«Апокалипсис» как вестник перемен

12-10-2017

В харьковской галерее современного искусства «АС» состоялась презентация персональной выставки «Апокалипсис» талантливо-своеобразного слобожанского художника Владимира Шапошникова (1949–2017).

 

Много, очень много появилось сегодня представителей «концептуального» изобразительного искусства, оправдывающих этим свое неумение создавать вразумительные картины, на которых закрепощенный в символическое значение образ мог бы вызвать осмысленный отклик в сознании созерцающего полотно зрителя. На презентации слово «концептуализм» применительно к «Апокалипсису» звучало довольно часто, но — коллеги-живописцы отрицали его отношение к творчеству Владимира Шапошникова в целом и к данной выставке в частности. 
Заметил одно очень взволновавшее меня обстоятельство — каждый выступавший словно пытался скрыть чувство вины перед художником, навсегда выронившим из рук свою кисть. Кстати, это чувство вскоре охватило и меня… 
С той поры, когда нас с Владимиром Николаевичем познакомил харьковский режиссер Борис Варакин, минуло уж больше десяти лет. Впоследствии всегда радовался коротким встречам с Шапошниковым на художественных выставках, ловя его остроумные умозаключения о происходящем вокруг. Получал приглашения на его групповые и персональные выставки, но не посещал их — не скрою, пугали меня картины Шапошникова своим безжалостным авангардом, угнетающе воздействующим на впечатлительного поклонника его таланта. Конечно же, заочно был знаком с немногими его полотнами и обличительными портретами. Почему обличительными? Потому что все, кого он рисовал, даже не догадывались, что на холсте в гамме цветосочетаний коричневатого распада запечатлены и достоинства, и недостатки, этим людям присущие. То есть, не через лицо Владимир Шапошников являл нам характер модели, а живописал, «сдирая» с лиц кожу. Портреты — шедевры, да только не всякий отважился бы позировать этому безусловному гению. 
В техниках и жанрах он разнообразен и многообразен, однако такого художника Шапошникова, каким открыл его для себя на этой выставке, я еще не знал. Цикл «Апокалипсиса» из 16 завершенных частей создавался им не вчера, а во второй половине 1990-х и мне доселе был незнаком. А ныне по воле художника попал в долину Иосафата, в момент снятия Агнецем последней, седьмой печати...
Согласно христианской религии, накануне кончины мира сего и явления Царства Христова в ожидании страшных знамений гнева Божия предстанут перед Господом святые люди, с Ангелом молитвы во главе. Они будут просить Бога, дабы «по бедствиям, поражающим при всемирной кончине, были ослаблены мучения нечестивых и беззаконных людей в будущем веке и чтобы Своим пришествием Он наградил потрудившихся» (св. Андрей Кесарийский). Орудие Божьего возмездия — семь Ангелов, трубные звуки которых будут знаменовать великие бедствия — казни для земли и ее обитателей…
На ум приходят грозные Воины Апокалипсиса и ужасные наказания за грехи человеческие, описанные художниками всех времен и народов от средневековья до наших дней. А вот у Шапошникова Воины Апокалипсиса совершенно другие — не карающие, а призывающие к жизни с верой и любовью к ближнему. Солнцем ослепленные грешники и праведники осознанно совершают путь очищения, не торопя свой шаг в ожидании Гласа Господня. Они жаждут обновления и готовы изменить себя, а значит, и земную жизнь. Яркие, взывающие к добру картины словно писаны на чистом белом листе. На мой взгляд, не случайно художником оставлены незакрашенные фрагменты белого холста в тех местах, где подразумевается сияние нимбов. 
Невозможно оторвать глаз от нескольких ликов, конкретно не обозначенных названиями. Всматриваться в них можно бесконечно, так как Шапошниковым достигнут эффект прозрачного наложения одного портрета на другой. Изменение в профиль и анфас зависит от ракурса взгляда и вашей фантазии. Такое впечатление, что вы смотрите на них, поочередно срывая несколько слоев тончайшего шелка. Если мне не изменяет память, то такой зрительный эффект достигается использованием особой техники спектрального наложения красок.
Открывавший выставку в галерее «АС» (ул. Чернышевская, 13) сын художника, тоже Владимир Шапошников, обещал, что в скором времени харьковчане смогут увидеть большую ретроспективную экспозицию, посвященную памяти его гениального отца — архитектора, художника и поэта.

 

Александр Анничев.
 

Читайте также
Другие материалы рубрики