Непрощание с хлором

23-07-2018

Почему на сотни украинских водопроводов оказался один источник хлора и не пора ли, наконец, с хлорирования перейти на более современные методы очистки воды? — этими вопросами задаются эксперты, анализируя ситуацию с угрозой дефицита жидкого хлора, возникшую на прошлой неделе. 

 

Сказать, что угроза нехватки жидкого хлора для очистки водопроводной воды слишком взбудоражила рядовых харьковчан, было бы, мягко говоря, преувеличением. Уже как минимум два поколения жителей Харькова живут без почасовой подачи воды и «глобальных» отключений (если не считать нескольких памятных дней во время диканевской аварии в 1995 году). К перебоям, происходящим из-за прорывов или плановых ремонтов, люди относятся в основном с пониманием. Представить себе, что полтора миллиона человек враз останутся без воды (зато — с массой всяких инфекций, вызванных антисанитарией), местному обывателю уже довольно сложно. «Наверху» что-нибудь придумают, — полагает он и... оказывается прав. Действительно, придумали, «разрулили», позаботились — мы и испугаться не успели. Словом, можно бы, наверное, и забыть, ведь ничего страшного не случилось. Но все-таки лучше сделать надлежащие выводы по результатам этого «тревожного звоночка».
— Ситуация с прекращением поставок жидкого хлора с предприятия «ДнепрАзот» убедительно показала, что в Минрегиона не просчитали ее заранее, хотя это легко было сделать, ведь с повышением цены на газ предприятию стало экономически невыгодно выпускать жидкий хлор, — говорит эксперт по вопросам ЖКХ Михаил Гаевский. — Если бы этот производитель был одним из многих ему подобных, его остановка вынудила бы водоканалы просто перейти к другим поставщикам. Но в том-то и дело, что «ДнепрАзот» оказался монополистом! Да, благодаря тому, что ситуация сложилась, по сути, искусственно, властям удалось договориться о возобновлении производства жидкого хлора. Но, представьте, если бы этот завод внезапно остановился по другой причине: например, из-за террористического акта, пожара или какой-то крупной аварии. Так быстро наладить его производство было бы невозможно — ни обещаниями, ни угрозами. И что тогда прикажете делать водоканалам сотен городов и поселков страны с их миллионами потребителей, которые все зависят от одного поставщика хлора? Почему правительство допустило, что такое стратегически важное предприятие оказалось монополистом? Почему до сих пор не позаботились о диверсификации? Это вопросы, о которых нельзя забывать, как бы хорошо в дальнейшем ни работал «ДнепрАзот». Вся страна не должна зависеть от одного предприятия. Ну и, конечно, водоканалам давно уже следует отказаться от хлорирования воды, иначе мы всегда будем страдать от отсталости руководителей и устаревших технологий.
Аналогичного мнения придерживаются и экологи. 
— Есть первичное и вторичное хлорирование, — объясняет председатель координационного совета общественной организации «Зеленый фронт» Олег Перегон. — Если первичное осуществляется далеко от города, то вторичное — на водораспределительных станциях прямо в городе, и жители многих микрорайонов Харькова даже не знают, что мимо их домов возят хлор. А ведь транспортировка — это один из самых опасных этапов его использования. Кстати, хлор был первым отравляющим веществом в истории человечества, примененным в боевых целях. Последствия этой атаки были настолько ужасными и для людей, и для окружающей среды, что государства договорились не применять хлор и впоследствии применяли другие газы.
В применении с мирными целями, т.е. для обеззараживания воды, хлор опасен тем, что в соединениях с органикой образует такие опасные вещества как диоксины, которые токсичны и имеют свойство накапливаться в организме человека, подтачивая его здоровье даже в отдаленной перспективе. Кроме того, хлорирование воды не удаляет из нее целый ряд болезнетворных организмов, например возбудитель гепатита. Применение гипохлорита, которое пытаются начать в Харькове, не решает этих проблем, кроме безопасной транспортировки. 
Между тем в Харькове в начале 1990-х годов был почти реализован проект озонирования воды, который возглавлял врач института гигиены труда и профзаболеваний Б.Я. Шейнин. Тогда несколько банков выделили средства, и уже заключались договоры о приобретении оборудования. Но произошла авария на очистных сооружениях в Диканевке, и собранные средства пошли на ее устранение. К сожалению, повторно этот проект так и не был реализован, хотя озонирование окупалось в первые полтора года за счет того, что не надо транспортировать опасное вещество — озон производится на месте, с затратами только электроэнергии. По пути озонирования воды пошел один из районов Киева, город Днепродзержинск (ныне — Каменское), где водопроводная вода считается одной из лучших.
В Европе уже давно применяется биоочистка и другие более прогрессивные способы обеззараживания. А в постсоветских странах хорошо зарекомендовала себя очистка ионами серебра, ультрафиолетом и т.д. Зацикливание на хлоре ведет к постоянному присутствию проблемы, опасности того, что рано или поздно может произойти утечка — из-за аварии, терроризма и т.д.

Татьяна Буряковская.

Читайте также
Другие материалы рубрики