«Чувства и символы» Владимира Кошкина

В науке он достиг многого, отмечен Государственной премией и званием заслуженного деятеля науки и техники Украины.

Много лет назад мое внимание привлекла посвященная ему статья в биографическом справочнике «Выдающиеся педагоги высшей школы Харькова». Помню, как меня удивило то, что профессор Кошкин наряду с достижениями в области физики, кристаллохимии и физической химии, будучи к тому же автором открытия в физике полупроводников, написал ряд гуманитарных работ по психологии, истории науки, увлечен исследованием психологии поэтов, изучением массовых движений в человеческих сообществах и соотношений между верой и атеизмом. В наш век узкоспециализированных знаний человек с таким диапазоном мышления и такой исследовательской жаждой — большая редкость.

Сегодня издательство «Фолио» выпустило в свет его новую книгу «Чувства и символы». О чем она?

Без застенчивых умолчаний автор считает, что это книга — для интеллектуалов, для тех, кто ищет суть вещей. Не научное исследование — не философский трактат, а свободный разговор читателя и автора – короткие эссе об искусстве, о богах, о любви, о картинах и стихах, о природе творчества и успеха. Художники и поэты как собеседники. Зритель и читатель как соавторы художника и писателя. Откровенные интервью у Александра Пушкина и у Тараса Шевченко.

Искусству можно дать множество определений. Ну, например, такое: «Искусство – это способ выражения себя с надеждой, что оно будет понято другими». И с этой надеждой автор писал свои эссе.

Кстати, он очень любит научное творчество великого харьковского биолога, генетика Владимира Павловича Эфроимсона. Когда-то давно в «Новом мире» он прочитал его работу «Родословная альтруизма. Этика с позиций эволюционной генетики человека».

— Она произвела на меня такое впечатление, что, я думаю, она стала фундаментом моего понимания взаимоотношений в человеческом обществе, — рассказывает Владимир Кошкин. — Профессор Эфроимсон писал, что жизнь и судьбы людей — итог сложной игры генов с окружающей средой. Человек не рождается подобием чистого листа, на котором окружение, среда, воспитание могут записывать любые тексты. Осмеянные этические нормы и альтруизм имеют прочные биологические основы, выкованные естественным отбором.

Успехи современного естествознания, успехи эволюционной генетики позволяют считать — в наследственной природе человека заложено нечто такое, что вечно влечет его к справедливости, к подвигам, к самоотвержению.

Оказывается, из того, о чем писал Владимир Эфроимсон, можно извлечь понимание Бога. И оказывается, что Бог — это тоже альтруист. Но альтруизм может быть и кровавым, а не только благостным.

— Эта книжка эклектична, — продолжает автор. — Различные реминисценции я пытался причесать под одну «общую гребенку». И нашел один общий стержень: и для любви, и для веры, и для взаимоотношений людей в обществе. Это — искусство. Все мысли пытался нанизать на этот шампур и получил огромное удовольствие. И был бы счастлив, если бы вы получили тоже удовольствие, читая эту книгу.

Автор ни к чему не призывает и ничему не поучает, он делится с читателем своими пониманиями искусства, веры, любви. И приглашает к диалогу.

Цитаты

Искусство – запечатленное чувство, земное и возвышенное вместе. Абстрактное искусство – конспект эмоций и смыслов.

Акт любви – единственный момент сопереживания, когда счастье любимого человека есть твое счастье.

Художник видит больше, чем простой человек, в котором живет художник.

Низкие помыслы бродят в каждом и всегда. Дело только в том, сколь мощный барьер между нашими помыслами и нашими действиями.

История – это хрестоматия удавшихся попыток найти бессмертие.

Горстка героев не в силах построить мир, но горстка антигероев способна его разрушить.

Массовое искусство – шприц, идеология – его наполнение.

Свободе совести должна отвечать совесть свободы, и если свобода используется бессовестно, она должна быть ограничена. Иначе не останется людей, свободы которых мы хотели бы защитить.

Место интеллигенции — на нейтральной полосе, в опасном пространстве между воюющими сторонами. Там стреляют с обеих сторон. Интеллигент – парламентер. Быть интеллигентом – это призвание, это долг быть миротворцем.

 

Вместо рецензии — отзыв друга

Валентин Чешко, кандидат биологических и доктор философских наук:

— Книга Владимира Кошкина представляет собой воплощение той самой интересной, злободневной философии, ради которой он ее писал.

Человек — единственное живое существо, который мир воспринимает как некую тайну. И к этой тайне, величественной и пугающей, можно подойти с двух точек зрения. Есть две стержневые конструкции бытия человека в этом мире. Разум и эмоции, наука и вера. Они не родственны друг другу, но без науки и без веры человек прожить не может. Потому что наука без веры — бесчеловечна, а вера без знания — слепа. И между ними есть некая связь. Это — искусство.

Мы живем в эпоху духовного кризиса, потому что гармоническая связь между этими составляющими нашей стратегии выживания — верой и наукой — порвалась. Произошла смерть Бога.

Но это не значит, что тот инвариант человеческой культуры, который отражен в этом имени «Бог», не нужен нам. В книге есть очень интересная фраза о том, что абсолютное добро нельзя разглядеть. И это абсолютное добро, к которому мы пытаемся подтянуть мир сущего, и есть Бог.

В чем секрет нынешнего кризиса? В том, что в человеческой природе первое стремление — переделать этот мир. И переделать себя. Стремление к некой священной цели.

Per aspera ad astra — через тернии к звездам. До конца ХХ столетия человек не мог дойти до этой цели, не было технологии. Но зато был некий инвариант, который поддерживал целостность человеческого существования. Он называется «по образу и подобию…». Независимо от того, есть Бог или нет, это тот образ конечной цели нашего существования, к которой мы стремимся.

И вот этот образ рухнул. И бытие человечества начинает распадаться, фрагментироваться в некую мозаику, совокупность экзистенциальных индивидуальных проектов. Эту тему сегодня можно встретить в любом философском журнале на любом языке. Это цена, которую мы платим за доминирование разума над чувством.

Неудивительно, что книга написана доктором естественных наук. Автор отражает общую тенденцию развития современной культуры — пытается восстановить гармонию, найти основу для того, чтобы не прервалась связь времен, для того, чтобы наши потомки не стали смотреть на нас с неким холодным любопытством. И не только на нас, а на книги Толстого, Шекспира, на великие произведения живописи, то есть смотреть так, как мы сейчас смотрим «Парк Юрского периода». Интересно, страшновато… Но совершенно не трогает душу, мы не сопереживаем. А человек — как Человек — состоялся не сразу. Он начался со способности переживать и сопереживать.