Деньги любят тишину

14-07-2017

Сегодня Украина на мировой арене считается страной с высокими рисками. И это серьёзно ограничивает приток инвестиций. С другой стороны, доходность вложений в Украине может достигать показателей в несколько раз выше, чем в странах с развитой экономикой. Так что, в среднесрочной перспективе можно ожидать притока инвестиций в традиционные сектора — инфраструктуру, энергетику, агросектор… Но пока крупных инвестиционных проектов в нашей стране, увы, нет. 

«Министерства и госкомпании не могут дать проекты даже на $10 млрд., а нам надо примерно $150 млрд. на 15-20 лет. И это подъемные цифры». Так говорил минувшей осенью глава Национального инвестсовета Борис Ложкин. По его словам, один крупный международный фонд с активами свыше $0,5 трлн. выразил готовность вложить в Украину $1–3 млрд. Но попросил представить ему для выбора проекты на $20 млрд. Тогда и выяснилось, что показать нечего.

Всем нравится западный регион  
— Инвестор идет туда, где чувствует себя безопаснее — это центр Украины и наш западный регион, — говорит кандидат экономических наук, доцент кафедры международной экономики и мирового хозяйства ХНУ им. В.Н. Каразина Сергей Беренда. — В Западной Украине приходу инвесторов, помимо близости к ЕС, очень способствует прогрессивный подход и высокая активность местных предпринимателей и органов власти…
По мнению Сергея Васильевича, пока в Украине высокий уровень бюрократии и коррупции, нестабильное законодательство, высокие страновые риски и распространенность нерыночных методов ведения бизнеса, инвестор, как внутренний, так и иностранный, не будет рассматривать этот рынок для инвестиций. 
На данном этапе наи­более емкой отраслью для привлечения иностранных инвестиций в экономику считается сельское хозяйство. В 2016 году в украинский АПК поступило 44,2 млн. гривен капитальных инвестиций. Элеваторные мощности, перевалочные терминалы, целые логистические комплексы — направление, в котором активно работают пришедшие в Украину глобальные трейдеры. 
За последние несколько лет в Западной Украине развивают производство крупные мировые корпорации по производству автокомпонентов. Их сюда привлекают низкие производственные расходы, дешевая рабочая сила и возможность поставок в страны ЕС. Потому электропроводку для мирового автопрома в Украине выпускают ПО «Карпаты», мукачевский завод «Точприбор», Taiko Electronics, SEWS, Sumitomo Electric, Kromberg & Schubert и ряд других. Еще несколько предприятий экспортируют другие виды автокомпонентов — жгуты, чехлы, акустику. Такую украинскую продукцию используют в BMW, Mercedes, Nissan, Ferrari, Porsche, Volkswagen, Opel, Audi, Fiat. В прошлом году японская компания Fujikura, специализирующаяся на производстве электрооборудования, запустила во Львовской области два завода на 1800 рабочих мест по производству автокомпонентов и планирует инвестировать в украинскую экономику $75 млн. В этом году та же компания откроет еще два завода — в Виннице и Черкассах (на 3000 рабочих мест). Также во Львовской области работает немецкий завод автозапчастей концерна Leoni AG на 6000 рабочих мест, который производит электрические кабельные сети для автомобилей Opel. Причем эта компания анонсировала строительство в 2017 году нового завода в Ивано-Франковской области. Сейчас только на производственных площадках немецких компаний в западном регионе Украины работают около 25 тысяч человек. И в ближайшие год-два немцы планируют создать еще 10 тысяч новых рабочих мест. Обратите внимание — все в западном регионе страны.
— С другой стороны, у нас есть классический пример — приход в конце 1990-х годов корейцев с ДЭУ, — говорит Сергей Беренда. — И мы «расхлебываем» эту ситуацию до сих пор. Пошлины на импортные автомобили установили очень высокие, и цели, которые тогда ставились, так и не были выполнены — украинский автомобиль не появился. Рынок здесь был монополизирован. У меня есть большие сомнения, что итог этой инвестиции оказался положительным для Украины в целом. Почему я должен покупать ЗАЗ-ДЭУ по завышенной цене? Мое благосостояние из-за этого ухудшается. Так что, если мы сопоставим все минусы для покупателя и плюсы монополиста, то итог от этой инвестиции вполне может быть отрицательным… 

