Экономика Украины — между прошлым и будущим

26-02-2018

— То, что мировая экономическая наука уже давно прошла и реализовала у себя, мы реализовать пока не можем, — считает доцент кафедры экономического факультета ХНУ им. Каразина Сергей Беренда. — Точнее, можем, но по ограниченным направлениям. На мой взгляд, сейчас это основная проблема. 

Рыночные институты, которые мы сейчас создаем при помощи европейцев и американцев, до конца не сформированы.
Весь мировой экономический пласт знаний в Украине не могут использовать по той причине, что у нас недостаточное количество специалистов, которые соответствуют международным стандартам. Например, в бухгалтерском учете. Это, по сути, штучный товар. А если учесть, что запросы бизнеса в таких специалистах только-только возникли, а международные стандарты имплементируются в национальное законодательство постепенно, мы уже проиграли конкурент­ную борьбу на мировых рынках. Хотя эта проблема со временем решаема. В довесок, немаловажное влияние на этот процесс оказывает внутренний бизнес, который очень часто далек от желания и возможностей конкурировать как на внешних рынках, так и на своем собственном, находясь с советских времен в монопольном или полумонопольном положении. Ведь рыночная экономика у нас существует только формально. И, по сути, трансформация здесь еще не завершена – это большая проблема. Очевидно, что мы несем убытки от отсутствия рыночных институтов. Например, не умеем эффективно сглаживать сезонные цены на сельскохозяйственную продукцию. Вот и получается, что в период сбора урожая всё дёшево, а в конце года наблюдается дефицит. И, как следствие, возникает импорт, который  толкает цены вверх. С подобными проблемами в рыночных экономиках начали справляться еще в конце XIX века. А в Украине — только сейчас. Хотя здесь нет виноватых. В Западной Европе и США эти институты строились столетиями. Так что чисто «механистическое» использование западных знаний и опыта нам не принесет ожидаемого результата мгновенно. 
Перед началом Всемирного экономического форума в Давосе был опубликован рейтинг инновационных экономик мира — Innovation Index. По сравнению с 2017 годом, Украина опустилась в этом рейтинге с 42-го на 46-е место. А по оценке готовности государств к новой индустриальной революции Украина заняла 74-е место из 100. В  структуре экономики Украины сейчас доминируют крупные предприятия, работающие в таких отраслях, как энергетика, черная металлургия, химическая промышленность и сельское хозяйство. И мало кто из этих предпринимателей заинтересован в системном инновационном совершенствовании — ведь куда проще использовать имеющееся монопольное положение в энергетике или получать дивиденды с оставшихся в строю предприятий черной металлургии и химии. Плюс сельское 
хозяйство.

 

