Наталья Фролова: «Малый и средний бизнес — показатель развития государства»

05-03-2018

Почему из года в год власти декларируют поддержку малому и среднему бизнесу, но в рейтинге «Doing Business» наша страна только на 76 месте из 190 стран? И каковы основные проблемы государственной регуляторной политики?
Обычно нашими экспертами выступают экономисты-мужчины, сегодня в преддверии женского праздника — слово прекрасной половине экспертного сообщества.
У финансового директора концерна АВЭК и Ко Натальи Фроловой к государственному регулированию предпринимательства в Украине и формированию стратегии государства относительно малого и среднего бизнеса не только практический интерес. Это и тема ее научного исследования. Кстати, малый и средний бизнес во всем мире считается более «женским».

Надеяться только на себя
— Чем больше доля малого и среднего бизнеса в ВВП страны, тем выше уровень ее экономического развития, — говорит Наталья Фролова. — Наше государство обладает необходимым потенциалом для формирования гармоничной бизнес среды. Малый и средний бизнес не уступает в своей важности развитию крупного корпоративного и транснационального бизнеса, ведь это непременная основа для занятости населения, развития инновационного потенциала.
Например, в скандинавских странах доля малого бизнеса в формировании ВВП достигает 60%. Это говорит о том, что в стране хорошо работают законы и правильно налажены взаимоотношения деловой среды и государства как регулятора.
В то же время в Украине, по некоторым оценкам, этот показатель сильно разнится и составляет по разным подсчётам от 40% до 12%. 
— Каким образом усиление социально-экономического кризиса в 2014 году отразилось на малом и среднем бизнесе в Украине?
— Отсутствие доступа компаний к кредитным ресурсам, турбулентность законодательства, снижение платежеспособного спроса. И это только явные проблемы, с которыми предприниматели столкнулись в последнее время. 
Нехватка и чрезвычайная дороговизна кредитных ресурсов не позволяют бизнесу привлечь дополнительный оборотный капитал. Кредитные ставки для бизнеса зашкаливают и, соответственно, позволить себе их могут только высокорентабельные предприятия. А сколько таковых в стране? 
Многие банковские учреждения неохотно и крайне редко кредитуют малый бизнес, относясь с повышенным вниманием к заемщикам — частным предпринимателям, подвергая их скрупулезным проверкам. Таким образом, развитие возможно только за счёт собственных ресурсов. Но из-за падения платежеспособного спроса количество потребителей/покупателей сокращается, сокращается средний чек. По данным статистики, за последний год фактически потребление домохозяйств сократилось почти на 20%, и это без учета инфляции.
Колебания валютного курса влияют на прибыль предприятий, которые занимаются импортом. Множество импортёров так и не ощутили результатов таможенной реформы и по-прежнему сталкиваются с административными трудностями при получении и оформлении товаров. 
Не изменились особо и действия фискальной службы. С одной стороны были незначительно либерализованы некоторые налоговые отчисления (что, кстати, является одним из факторов усиления позиции в рейтинге «Doing Business»), уже давно используются личные электронные кабинеты, электронная подпись, которую можно получить очень просто. Но когда человек сталкивается с отчетностью на практике, оказывается, что меняются то расчетные счета, то форма заполнения отчетности. Неопределенность, изменчивость правил игры, — все это отнимает у людей силы, время, нер­вы.

Отчитываемся по-новому
— С 2018 года все украинские предприятия должны вести бухучет и составлять финансовую отчетность с учетом международных стандартов финансовой отчетности (МСФО). Если говорить популярно, что изменяется?
— Это не совсем так. Во-первых, не все компании с 2018 года должны переходить на учёт по МСФО. Изменения затронут предприятия, «представляющие общественный интерес». Под эту категорию по закону попадают публичные акционерные общества, банки, страховые организации и так называемые крупные предприятия — компании с балансовой стоимостью активов — более 20 млн евро, с чистым доходом от реализации — более 40 млн евро или со средним количеством сотрудников — более 250 человек. 
Если говорить в целом, учет в Европе направлен на определение прибыльности бизнеса, а в Украине, как во многих постсоветских странах, — он больше отталкивается от законодательства. В то время как в Европе он базируется на профессиональных суждениях о природе совершения операции. Такой подход даёт возможность инвестору либо партнёру, изучая отчетность, составить полное представление о состоянии предприятия и перспективах его развития, оценить основные риски и неопределенности. 
Также, отличительная черта — открытый доступ к отчётности.
— Становится немного не по себе… А нет ли в подобной открытости опасности рейдерских захватов?
— Думаю, это — отдельная тема. Ведь рейдерство часто связано не только с экономической, но и с политической конкуренцией. На самом деле идет глобальное перерас­пределение ресурсов и средств производства. Мое мнение: рейдерам трудно будет осуществить захват объекта, если его корпоративная репутация будет безупречна. А открытость как раз и работает на репутацию.
— Теперь перед предприятиями поставлена задача составить предварительную финансовую отчетность по МСФО за 2018 г. и первую финансовую отчетность по МСФО за 2019 г., какие проблемы при этом возникают?
— Сразу появляются вопросы: достаточно ли соответствующих знаний и компетенций по МСФО у штатных бухгалтеров или финансистов различных предприятий? 
Например, я сама нашла высококвалифи­цированные курсы подготовки дипломирован­ных специалистов по МСФО. Эти курсы были разработаны для повышения уровня знаний, помогают понять основные концепции и принципы, лежащие в основе международных стандартов, а также дают навыки применения МСФО на практике. Таких высокопрофессиональных курсов на рынке недостаточно и они платные.
Сложности при переходе на МСФО ожидаются и в части программного обеспечения. Пакет «1С. Бухгалтерия», который широко используется предприятиями в Украине и который уже локализировали под ведение учёта по МСФО, на сегодняшний день ограничен. Зарубежные качественные аналоги «SAP», «Oracle» — очень дорогие. Отечественные, мягко говоря, не очень качественные. И об этом важно было позаботиться государству перед принятием решений. 
В целом, МСФО — это действительно интересно. Наши бухгалтеры, финансовые руководители могут их освоить, сдать квалификационные экзамены, получить международный сертификат. В случае переезда в европейские страны спокойно поступить на работу по специальности. 
Я общаюсь с аудиторами из Германии, рассказываю, как мы работаем, и они не понимают, как наш бизнес, в принципе, может выжить в таких сложностях, в ежедневном решении целого пула ситуационных и организационных проблем. В отличие от нас, фирмы в Европе, как правило, работают на аутсорсинге. Очень хочется, чтобы условия для наших предпринимателей были столь же комфортные и в смысле понятных правил игры, и в смысле простоты налогов и стандартов отчетности.

Почувствуйте разницу…
— Ваши предложения, что и как необходимо изменить?
— Самое главное — не принимать поспеш­ные решения, а в результате — нормативные акты. Нужно тщательнее прорабатывать документы. Иначе возникают нестыковки, нет четко прописанных бизнес-процессов на разных уровнях. Примером регуляторной политики я бы взяла Швецию. Очень простая система учета и налогообложения. А вот налоги, кстати, высокие. 
Шведы в большин­стве своем воспринимают налоги как свою прямую обязанность. Они понимают, что налоговые сборы пойдут на ремонт дорог или школ, на пенсии и медицину — и использованы будут только по назначению. 
Еще одна причина, по которой шведы терпимо относятся к налогам, — это легкость общения с налоговыми структурами. Подать декларацию можно любым удобным способом: отослать бумажную анкету обычной почтой, отправить смс или набрать специальный номер телефона, по электронной почте, через мобильное приложение или аккаунт на сайте налоговой службы.
И никаких очередей, томительного ожидания и бюрократии. При наличии ошибки — вежливые сотрудники налоговой службы перезвонят сами, уточнят и исправят цифры или пересчитают.
— Так в чём разница между ними и нами? Низкий уровень социальной и финансовой ответственности или же тотальное неверие в государственные институты власти?
— Я считаю, что государство со своей стороны должно упрощать структуру налоговых отчислений, делать процесс лёгким и понятным. При этом отдельная тема — это использование налогов и коррупционный рейтинг. Если люди будут видеть эффективность использования их налогов, то выполнение обязательств по их уплате не заставит себя ждать.


Беседу вела
Елена Зеленина.

Читайте также
Другие материалы рубрики