Благом являются не любые деньги
Любые деньги — благо. Но благо для кого? Государство Украина получает деньги в виде налогов. Какой-то предприниматель или рабочий, который будет тут работать, бесспорно, их получит. Но что при этом происходит с рынком? Он монополизирован, конкурентоспособность таких предприятий низкая, соответственно качество продукции тоже низкое, а цена завышена. Инвестиционная привлекательность отрасли не в последнюю очередь зависит от государственной политики, от гарантий, которые государство может и должно давать инвесторам.
Поэтому здесь можно говорить о неэффективной инвестиции и, по мнению Сергея Беренды, такие «инвестиции» здесь нам точно не нужны. Это инвестиции, которые ищут льготы, субсидии. В стандартных рыночных условиях они не конкурентоспособны. Не стоит забывать, что инвестиции в производство, это не только денежные средства, это и технологии, ноу-хау, инженерные кадры, рынки сбыта, т.е. вся цепочка от сырья до продажи готовой продукции 
Предполагается, что можно было бы рассчитывать на значительный приток инвестиций в сегмент IT, где у нас вроде как работают сотрудники с достаточно высоким уровнем квалификации. Но главный их актив, главное конкурентное преимущество — низкий, в сравнении с Западной Европой и Северной Америкой, фонд заработной платы.
Из-за жестких сертификационных и технических норм украинские производители пока не могут массово пробиться на Запад. В ЕС очень жесткие стандарты. Они закладывают основу качества тех продуктов, которые производят. В Украине сегодня параллельно действуют европейские стандарты и ГОСТы. Но, чтобы перейти на них с ГОСТов, нужны огромные инвестиции. 
Значительным потенциалом для сбыта нашей продукции обладают страны Азии и Ближнего Востока, которые традиционно покупают различную технику на постсоветском пространстве. Нелегко сегодня приходится, к примеру, «Турбоатому». В прошлом году он сократил чистую прибыль на 35 проц. — до 1 млрд. гривен. Доля экспорта в общем объеме продаж — 52 проц. И основные покупатели продукции завода — не только Украина и страны ЕС, но и Латинской Америки, страны Юго-Восточной Азии. «Турбоатом» по-прежнему обладает значительными возможностями по обслуживанию турбогенераторов по всему миру. И портфель его заказов создает устойчивый денежный поток для предприятия. 
— Учтем, что Украина граничит с ЕС, это очень выгодное расположение, — продолжает Сергей Беренда. — А цена рабочей силы у нас низкая, в сравнении, с европейской и даже с Китаем! Кстати, там сегодня огромные структурные проблемы. И свой кризис уже просматривается. Поэтому заинтересованность в Украине и ее конкурентном преимуществе лежит в том, что мы можем заменить часть китайских товаров в ЕС. Зачем везти издалека? Из того же Китая, где время доставки может составлять от 2-3 недель до месяца. А из Украины — четыре дня наземным транспортом. Более того, ЕС имеет соглашения о зоне свободной торговли с почти 30 странами, что делает этот рынок еще шире… 

Инвесторам нужны гарантии собственности
Еще одна привлекательная для инвестиций отрасль — фармацевтическая. Однако, по данным Европейской бизнес ассоциации, в последние пять лет в украинскую фармацевтику вложили всего около $200 млн. Хотя около четверти лекарств на украинском рынке — импортные. Из других ярких примеров влияния на экономику Украины можно выделить деятельность компании Coca-Cola, где на начало 2016 года прямые иностранные инвестиции компании в Украину достигли $490 млн. Лидером томатного рынка остается компания «Чумак», созданная шведами Йоханом Боденом и Карлом Стуреном. Среди других производств с зарубежным капиталом, которые  открылись у нас в последние 2-3 года — производство маргаринов Puratos в Одесской области и чайная фабрика Unilever под Киевом. 
Как видим, в качестве инвестора сегодня речь может идти, в основном, о крупных транснациональных компаниях, у которых сложились рынки. Но и им необходимы четкие, понятные правила игры, гарантия права собственности и нормальная институционная среда. 
— Фактически у нас уже начала в полном объеме действовать ассоциация с ЕС, — отмечает Сергей Васильевич. — Мы еще до конца не осознаем, какие здесь нас ожидают революционные изменения, в хорошем смысле. Сегодня все только начинается, имплементация (введение в действие) переходит в плоскость принятия законов. Так что механизм запущен и это даст огромный толчок, для интеграции Украины, украинского бизнеса фактически в общий рынок с Европейским союзом…
Как быстро это может произойти? Специалисты говорят, что согласно существующей дорожной карте (плана этих меро­приятий), и если мы с неё уже не свернем, на это понадобится еще 6-7 лет. За это время произойдет все то, что у нас прописано в соглашении с ЕС. Например, тарифное регулирование обнулится. Там, где это еще не произошло, постепенно, каждый год пошлины будут уменьшаться. Но когда сюда приходит инвестор, он говорит: «Мы знаем, как получить прибыль, знаем, куда вкладывать. Обеспечьте нам безопасность». Однако наша судебная система не позволяет добиться святости права собственности. Здесь важно, что решает суд по экономическим вопросам — рейдерство, вопросы взаимоотношений кредиторов и заемщиков. И все же, что ни говори, Украина — лакомый кусочек. Если разобраться, многие предприниматели спят и видят, как сюда зайти и спокойно работать. Сегодня покупательная способность  у нас очень низкая. Но с течением времени доходы украинцев будут расти и это будет дополнительным фактором в пользу инвестиций в Украину. 
Аркадий ГЕНКИН.
Фото автора.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики