Буря в бокале: новые правила в производстве алкогольных напитков

05-11-2018

Украинские производители должны будут отказаться от географических наименований, которые сейчас используются в названии напитков.

Взяв курс на интеграцию с Евросоюзом, Украина приняла на себя множество обязательств. Одно из них — необходимость действий в части выполнения положений Соглашения о зоне свободной торговли Украина — ЕС в вопросе замены наименований продукции.

 

Украинские производители должны будут отказаться от географических наименований, которые сейчас используются в названии напитков. То есть уже нельзя будет писать на бутылке «коньяк» и «шампанское», поскольку коньяк получил название от города во Франции, а шампанское — от провинции Шампань, тоже во Франции. Придется также отказаться и от хереса, мадеры, малаги, кальвадоса и некоторых других, ставших привычными, наименований, также связанных с родиной их первоначального производства. До конца 2025 года эти напитки должны исчезнуть из торговых точек.
Согласно заявлению гендиректора корпорации «Укрвинпром» Владимира Кучеренко, «украинские виноделы готовы выполнить все требования, предусмотренные в рамках Соглашения об ассоциации, и перейти на новые наименования для продукции после завершения переходного периода».
В связи с этим предвидится некий переходный период, чтобы адаптировать названия. Но в этом случае нужна будет масштабная информационная кампания — людям нужно будет донести, что теперь коньяк, шампанское и прочие продукты виноделия называются как-то по-другому, но это те же хорошо знакомые потребителям напитки.
С такими же проблемами, кстати, столкнулись и в Армении, и в Грузии, и в Молдове. В Молдове с 1 мая 2018 года запрещено выпускать коньяк и шампанское. Для них выбраны альтернативные названия — «дивин» и «игрис­тое вино». Для Армении предусмотрен более длительный переходный период — до 25 лет. Армении удалось договориться с европейскими партнерами о следующем: Европа поможет оплатить все расходы, связанные с ребрендингом, а армянский коньяк вскоре будут называть «арбун». 
Такой путь ждет, скорее всего, и наших производителей. 
Естественно, на то, чтобы дать новые имена своей продукции и донести до покупателей информацию об этом, производителям понадобятся дополнительные средства. И средства эти немалые, итоговая сумма которых будет зависеть и от того, как быстро удастся «приучить» покупателей к новым наименованиям. На это может потребоваться не один месяц и даже не один год. Как показывает практика, такой проект занимает 2-3 года и все это время требует вложений. Потянут ли наши виноделы такие расходы?
Думается, что самое страшное с нашими отечественными виноделами уже произошло. С аннексией Крыма была потеряна часть вино­градников, производственные мощности. Экспортная составляющая очень серьезно пострадала после 2014 года. В 2014 году по сравнению с 2013-м падение составило свыше 90% за счет сворачивания экспорта в РФ, сократился объем производства, и с тех пор алкогольный рынок продолжает демонстрировать негативную динамику, хотя темпы падения производства снижаются. Производители вынуждены искать новые рынки сбыта, а это процесс не одного дня. Больше всего вина на сегодняшний день Украина продает в Китай.
В таких условиях очень бы помогла поддержка от государства. В виде предоставления прямой финансовой помощи производителям или же в виде системы льгот, или в каком-то еще виде. Кстати, когда только шли переговоры об ассоциации с ЕС в далеком уже, 2010 году, правительственный уполномоченный по вопросам евроинтеграции того периода Валерий Пятницкий сумел договориться не только о десятилетнем переходном периоде для виноделов, но и об обещании некоего компенсационного пакета от европейцев. Может быть, стоит вернуться к этому вопросу?
Кроме того, производители жалуются и на несбалансированную акцизную политику государства — один из источников наполнения бюджета. Не успевают виноделы привыкнуть к новому акцизу на алкоголь, как начинаются дискуссии по поводу его очередного повышения. А ведь послабления акцизной политики и ее прогнозируемость, в перспективе, с ростом производства и продажи, могли бы принести больше поступлений в бюджет.
Конечно, сами потребители вина, шампанского, коньяка не думают о месте их производства. Все привыкли, что, например, портвейн — это не португальское вино, а просто крепленое вино, у которого в Украине существует множество сортов и подвидов. И первое, что приходит в голову, — это «Три семерки». Портвейн для нас часто не благородный напиток родом из Португалии, а некая жидкость, иногда даже плодово-ягодная. Но во всем мире это родовое название напитка. Такая же ситуация и с коньяком, и с шампанским. Никто в Украине под словом «коньяк» не подразумевает продукцию французской провинции. У нас коньяком называют любой бренди, производимый по технологии, близкой к технологии производства настоящего коньяка. Тем более что Украина не поставляет эти напитки в Европу, где есть аутентичные. 
А «Советское шампанское» должно было исчезнуть с прилавков наших магазинов еще раньше, в рамках декоммунизации. Принятый еще в апреле 2015 года декоммунизационный закон требует переименовать не только улицы и города, названия которых связаны с советским режимом и его деятелями, но и названия предприятий и товаров. И начались всякие хитрости — появились названия «Советовское» и «Светское шампанское», а кое-кто так и продолжает поставлять на прилавки напиток с традиционным названием «Советское шампанское». 
Честно говоря, такое упорное цепляние за продукт, без которого якобы не представляют свой праздничный стол некоторые наши соотечественники, весьма  сомнительно. Такой классический пример из разряда «Вам шашечки, или ехать?» Куда важнее представляется качество продукта, который украсит торжество. Ведь настроение праздника, его ощущение этикетка создать не может, а вот полноценный вкус, букет, а главное — отсутствие неприятных последствий от употребления напитка, наоборот, может придать празднику легкость и достоинство. Конечно, если не переусердствовать. 
С кем бы из знакомых я ни разговаривала на эту тему, все единодушно высказались, что предстоящее исчезновение слов «коньяк» и «шампанское» с этикеток нашей продукции никак не повлияет на сложившиеся предпочтения. Те, кто любит шампанское, предположим, «Ореанда» — будут его покупать и в случае, если на этикетке будет значиться «игристое вино», а те, кто любит, к примеру, продукцию коньячного завода «Таврия» — не откажутся от излюбленных напитков из-за смены наименования. Главное, чтобы качество напитков оставалось прежним. Ведь не слово «коньяк» на этикетке создает благородный напиток, а соответствующие технологии и качественное сырье. 
Новый год не за горами. Интересно было бы узнать, что главнее для новогоднего застолья — «Советское шампанское» или салат оливье? Когда я задала этот вопрос своему взрослому сыну и его девушке, сформулировав его так: «Как вы отнесетесь к тому, что на Новый год на столе не будет (далее последовала небольшая пауза)... — шампанского?» Ответ был таким: «Как ты нас напугала! Мы решили, что оливье не будет!» Я думаю, многие их поддержат. А оливье нам готовить никто не запретит!

Наталья Залевская.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики