И снова о долгах…

08-11-2018

Как сообщается, пик выплат по госдолгу Украины наступит в первом квартале будущего года, когда правительству необходимо будет заплатить 112,5 млрд грн (в разных валютах). В частности, нужно отдать 58,93 млрд грн по внутренним заимствованиям и 53,59 млрд грн по внешним. 

 

Правительство прогнозирует, что в дальнейшем сумма выплат по госдолгу будет сокращаться. Так, во втором квартале она составит 109,68 млрд грн, в третьем — 84,77 млрд грн, в четвертом — около 50 млрд грн.
В целом, по словам премьер-министра Владимира Гройсмана, Украина в 2019 году должна отдать треть государственного бюджета. В расчете на одного украинца эта сумма составляет около $350.
Как констатирует Счетная палата Украины, необходимость возврата в следующем году значительных долгов уменьшит возможности бюджета для осуществления социально-экономических расходов. Председатель Счетной палаты Валерий Пацкан недавно отметил, что «более 40% доходов государственного бюджета предстоит оплатить на погашение и обслуживание государственного долга. А значит, уменьшаются возможности для повышения пенсий, зарплат и социальных выплат, а также для строительства дорог, новых школ, больниц, детских садов и вообще развития инфраструктуры.
Известно, что экономический спад 2014-2015 годов и 60-процентная девальвация гривни привели к стремительному росту отношения государственного долга к ВВП Украины: с 40% в 2013-м до 81% в 2016-м. Благодаря реструктуризации части долга в 2015 году и возобновлению небольшого роста экономики соотношение госдолга к ВВП удалось снизить до 72% в 2017-м, что, впрочем, остается одним из самых высоких показателей в Восточной Европе. 
У наших соседей Беларуси и Польши государственный долг был на уровне 50% от ВВП, а в Румынии ниже 40%.
Для выполнения долговых обязательств, наше правительство очень рассчитывает на получение в этом году займа от ЕС в сумме 1 млрд. евро, соглашение о котором было подписано 14 сентября, и займа от МВФ в размере $1,9 млрд. Самое интересное, что при этом растут проценты, под которые правительство берет кредиты. 
Взяв кредит в $2 млрд, условно говоря, под 10% годовых, страна обрекает себя на необходимость ежегодно отдавать 0,18% ВВП зарубежным кредиторам в виде оплаты процентов.
Еще примерно $4,3 млрд — внутренние заимствования в ино­странной валюте (так называемые валютные облигации внутреннего государственного займа). Следует отметить, что не за все валютные заимствования ответственность несет правительство. Приблизительно $6,8 млрд — долг НБУ перед МВФ: эта часть долга не оказывает непосредственного влияния на бюджет, так как при погашении деньги будут изъяты из золотовалютных резервов. По оценке экономистов, снижение уровня резервов — это большой риск для сохранения финансовой стабильности страны.
Долг в национальной валюте — около 625 млрд грн, что составляет почти 30% общего государственного долга. Из них более половины (56%) — в собственности Нацбанка (до 2016-го НБУ финансировал дыры в госфинансах, выкупая облигации у Минфина, госбанков, «Нафтогаза»). Фактически это завуалированная эмиссия, которая ведет к инфляции и девальвации гривни. 
Около трети облигаций внутреннего займа (36%) — в собственности государственных банков (львиная доля была выпущена для докапитализации этих банков, чтобы удержать их «на плаву»), остальное (всего 8%) держат коммерческие банки, население и юридические компании и т.п.
Как правительство собирается выкручиваться? $9,8 млрд выплат по валютным долгам до конца 2019-го Украина сможет рефинансировать дешевыми деньгами Всемирного банка и ЕС. Еще $3,8 млрд — это валютные облигации, и они, очевидно, будут покрыты за счет выпуска новых бумаг. Экономисты предупреждают, что в последнем случае произойдет сокращение резервов НБУ, но не такое значительное и опасное, как при необходимости погашать долг без помощи международных партнеров.
Показатель госдолга относительно размера экономики — важный, но не единственный индикатор наличия или отсутствия проблем. Например, у таких развитых стран, как США и Япония, отношение госдолга к размеру экономики значительно выше, чем в Украине (108% и 236% соответственно). И никто из них, как нынче модно говорить, по этому поводу не «заморачивается». Почему?
Во-первых, социальные стандарты, высокий уровень государственных инвестиций, требуют больших расходов, которые часто финансируются за счет заимствований. Во-вторых, госдолги большинства ведущих экономик считаются надежными инвестициями, поэтому выпускаются облигации на длительный срок: 5-10, 20-30 лет под невысокие проценты в пределах 1-1,5 % в год, почти на уровне инфляции. Сравните с сокращением наших социальных программ и процентами заимствований с цифрой 10!
Почему же одни страны при высоком госдолге отлично себя чувствуют, а другие сталкиваются с серьезными экономическими проблемами? Оказывается, дело не столько в размере долга, сколько в способности его обслуживать.
Например, в США и во Франции размер госдолга больше 100%, такая же ситуация в Греции и Италии. Но у первых проблем нет, а у вторых есть. Дело не в соотношении госдолга к ВВП, а в размере и устойчивости экономики. Те финансовые системы, которые могут обслуживать размер долга, чувствуют себя нормально, те, кто нет — сталкиваются с трудностями, как Украина.
Мораль сей басни такова: виден ли реальный сценарий оздоровления экономики, при котором обслуживание госдолга станет менее проблематичным, или для нас речь идет об оттягивании неизбежной «долговой ямы», из которой выхода нет?


Елена Зеленина.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики