Дома, которые мы теряем: какими они были

11-08-2017

Более полусотни иллюстраций, изображающих старинные здания Харькова в их первоначальном виде, вошли в новую книгу «Фасады» харьковского художника и дизайнера Максима Розенфельда.

Многим харьковчанам и гостям города доцент Харьковской академии дизайна и искусств Максим Розенфельд больше известен как талантливый экскурсовод, чьи рассказы зачастую заставляют по-новому увидеть Харьков и полюбить его еще крепче. Увы, веяния времени таковы, что город просто на глазах теряет старые здания, составляющие его неповторимый облик. Иных, как говорится, уж нет, а те, что остались, зачастую изменены до неузнаваемости всевозможными пристройками и перестройками, пластиковыми балконами, рекламными вывесками и т. д. — так, что понять изначальный замысел архитектора бывает очень сложно.
— Лет десять назад, наблюдая, как уходит архитектурное наследие Харькова, я ходил по улицам и зарисовывал, фотографировал изуродованные старинные здания, — рассказывает Максим. — Тогда я не думал о том, что из этих рисунков может получиться что-то большее, это был просто крик моей души. При этом я понимал, что меняют архитектуру домов, как правило, не сами жильцы и не какие-то пришедшие со стороны вредители. Если, скажем, на первом этаже старинного дома открывается магазин, то под него увеличивают оконные проемы, перекрашивают фасад, размещают какую-нибудь аляповатую вывеску. После того, как первый этаж утрачивает свой изначальный вид, можно замахнуться и на второй... И кто-то ведь делает проекты такой «реконструкции»! А выполняют их архитекторы-дизайнеры, которых подготавливают в наших же вузах. И я подумал, что если студенты приобщатся к «рисованию домиков» в том виде, в котором они были задуманы авторами, то в последующем им будет сложнее испортить старинное здание в угоду чьим-то коммерческим интересам. 
Идея преподавателя студентам понравилась, и в течение трех лет второкурсники во время летней практики чертили фасады харьковских домов, находящиеся в плачевном состоянии. Естественно, далеко не все работы выходили идеальными, значительную часть Максиму Ильичу пришлось «доводить до ума» или делать собственноручно. 
— Сначала я выбирал наиболее «убитые» здания, расположенные вдали от центральных улиц города. Мне хотелось вытащить их из подворотен и показать людям их красоту, — рассказывает Максим. — Потом я стал рисовать все дома, которые нравятся. Когда накопилось более сотни рисунков, появилась идея создать книгу. Несколько лет я искал для нее спонсоров, а потом решил выпустить альбом самостоятельно.
В альбом вошли иллюстрации и краткая информация на русском и английском языках о 55 домах, а также карты Харькова с отмеченным на них местонахождением того или иного здания. 
Идею «двуязычия» книги Максим Розенфельд объясняет так:
— В Харькове иностранных туристов мало. А вот иностранных командировочных — больше, чем в Киеве и Одессе вместе взятых. Инвесторы IT-компаний регулярно присылают сюда своих представителей — посмотреть, как используются их деньги. Их, конечно же, надо не только напоить-накормить, но и поводить по городу, в который они вкладывают свои деньги. Поэтому три раза в неделю мы с переводчиком Геннадием Цупиным проводим экскурсии для иностранцев. Все наши гости обычно спрашивают, есть ли книжка о том, что я им рассказываю. Теперь она есть. Если альбом будет востребован на украинском языке, то такой вариант тоже подготовлен.
Есть у Максима Розенфельда и материал для второго тома «Фасадов», в котором собраны изображения харьковских зданий в стилях конструктивизм, ар-деко и «сталинский ампир». А еще Максим убежден, что нужно обращать внимание не только на разрушающиеся здания, но и на грамотно отреставрированные:
— В Харькове работают талантливые архитекторы-реставраторы, которыми спасено немало зданий по всей Украине. Это, например, Владимир Евгеньевич Новгородов, Владимир Михайлович Лопатько и другие. И мы должны замечать не только то, что разрушается, но и то, что спасено.
Татьяна Буряковская.
Фото Святослава Проскурина.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики