Искренность белоруса Евгения Литвинковича покорила Украину

Для истосковавшегося по культурному шоку зрителя, Женя Литвинкович воплотил в себе абсолютный неформат. Его певческий и актерский талант не соизмеряется с привычными стандартами.

— Женя, к вам на концерте в Харькове подошла слушательница и, не разнимая рук, очень тепло вас благодарила. Приоткройте завесу, о чем шла речь?

— Я сам удивился, когда к сцене подошла харьковчанка, милая незнакомая женщина средних лет, и объяснила, что была прикована к постели. Благодаря прослушиванию песен в моем исполнении, по ее словам, удалось подняться на ноги. Мне о подобных вещах даже пишут.

— От себя добавлю, что далеко не оптимистичной песней «И она улетала всё равно» вы еще одного харьковчанина вывели из глубокой депрессии. Может, вы маг или просто безгранично любите людей?

— Знаете, мне всегда мама говорит: «Жека, нельзя любить всех вокруг. Среди тех, кто тебе улыбается, может оказаться много неискренних людей». Но я ничего поделать не могу. Я все равно люблю…

— Как вам понравился Харьков?

— Прекрасный город, потрясающие харьковчане. Я приятно удивлен.

— Вас называют белорусским чудом, но теперь вы будете жить в Украине?

— Планирую, что в ближайшие пять лет буду жить в Украине. С продюсерским центром «СТБ» заключен контракт. Игорь Васильевич Кондратюк захотел сделать подарок — снять мне клип. Это, конечно, очень приятно.

— Женя, вы, как Цезарь. Пришел, спел, победил… Это об Украине. Возможно, на очереди наша общая сестра — Россия. Ведь на концерт в Харьков специально приехали поклонники из Питера. Ты так же популярен в Беларуси?

— Нет, конечно. Это меня здесь все сразу идентифицируют. А на родине иначе. У нас люди вообще более скованны. Но Харьков своим приемом удивил! Взорвал нас, что называется, пополной.

— Когда Оксана Марченко открывала конверт, ты был уверен в том, что там написано твое имя?

— Я ждал победы. Ждал, что услышу свое имя. Но когда узнал о том, что выиграла Аида, я за нее порадовался.

— Мама и сестра в Беларуси сильно переживали, что два миллиона достались не тебе?

— Они больше нер­вничали из-за меня. Начали меня успокаивать, думая, что я огорчусь. Но кому-то — победа, а кому-то — утешительный приз в два миллиона.

— Я помню, как на первом выступлении ты сказал судьям: «Мне хотя бы просто поучаствовать». Помнишь?

— Да, это удивительно, что в другой стране мне удалось фактически выиграть. Украинский народ меня выводит «в люди», за что я безмерно благодарен каждому, кто за меня голосовал.

— Ты всегда разный: танцующе-поющий в песне «Вояж». Слушая, хочется немедленно собрать чемодан и улететь куда-нибудь далеко… Ты — искренний и глубокий в военной лирике. И пусть песня «Темная ночь» почему-то была предана критике, но, по мне, сам Бернес крепко пожал бы Литвинковичу руку. А насколько искрометен Остап Бендер в твоем исполнении!

— С великим комбинатором были сложности. Во-первых, стульев на сцене было не 12, а 10. Три постановщика, целая команда из руководства ставили этот номер. Много было сценических задач. Каждый стул надо было обыграть. Это было очень сложно. До последнего прогона я ни разу не спел, чтоб не забыть текст. Но на концерте сразу все вспомнил.

— Твое сердце несвободно?

— Да, есть девушка, которая со мной рядом еще с «докиевских» времен. Она читает отзывы поклонниц и очень переживает по этому поводу. Я — максималист и хотелось бы, чтоб все было, как говорится, раз и навсегда. Время покажет. Пока я точно знаю, что петь — это мое. Поэтому вернусь из тура и работать, работать, работать…

— Что бы вы сказали читателям газеты « Время»?

— В жизни каждого человека бывают трудные моменты. Но счастье, поверьте, есть. Оно найдет вас. Его не может не быть!