Непопулярная большая приватизация

20-06-2018

Как мы уже сообщали, Кабинет министров Украины утвердил перечень объектов большой приватизации государственной собственности в 2018 году. 

Если стоимость объекта превышает 250 миллиардов гривен, он относится к большой приватизации. В Харькове в список таковых вошли: ГП «Электротяжмаш», ОАО «Турбоатом», и АК «Харьковоблэнерго».
На эти предприятия медиа-компания «Время» отправила запросы одинакового содержания. Нас интересовало отношение руководства и коллектива к приватизации предприятия. Точка зрения: насколько приватизация необходима? Вклад предприятия в бюджет Украины и Харькова. Что будет с миноритарными акционерами? Как будет определяться стартовая цена и какой ее представляют на предприятии? Кто из отечественных или иностранных инвесторов способен приобрести данные «лоты»?

«Есть заказы — есть работа и доход» 
Первым и очень оперативно откликнулся и.о. директора ГП «Электротяжмаш» Дмитрий Костюк:
— Думаю, что необходимость приватизации определяет все же Кабинет министров Украины, профильные министерства, в частности, при участии Фонда госимущества (ФГИУ). В настоящее время «Электротяжмаш» — прибыльное предприятие, мы выплачиваем дивиденды государству. Безусловно, есть ряд более приемлемых условий при любой форме собственности, будь то государственное предприятие или нет. Приватизацию можно рассматривать как дополнительную возможность для инвестиций, а государственная форма собственности является в своем роде отражением промышленной политики в целом.
Для коллектива же завода важно наличие заказов, без особой оглядки на форму собственности. Есть заказы — есть работа и доход. 
«Электротяжмаш» в 2016 году заплатил в бюджет государства 116 млн. грн. налогов и отчислений, в 2017-м — 125 млн. грн. Из них в бюджет Харькова поступило 53 млн. грн. в 2016 году и 56 млн. грн. в 2017-м.
«Электротяжмаш» на 100 процентов находится в государственной собственности. Поэтому прежде, чем говорить об акционерах (в том числе – миноритарных), необходимо пройти процесс корпоратизации. 
Фонд госимущества оценивает имущество завода и определяет стартовую цену. Со своей стороны могу сказать, что мы предоставляем всю необходимую информацию, которую запрашивает ФГИУ, а решение принимается далеко не на уровне предприятия. 
Возможность приобрести «Электротяжмаш», по мнению директора, есть у любого, кто будет соответствовать критериям, установленным Фондом госимущества.
Осторожные формулировки руководства можно объяснить тем, что «Электротяжмаш» является стопроцентно государственной собственностью. Журналисты же могут позволить себе немного порассуждать... 
Совершенно верно Дмитрий Костюк сделал акцент на «работе, заказах и доходе». Когда речь идет о промышленном гиганте с такой славной историей и потенциалом, как «Электротяжмаш», то цена его, можно сказать, зависит не от… ФГИУ, а от государственной (и собственной) технической политики и завоеванных мировых рынков. Продукцией «Электротяжмаша» укомплектовано 73% мощностей ТЭС Украины. Завод «также получил сертификат соответствия на подвагонный генератор для «Укрзалізници». Агрегат проходит эксплуатационные испытания в составе поезда «Харьков — Львов».
Продолжает предприятие работать и на рынках СНГ, Европы и Азии. Только в июне на заводе отгрузили заключительную партию электродвигателей для польского предприятия Newag. В начале июня «Электротяжмаш» завершил испытания турбогенератора для ТЭС «Сиддирганч» (Бангладеш) в присутствии заказчика.  Отгрузка готовой продукции планируется в этом месяце.
Конкуренция на наших традиционных рынках в области высокотехнологической продукции высокая: на тех же азиатских рынках очень плотно работают американцы. Если посчитать не только то, сколько стоит материальная база такого «объекта» со всеми зданиями, помещениями и оборудованием, но и его интеллектуальная собственность,  и человеческий капитал, то этот завод – бесценный.
Эксперты предполагают, что инвестором может стать, либо крупный украинский бизнес, либо европейский. Не будем исключать и «подставной» оффшорной компании.

