Кошмары «нашего городка»: закон о референдуме

Причина — слухи и разговоры о том, что власть якобы намеревается с помощью референдума изменить конституционный строй в стране.

Напомним, в ноябре минувшего года Верховная Рада приняла Закон «О всеукраинском референдуме». Закон гласит, что всеукраинский референдум является одной из форм непосредственной демократии в Украине, и устанавливает, что предметом референдума могут быть любые вопросы (за исключением тех, в отношении которых референдум не допускается согласно Конституции).

В частности, народ вправе одобрять либо не одобрять новую редакцию Конституции и внесение в нее изменений. Также референдум может проводиться по вопросу изменения территории Украины. Согласно закону, на все­украинский референдум могут выноситься несколько вопросов по одной проблеме.

Одним из главных новшеств документа стало также лишение народных депутатов права утверждать результаты конституционных референдумов.

Была бы идея…

Надо сказать, что некоторые слухи таки имеют под собой основания.

Один из спикеров Партии регионов Михаил Чечетов недавно подтвердил, что на обсуждение общественности может быть вынесено пять вопросов, но назвал только четыре из них: о недоверии действующей Верховной Раде, об отмене депутатской неприкосновенности и льгот, о сокращении состава парламента с 450 до 300 депутатов, о проведении следующих выборов исключительно по мажоритарной системе.

Представители оппозиции в шоке, они опасаются, что пятым и самым главным вопросом может стать предложение о выборах президента в Верховной Раде. Понятно, что за этим последуют отмена всенародных выборов президента и перенос их в Раду, где «послушное мажоритарное большинство» бесконечно будет избирать «авторитарную действующую власть». Дескать, вот и демократии — конец!

Нестабильная ситуация в парламенте и возможный «парад референдумов»… Это может грозить Украине масштабным политическим кризисом с непрогнозируемыми последствиями. Некоторые члены Конституционной ассамблеи даже заявили, что закон о референдуме противоречит действующей Конституции.

Однако следует иметь в виду, что Михаил Чечетов озвучивал вероятные вопросы, по которым следует посоветоваться с народом, пока лишь в качестве предположения. К тому же ленты новостей полны политических эмоций и совершенно не позволяют взглянуть на вопрос спокойно: а так ли страшен закон о референдуме, как его малюют?

Скажем, доцент кафедры конституционного права Национального университета «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого» Всеволод Речицкий, как и положено правоведу, проанализировал ситуацию отстраненно, обращая внимание на то, что закон о референдуме вытекает из 5-й статьи Конституции, которая гласит, что «Носієм суверенітету і єдиним джерелом влади в Україні є народ. Народ здійснює владу безпосередньо і через органи державної влади та органи місцевого самоврядування». Может случиться так, что государство узурпирует народную власть. Узурпация запрещена, но нет механизмов, как с ней бороться. В этом смысле закон о референдуме – позитивный.

Впрочем, в нашей ситуации даже ученый в области конституционного права не может сдержать эмоций. С его точки зрения, наш парламентаризм «загнил на корню, как гриб»: «Он сам себя не вылечит. Он едва теплится, и работы там давно не видно. Очевидно, что президент и правительство хотят использовать механизм референдума, чтобы укрепить свою власть. Им говорят, что они «авторитаристы». Но Украина за 20 лет использовала уже все политические возможности, в том числе кадровые. То, что мы имеем, — это все, на что мы способны. Надеяться на новые, свежие силы — вряд ли стоит. Поэтому больше трезвых подходов как раз на стороне исполнительной власти. Поэтому, возможно, референдум необходим для нашей политической системы».

Эксперты напоминают опыт зарубежных стран и сходятся в том, что референдум — это, прежде всего, «идея, время которой пришло».

Была бы идея...

Это не про… украинцев?

К теме обратились участники дискуссии в формате Майдан Reload в Харькове, предусматривающей как обсуждение «вживую» так и телекоммуникационные включения экспертов из Киева. Дискуссия получилась острой и очень незаурядной.