Но при этом, как отметил председатель совета Национального банка Богдан Данилишин, «мы по-прежнему живем в парадигме экономического развития середины XX века, в то время как развитый мир стремительно наращивает свое технологическое преимущество». 
— Экономика имеет много неформальных вещей, — отмечает Сергей Беренда. — Сложно формализовать все экономические законы и, соответственно, получить какой-то результат. К примеру, если мы возьмем сегодняшние макроэкономические показатели — денежная масса и размер денежно-валютных резервов, цена доллара у нас должна быть около 60 гривен (согласно методике Currency board). Но ведь держится он на уровне 28,5. Здесь уже играет роль политика. Политика, связанная с тем, что ЕС и США инвестировали в Украину не только определенные денежные средства, но и свою репутацию, а также политический капитал. Поэтому они не дадут произойти катастрофическим экономическим событиям…
Как это работает? МВФ даст денег в виде кредитов в обмен на реформы в Украине. И наша политическая элита это прекрасно понимает. Тем более что другого выхода здесь нет. Этот как в природе: ты адаптируешься — значит, выживаешь. В нашем случае адаптация — это реформы. Естественно, что проведение коренных реформ всегда сложно: просто так система не сдается. Сформировалась целая прослойка людей, которые приспособились к старой системе и заработали за последние 20 лет очень приличные деньги. Вот они первые будут сопротивляться реформам, начиная от прямого саботажа или тихо спуская реформирование на тормозах. Титульные страницы меняются, а старая система остается. 
Сегодня мы сталкиваемся с дополнительной проблемой, когда в процессе реформирования вынуждены делать двойную работу: и по-старому, и по-новому. «Старое» еще не доразвалили, «новое» еще не полностью построили. Получается какой-то непонятный симбиоз. Причем у многих людей мотивации реализовать изменения на низовом уровне нет. Иногда нет и понимания конечной цели, для чего все это делается. 
— Украина не может развивать экономику по всему массиву отраслей, — продолжает Сергей Васильевич. — Весь мир пошел по пути специализации и кооперации. Традиционно думать, что мы можем использовать преимущество, которое нам дает климат и земля, — это не выход. Да, они предоставляют нам возможность получать хороший урожай. Но чем будет заниматься остальная часть наших сограждан? Не все же смогут в аграрный сектор уйти. Инвестиционный путь развития сопряжен с большими инвестициями в образование и науку. Но здесь трудно рассчитывать на быстрый возврат средств. И дело не только в отсутствии технической базы. Где-то, что-то можно реализовать. Но у нас связь науки и бизнеса очень слабая. Нет институциональных вещей, которые все это связывают. Зато есть зарегулированность. Даже если найдутся мелкие и средние предприниматели, готовые вложить деньги в инновационные продукты, внутренний рынок не всегда готов к этому. 
— Каждый избирает свой путь — отмечает экономист. — В условиях кризисной ситуации кто-то покупает б/у технику, кто-то в лизинг ее берет или сам что-то мастерит. Конечно, можно было бы купить лицензию и что-то производить. Сегодня пошлин на нашу продукцию в Европе практически нет. Но есть не тарифные ограничения. Большой роли в «простых» товарах они практически не играют. Но, когда речь идет, скажем, о металлообработке, продуктах питания и т.д., есть западные стандарты. Нужно их изучать, внедрять у себя. А это уже связано с изменениями в производственной базе. И тогда оказывается, что наша производственная база уже не соответствует или унаследовала советские ГОСТы. Переход к ним стоит немало вложений и сложен. Потому нужен определенный период времени, чтобы мы это освоили, нашли для этого деньги, рынки, посчитали свои прибыли. Хотя, безусловно, рынок стран ЕС очень богатый и привлекательный… 
К инновациям внутри страны есть разные подходы. Вот китайцы… Они сначала имитировали, потом копировали, а потом начали создавать свои продукты. Правда, там у них компартия и многие вещи делаются по ее «генеральной линии». Нам такой путь не годится. Но есть и немецкая технология. Она эффективнее и можно быстрее ее реализовать. Но где взять деньги, чтобы ее купить? Заработать? Если есть желание это сделать. Так, может быть, лучше оставить всё как есть? Выгоним иностранцев. Реформ нет, идет сплошная централизация, государственный капитализм. Но тогда возникнет конфликт интересов. Тем более что никто просто так денег нам давать не будет. 
— Наш переферийный статус здесь многое определяет, — говорит экономист. — Очень может быть, что у нас начинает строиться Южная Корея. Южнокорейским олигархам (у них тоже были такие семьи и кланы — «чеболи») в свое время показали американцы, где можно заработать. И они прошли этот путь. Первые серьезные попытки выхода на международные рынки у них начались в конце 1970-х. Как видим, времени много нужно. Кстати, в рейтинге «тормозов» развития Украины уверенно лидируют олигархи. 42,4 проц. опрошенных именно их назвали главным «тромбом» страны. Но на каком-то этапе и олигархи начинают работать на пользу государств.
В Украине время течет медленно. За 25 лет наш ВВП (по паритету покупательной способности) вырос всего лишь на 6,3 проц. Это при том, что в странах Запада объем экономики удваивается примерно каждые 25 лет. Может быть, все дело в «Готовности к будущему производству». Здесь наша страна заняла (в оценке «человеческого капитала») тридцать четвёртое место. Не случайно почти 30 проц. опрошенных украинцев задумываются над тем, чтобы уехать из страны. При этом, согласно опросу, 6,3 процента уже предпринимают конкретные действия для отъезда из страны, а почти 11 процентов только готовы уехать. И еще 20 процентов допускают для себя возможность уехать из Украины. 


Аркадий ГЕНКИН.

Читайте также
Другие материалы рубрики
Экономика 21-02-2018

Кашу маслом не испортишь

Харьковская группа компаний «Агролига» завершает строительство нового инновационного маслоэкстракционного завода в Новой Водолаге