Если премьер-министр сдержит свое обещание и на продажу будет выставлено не более 20-25% акций стратегических предприятий, то можно только гадать, кто примет участие в торгах. Ведь бизнес-климат у нас, мягко говоря, неважный, а инвестиционные рейтинги — низкие. По мнению исполняющей обязанности министра финансов Оксаны Маркаровой, в этом году бюджет Украины не получит запланированной суммы от приватизации крупных государственных объектов.

«И никаких угроз нет»
Что касается ПАО (АО, ОАО) «Турбоатом», то разговоры о его приватизации начались и в разной степени активности продолжаются при всех президентах, премьерах, и.о. и председателях Фонда госимущества Украины.
Особенно они участились с апреля 2007 года, когда исполняющим обязанности руководителя «Турбоатома» был назначен Виктор Субботин, ставший с августа того же года генеральным директором предприятия. На тот момент 75,22% акций «Турбоатома» принадлежали государству. Как распределены остальные проценты, не афишируется. Есть немало харьковчан, выкупивших в свое время за свои именные имущественные сертификаты какой-то мизерный процент акций и до сих пор не знающих, что с ними делать. Есть (или был), по словам самого Виктора Субботина (это он озвучил во время вступления в должность в 2007 году), «частный акционер предприятия, владеющий 14% акций, всячески пытавшийся дестабилизировать работу завода». 
После этого «Турбоатом» пережил и рейдерские атаки, и судебные иски, и излишнее внимание «не чистых на руку политиков и чиновников» (цитирую генерального директора). Но, в то же время, вопреки всему, продолжал работать — развиваться, находить заказы, выполнять контракты, стабильно пополнять государственный и местный бюджеты. 
Когда из Киева время от времени накатывались очередные волны приватизационной активности, поначалу это настораживало харьковчан, потом мы привыкли, а сегодня приватизация «Турбоатома» уже выглядит дежурным сотрясением воздуха. 
Видимо, во-первых, в живучести предприятия не сомневаются. «Турбоатом» занимает четвертое место по поставке турбин для АЭС среди турбостроительных фирм мира. И по итогам 2017 года, заплатив более 1 млрд. грн., вошел в топ-100 крупнейших налогоплательщиков. Среди машиностроительных компаний Украины «Турбоатом» занял первое место, обойдя при этом ОАО «Мотор Січ».
Во-вторых, появились те, кто накопил политический и финансовый капитал для возможности приватизации такого уникального во всех аспектах предприятия. 
Например, еще год назад мажоритарный акционер крупнейшей международной корпорации Glencore со штаб квартирой в Швейцарии заявил о том, что корпорация совместно с одной из крупнейших украинских бизнес-групп DCH Александра Ярославского планирует участвовать в приватизационном конкурсе по «Турбоатому». 
И.о. главы ФГИУ Виталий Трубаров в интервью агентству РБК-Украина сказал, что предприятием «интересуются США, Индия, основные наши партнеры из Евросоюза, а также Южная Корея и Япония».
К слову, Виктор Субботин никогда не любил общаться с журналистами по этому поводу, отвечая примерно так: «Предприятие работает, что еще надо?». 
Вот и на этот раз, когда в середине мая в Киеве снова заговорили о приватизации «Турбоатома», как о решенном деле, в том числе даже о продаже в 2018 году всего госпакета акций, руководитель не стал комментировать эту новость. И как в воду глядел: потому что через три дня (18 мая) Премьер-министр Украины Владимир Гройсман во время часа вопросов правительству заявил, что «Турбоатом» приватизировать не будут. 
— Турбоатом» — уникальное, прекрасное предприятие, стратегическое, важное, работающее — супер. Государство владеет не 100% акций, там есть частный капитал, к большому сожалению, — подчеркнул он. 
Тогда же он объяснил, какие намерения относительно «Турбоатома» имеет правительство: — У нас есть только единственная цель — 51% акций оставить в собственности государства (это означает, что это будет государственная компания), и, возможно, на 20%-25% привлечь международного партнера с мировым именем, с безупречной репутацией (возможно, через публичные торги), чтобы они вошли в капитал завода и чтобы там работали не 3,5 тысячи, а 7 тысяч человек. Чтобы мы работали не только на нашу атомную промышленность, а чтобы мы работали на весь глобальный мир, — приоткрыл планы Гройсман. 
Он, также, добавил тогда, что «речь идет о том, чтобы, возможно, через этот процесс сознательно привлечь мировые известные бренды. И никаких угроз предприятию нет». 
Что конкретно стоит (или стояло 18 мая) за этими замысловатыми формулировками премьера, сказать сложно. Более точной публичной информации пока нет.