Заместитель председателя ЦИК Андрей Магера по телефону из Киева раскритиковал закон. Он считает, что закон перебрал на себя много функций, в частности, функцию конституционного референдума, для проведения которого необходимо наличие контроля со стороны Конституционного суда того, что предлагаемые изменения не нарушают независимость, территориальную целостность, свободы граждан. И вообще следует задуматься: а может ли референдум (акт низшей юридической силы по сравнению с Основным Законом) определять процедуру принятия такого целостного документа, как Конституция?

Юлия Кириченко (Центр политико-правовых реформ) обращает внимание на то, что политические партии оказались вне процесса референдума и даже вне возможности для них иметь собственных официальных наблюдателей. Это не соответствует положениям статьи 36 Конституции Украины, согласно которой политические партии содействуют формированию и выражению политической воли граждан.

Впрочем, секретарь Харьковской областной территориальной избирательной комиссии Александр Коновал рассказывает, что в Великобритании, оплоте демократии, наблюдателей как таковых на выборах вообще нет. Каждый гражданин может прийти и с согласия председателя комиссии понаблюдать.

— И я не знаю ни одного случая, чтобы кого-то там выгнали. В то время, как наших наблюдателей нередко и выносят, и выбрасывают. И понятно почему. Потому что британский подданный вряд ли встанет на заседании комиссии и начнет выкрикивать: «Вимагаю!». Что касается формирования членов избирательных комиссий, я думаю, в конце концов мы придем к тому, что у нас будут постоянные комиссии, которые будут заниматься всеми типами выборов.

По его мнению, закон о референдуме очень важный и нужный, может быть, даже запоздалый, поскольку его надо было принимать еще 20 лет назад.

— В Конституционную ассамблею я не верю, — говорит сопредседатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров. — Она не способна разработать хороший проект. Но до принятия закона о референдуме не было правовой процедуры, благодаря которой можно было бы принять новую Конституцию, а теперь она есть, и это главное достоинство данного закона. Когда говорят, народу нельзя доверять решение столь сложных вопросов, меня смущает такое отношение к референдуму и такое недоверие народу. Я вам хочу напомнить, как Франция и Нидерланды провалили Конституцию объединенной Европы на референдуме. Они сказали политическим профессионалам: «Ваша работа никуда не годится, пошли вон!». И все! Понимаете? Есть известный тезис Т. Джефферсона о том, что народ невозможно коррумпировать. Я думаю, что он прав…

Реплика из зала:

— Это не про украинцев!

Ответ:

— Народ обучается на референдумах. Если ему не задавать никаких вопросов, так он и не научится на них отвечать.

Кто организовывает референдум, тот его и выигрывает?

Представитель уполномоченного Верховной Рады по правам человека Михаил Чаплыга признался по скайпу, что очень много было обращений к омбудсмену по поводу закона о референдуме от общественных организаций и даже местных советов, «написанных почти под копирку».

— В них было очень много замечаний. Не хотел бы вдаваться в юридические тонкости, однако, какими бы правила референдума ни были, всегда есть возможность его выиграть. Главное, чтобы эти правила поддерживали все. Думаю, следует больше сконцентрироваться на изучении нюансов этого закона и понимать, какая цель будет стоять перед теми, кто организовывает референдум.

Главный нюанс, будто можно изменить всю государственную систему с помощью этого референдума. Скажу свое мнение: если единственным источником власти в стране является народ, и мы хотим изменить не некие положения Конституции, а конституционный строй, то референдум — это один из способов.

Каков бы закон ни был, «парад референдумов» будет в любом случае. Потому что это самый действенный инструмент мобилизации целевых групп и работы с неопределившимися, т. е. это политтехнология. И если правила игры одинаковы для всех и будут использоваться всеми, да ради Бога! Я думаю, что от этого граждане только выиграют. На каком-то этапе они почувствуют, что от них действительно что-то зависит, и это вполне возможно мотивирует их поверить в себя, в свою ответственность. И тогда в этой стране появится настоящий избиратель, а не пассивно голосующий.