правильно заметили — да, когда-то существовала одесская школа фигурного катания. А уже и Дворца спорта в Одессе нет... Сколько раз Витя Петренко приезжал в Одессу, продвигал идею строительства Дворца — и ничего. Осталась маленькая «Льдинка», где, помню, мы разминались перед соревнованиями…

А что касается уровня, то в Украине сегодня вообще мало детей занимается фигурным катанием. Даже если сравнить нас с Россией, где фигурное катание поставлено на гораздо более высокий уровень. Причем за то же самое время, после распада Союза, за которое можно было сделать это и у нас. В России каждый год на «каток» (школу фигурного катания) идет набор по 100–150 человек. А в одной Москве таких катков больше двадцати.

Сегодня уровень фигурного катания в России поднялся до американского. Раньше, например, все тренеры стремились попасть на Запад и работать там. Но сейчас (я часто созваниваюсь с друзьями-фигуристами) в основном все они уже вернулись назад в Россию. Сегодня там и зарплаты, и условия сравнялись с западными.

А вот если сравнить зарплаты российских и украинских тренеров — это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Да и что говорить, если в Киеве лишь один каток, на котором занимаются фигуристы…

Вот я как приехал из Соединенных Штатов в 2004 году, набрал группу, так сейчас их и тренирую. А должно быть пополнение хотя бы по восемь человек ежегодно.

— Уточните: спад в Украине произошел из-за недостаточной материально-технической базы или все же интерес к фигурному катанию, как к виду спорта, угас?

— Нет пропаганды этого вида спорта в Украине, и это действительно так. Помню, на показательные выступления турнира на приз газеты «Нувель де Моску» (тогда еще И. Роднина каталась, Н. Линичук — Г. Карпоносов, И. Бобрин, Ю. Овчинников) не было лишнего билетика. Во Дворце спорта «Лужники» люди сидели даже на ступеньках.

Сегодня развитию фигурного катания в России способствовали различные шоу, вроде «Звезд на льду». А в Украине затишье, последний чемпионат Европы ни по одному телеканалу не транслировали.

Но не это главное. Придите на тренировочные катки и посмотрите на то, что называется «школами фигурного катания». Если вы умеете видеть, сравнивать и думать, то, скорее всего, вы заплачете от увиденного.

Спасибо родителям!

— В последнее время в Харькове строятся хорошие катки. Начиная от коммерческих в торгово-развлекательных центрах и заканчивая не так давно открывшимся «Салтовским льдом»...

— Туда очень тяжело попасть. Богатые люди выкупают время, а для детей льда не остается. Можно кататься в «Дафи», но нужно платить. Билет стоит 15–30 грн. Мы так и делаем. Ученики оплачивают стандартный час катания — так мы и тренируемся.

— А из бесплатных льдов только Дворец спорта?

— Да. Но ведь этого мало. Здесь нам выделяют два часа в день. И то дети уходят с последних уроков в школах — родители как-то договариваются.

— Но есть же в Украине Федерация фигурного катания на коньках. Она должна пропагандировать этот вид спорта, инициировать строительство катков.

— Должна, но пока ничего нет. У нас ситуация такая, что мы хотим результата, не вложив никаких средств. В Европе, в США наоборот. В Чикаго, где я работал пять лет, вокруг города — 120 катков. Условия должны быть, прежде всего. А если условия будут, и результаты появятся.

Когда мы катались в советское время, у нас условия были шикарные — каток, гостиница, массажист, и можно было показывать результат.

— Может, стоит объединять чемпионаты с той же Россией, чтобы у наших фигуристов была мотивация работать, бороться за медали?

— В первую очередь, из-за политики на это никто не решится. Во-вторых, для чего это делать? У нас одни условия, а в России совершенно другие. Мы их не перекатаем. И тогда зачем нам это нужно?

— А как же таланты, которыми всегда славилась Украина? Даже сейчас фигуристы украинского происхождения успешно выступают за сборные Германии и России.

— Способные ребята есть, и немало. Но сегодня дети стали какие-то избалованные. Я помню себя — мы тренера слушали беспрекословно, а если он крикнул, то это что-то вообще из ряда вон выходящее. Раньше непослушных отчисляли. А сейчас некого отчислять, можно и без учеников остаться. Сегодняшние дети частенько разгильдяи. Хочет — делает, хочет — не делает упражнения. Нет настроения — не катается. Что и отражается потом на результатах.

— Но надежды все равно есть, я вас правильно поняла? Подрастающее поколение сможет показать хорошие результаты?

— У меня есть 10-летняя ученица Оля Микутина, с прошлого года она уже выезжает на соревнования. В Польше турнир выиграла безоговорочно, потом в Будапеште заняла второе место. И только потому, что упала во время сложного прыжка. Поставь мы прыжок полегче, она бы выиграла. И в Вене она замечательно откаталась. Но никто не знает, что будет с ней через 2–3 года. Ведь для поездок за границу нужны деньги. Пока ее финансируют родители: коньки купить, за лед заплатить, за индивидуальные занятия. И получается, что если родители будут вкладывать деньги, то ребенок пойдет дальше, а если нет, то чемпионки у нас не будет…

Таланты у нас есть. И спасибо нужно сказать родителям, которые занимаются своими чадами. Они видят плачевную ситуацию, но все равно верят и стараются.