На пороге биотерроризма

27-09-2018

Все чаще в наших реках, морях и озерах появляются чужеродные растения и животные, вытесняющие местных обитателей и грозящие привести водоемы к экологическим катастрофам. 

 

В нагрузку к толстолобику
Недавно глава Ассоциации рыбаков Украины Александр Чистяков рассказал журналистам о том, что в последние годы в отечественных водоемах появились 18 новых видов рыб и 2 вида крабов. Часть из этих животных ведет себя очень агрессивно по отношению к местным видам, конкурируя за корм и поедая икру рыб-аборигенов, а также уничтожая водоросли, очищающие воду от вредных загрязнений. Так, в Днепро-Бугском лимане выявили китайского мохнаторукого краба размером с кулак, роющего норы 5-метровой глубины, в том числе и в дамбах. В водоемах Киевской области уже несколько лет как появилась рыба-игла. Солнечный окунь, будучи родом из Центральной и Северной Америки, заселил водохранилища и реки Херсонской, Запорожской и Днепропетровской областей. «Каховская пиранья», как его теперь называют, охотится на икру и мальков местных рыб. Тем же занимается и небольшая дальневосточная рыбка чебачок амурский, которая попала к нам случайно при зарыблении водоемов хозяйственно ценным белым амуром и толстолобиком. Чебачок плавает стайками и может кусать людей за ноги...
Харьковщина вроде бы пока не обзавелась такими опасными пришельцами — возможно, по той простой причине, что и рек-то у нас очень мало. Но, с другой стороны, небольшие водоемы, очевидно, проще «завоевать», чем крупные, — достаточно вспомнить недавний переполох, когда Северский Донец вдруг покрылся ковром из тропического растения пистии. 
Отмечается ли появление чужеродных видов в водоемах Харьковской области? — с этим вопросом «Время» обратилось в Украинский НИИ экологических проблем.
— Проблема проникновения чужеродных видов в местные экосистемы существует практически во всем мире, — говорит первый заместитель директора Укр­НИИЭП по научной работе Александр Васенко. — Поэтому в Конвенции о биологическом разнообразии, которую в 1992 году подписала и Украина, есть требование контроля за интродукцией (то есть переселением видов в новые места). Принято считать, что только десятая часть чужеродных видов приживается в новой среде обитания. При этом лишь 10% из них в результате могут оказаться вредоносными. 
Тем не менее, в мире сегодня насчитывается более 890 видов (в том числе 207 — водных), имеющих существенное негативное влияние на биоразнообразие тех или иных экосистем. Поэтому важно знать списки наиболее опасных видов и отслеживать их появление.
Если говорить о нашей территории, то современная фауна водоемов северо-восточной части Украины насчитывает 53 вида рыб и 1 вид миног. Из них 44 вида являются аборигенными, а 10 — переселенными специально или случайно. 
— Что это за рыбы?
— Например, рыба-игла. Будучи морской рыбой, она заходит и в пресные водоемы, особенно если вода в них засолена. Например, в речку Самара (Днепропетровская область) сбрасывают шахтные воды. Они минерализированы и делают воду в реке соленой, хотя этого быть не должно. Сейчас рыба-игла встречается в Днепре, в Краснооскольском водохранилище на Харьковщине, в водоемах-охладителях ГРЭС, где условия для нее благоприятны. Одно время на Змиевской ГРЭС рыбы-иглы было так много, что ею были просто забиты решетки для очистки воды от мусора. 
— Присутствие рыбы-иглы мешает местным видам?
— Она не вызывает больших проблем, поскольку не создает пищевой конкуренции и не поедает икру других рыб. А вот с бычком ситуация сложнее. Он может по­едать икру или охотиться на мальков других рыб. Но в наших водоемах ему обычно противостоят довольно сильные конкурирующие виды аборигенных рыб, которые не позволяют бычку доминировать. Кроме того, здесь у него есть и природные враги, и некоторые опасные для него болезни.

Мизида, гамбузия и другие
— Есть ли среди «пришельцев» в наших водоемах такие, которые не вредят местным экосистемам, а нашли в них свою нишу?
— В середине ХХ века в Украине проводились масштабные проекты по интродукции чужеродных видов позвоночных животных для так называемого «улучшения охотничьих угодий». То же самое касалось и рыбных хозяйств. Примеры такой интродукции в Харьковской области — это промысловые рыбы белый амур и толстолобик. Благодаря этому у нас в продаже появилось больше свежей рыбы. Но даже такое вселение новых видов нельзя однозначно назвать благом. Действительно, для небольших искусственных водоемов вселение растительноядных рыб может быть довольно эффективным и экономически выгодным. Но если они выйдут за пределы прудов и начнут расселяться в естественных водоемах, то могут создавать там угрозу разнообразию аборигенных видов и в целом снижать устойчивость водных экосистем. 
В 1960-х годах в местные водоемы завезли из Симферополя небольшого рачка мизиду. Его целенаправленно вселяли в водохранилища как корм для молоди судака и окуня. И эти рачки хорошо здесь прижились. Они очищают воду от разных органических примесей, а сами являются кормом для рыб. Это пример удачной интродукции. 
То же самое можно сказать о рачках-бокоплавах, которых случайно завезли к нам вместе с мизидой. Они тоже нашли свою полезную нишу, и нам нет необходимости от них избавляться.
Случайно попала в наши водоемы и дрейссена полиморфа — моллюск, похожий на маленькую мидию. Он пришел в наши водоемы вместе с водой из Днепра, которую сюда стали перебрасывать по каналу. С одной стороны, дрейссена полезна, потому что фильтрует воду, к тому же она может служить кормом для леща и карпа. Но этот моллюск нарастает гроздьями на камне, тростнике, ракушках, и если он поселяется на водозаборных сооружениях, то забивает их полностью, намертво прикрепляясь к поверхности.
Примером целенаправленного искусственного вселения может служить небольшая рыбка гамбузия, которую в послевоенные годы выпускали в наши водоемы для борьбы с малярийным комаром. Поначалу она успешно развивалась, но несколько холодных зим не дали ей окончательно прижиться. Сегодня популяции гамбузии остались только в тех местах, где имеется теплая вода — например, в том же районе Эсхара. Вреда эта рыбка не приносит, питается комарами.
Другое дело — агрессивные виды, как, например, тропическое растение пистия, которое попало в наши водоемы, видимо, по вине аквариумистов и несколько лет назад заполонило русло реки Северский Донец. Между прочим, в США разведение пистии в аквариумах карается штрафом. Таким образом власти пытаются препятствовать ее попаданию в естественные водоемы. А у нас это растение имеется почти у всех владельцев аквариумов. 
Попав в речку, пистия прижилась в месте сброса теплых вод от ТЭЦ-2, зимовала там как в инкубаторе, наращивала биомассу, а с наступлением тепла течение выносило ее в реку. Мы следили за тем, как она развивается: не выделяет ли какие-нибудь вредные вещества, не занесли ли вместе с пистией каких-нибудь паразитов. На реке поставили специальные ловушки, чтобы растение не распространилось за пределы Харьковской области вниз по течению. С наступлением холодов оно должно было погибнуть. Действительно, так и произошло. А остановка ТЭЦ-2 уничтожила и «инкубатор», в котором пистия зимовала — вода в этом месте замерзла, и растение погибло. 
Но мы не подозревали, какой вред принесет реке отмирание пистии. Потом уже выяснилось, что в тех местах, где она оседала на дно и разлагалась, погибли моллюски и другие организмы. И теперь эта донная фауна восстанавливается очень медленно.

Экологической катастрофы пока нет, но…
— Поднимая проблему чужеродных видов, некоторые специалисты называют это биотерроризмом и говорят о наступлении экологической катастрофы...
— Так говорить преждевременно. Признаков экологической катастрофы у нас пока нет. Но нужно понимать, что появление чужеродных видов зачастую обусловлено изменением среды обитания — когда она становится неприемлемой для жизни местных растений и животных, которые должны конкурировать с чужими, не давать им здесь приживаться. Люди осушают территории, нарушают естественный растительный покров почв и т. д. Этим пользуются «чужаки». Например, амброзия — растение из Южной Америки, вызывающее аллергию у людей, — она не может расти среди луговых трав, потому что они ее сразу заглушат. А на обочинах дорог, на пустырях возле строек и в других подобных местах ее расселению ничто не мешает... 
То же самое происходит и с водными видами. Люди строят плотины, которые изменяют скорость течения рек, соленость воды. В результате в этих водоемах уже не могут жить растения и животные, обитающие в проточной воде. Зато их начинают активно заселять виды, характерные для стоячих вод. 
С восстановлением естественных для водоема условий чужие виды из него уходят, как произошло с упомянутой выше пистией.
Вообще, методы контроля чужеродных видов, борьбы с ними и даже возможности прогнозирования инвазий (иными словами, вселения без сознательного участия человека) учеными уже разработаны и широко применяются, в том числе и в Украине. Составлены карантинные списки растений и животных, опасных для местных экосистем. Есть довольно большое количество правовых актов, касающихся сохранения биологического разнообразия. Однако до сих пор не принята Национальная стратегия по инвазивным чужеродным видам, хотя ее проект ученые предложили еще в 2003 году. Нет пока и отдельной службы, которая бы отслеживала появление чужеродных видов. К счастью, такие наблюдения ведутся на заповедных территориях, сотрудники которых отмечают появление новых видов.
В 2015 году по поручению Минприроды Украины УкрНИИЭП выполнял работу по оцениванию проблемы видов-вселенцев в Украине и разработке рекомендаций для создания системы контроля за интродукцией. В ходе этой работы мы анализировали влияние видов-вселенцев на окружающую среду, в том числе влияние пистии на качество воды в Северском Донце. В поисках методов борьбы с этим растением мы хотели, чтобы Госслужба по чрезвычайным ситуациям профинансировала работы по уничтожению пистии. Но оказалось, что в перечне организмов, с которыми может вести борьбу эта служба, пистии нет. Предусмотрено уничтожение микробов, различных паразитов, а борьбы с интервенцией высших растений не предполагается! Поэтому мы выступили с предложением внести в классификаторы те виды, которые могут представлять опасность как для человека, так и для отдельных экосистем.

Татьяна Буряковская.

Читайте также
Другие материалы рубрики