Интрига сохраняется
К сожалению, руководство АК «Харьковоблэнерго» не ответило на запрос нашей редакции, отправленный 18 мая сего года. Впрочем, связано это, вероятно, с тем, что как раз в конце мая исполняющий обязанности председателя правления компании В.А. Яворский был освобожден от своих обязанностей, а А.П. Свиридов, к которому мы обращались, стал исполняющим обязанности руководителя. 
А раз ответа нет, позволим себе высказать собственные представления о приватизации «Харьковоблэнерго».
Отношение руководства АК «Харьковоблэнерго» к тому, что компания попала в списки приватизации 2018 года, вряд ли позитивное. Вероятнее всего предположить, что руководство компании либо игнорирует данный вопрос, либо надеется, что приватизация и в этом году не состоится.
Согласно отчетности АК «Харьковоблэнерго» за 2017 год, показаны следующие цифры налогов и сборов, перечисленных в бюджет: отчисления на социальные мероприятия — 177,9 млн. грн; налог на прибыль — 2,5 млн. грн.; налог на добавленную стоимость- 53,5 млн. грн.; прочие налоги и сборы, перечисленные в бюджет — 178,1 млн. грн.
Судьба миноритарных акционеров, вероятнее всего, будет зависеть от того, кто станет новым владельцем компании. 
Если долю государства приобретет «Garensia Enterprises Limited» (эту компанию связывают с Константином Григоришиным), которой на сегодняшний день уже принадлежит 29,8% акций или операция будет совершена в ее интересах, то такому собственнику будет достаточно выкупить у миноритарных акционеров всего 0,2% акций, чтобы запустить процедуру сквиз-аута (squeeze-out). Суть сквиз-аута заключается в том, что собственник или группа собственников 95% акций компании могут заставить миноритариев продать свои акции мажоритариям по определенной компанией цене. Если какая-либо другая компания приобретет пакет акций АК «Харьковоблэнерго» — то такая процедура возможна при договоренности владельцев.
Напомним, АК «Харьковоблэнерго» впервые собирались приватизировать еще в 2013 году, а в 2016 компанию планировали продать и даже оценили в 73 млн. долларов. Однако затем торги были перенесены. В 2017 году приватизация нескольких облэнерго была проведена по стартовой цене. Если и в нынешнем году список покупателей не изменится, то дальше стартовой цена может и не подняться. Приватизировать предполагается всю долю государства, т.е. 65% акций. 
Если исходить из опыта предыдущей приватизации энергетических компания Украины, то картина складывается следующая. Все украин­ские облэнерго сосредоточены в нескольких руках. Крупнейшие собственники энергопоставляющих компаний — группа VS Energy, холдинг ДТЭК Рината Ахметова, а также Константин Григоришин, Игорь Коломойский, братья Григорий и Игорь Суркисы. Еще две компании — «Волынь» и «Закарпатьеоблэнерго» — связывают с Юрием Бойко и Сергеем Левочкиным. Но, вряд ли группа VS Energy и Константин Григоришин будут допущены к участию в торгах, так как продажа украинских госпредприятий россиянам и связанным с ними лицам сейчас законодательно запрещена.
Даже появление номинально нового покупателя не гарантирует, что сделка не будет совершена в интересах кого-либо из вышеприведенного списка, в том числе, и компаний с российским участием.
Как отметил глава ФГИУ Виталий Трубаров, о конкретных претендентах можно говорить только тогда, когда уже объявлен конкурс. Потому что нет заявок. Их не может быть, поскольку процедура еще не начата. К тому же, все крупные корпорации и крупные бизнесмены будут ждать до последнего и подавать приватизационные заявки, когда будут выписаны конкурсные процедуры, когда будет первичное определение цены и дополнительные условия, которые утвердит Кабинет министров. До этого момента все остальное можно назвать не более чем разговорами вокруг да около, без конкретики. И так по всем объектам.
Ну и последнее: если наша редакция все-таки получит какую-либо информацию от руководства АК «Харьковоблэнерго» — мы обязательно ее опубликуем. 

Виталий Булат, корреспондент

Наталья Залевская, корреспондент

Елена Зеленина, спецкор

 

Елена Зеленина, Виталий Булат, Наталья Залевская.

Читайте также
Другие материалы рубрики