Две системы образования: сходство и различия

03-01-2018

С 2016 года Харьковский национальный автомобильно-дорожный университет участвует в проекте ERASMUS+ c немецкими коллегами из Бранденбургского университета, г. Котбус.

 

В начале декабря из Германии вернулись два ведущих преподавателя ХНАДУ — профессор Дмитрий Клец и доцент Елена Позднякова, которые читали лекции по мехатронике и экологии немецким студентам и аспирантам. А в период с 18 по 22 декабря 2017 года в рамках европейского проекта в ХНАДУ находился научный сотрудник Бранденбургского технологического университета Алексей Антошкив, с которым мы и решили поговорить об особенностях технического образования в двух партнерских вузах.
Алексею есть с чем сравнивать: свою деятельность он начинал во «Львовской политехнике» и продолжает ее в немецком вузе, активно сотрудничая с украинскими коллегами.
— Что общее в учебных программах украинских и немецких вузов и чем они отличаются?
— Для специальностей, связанных с автомобилями, общими являются базовые курсы математики, механики, термодинамики и другие инженерные фундаментальные дисциплины. А отличие заключается в подходе к образовательному процессу, который в немецком вузе более демократичен, а студент — более свободен и самостоятелен.
— Что понимается под свободой студента?
— Это выбор предметов и преподавателей, разумеется, в рамках установленных выбранной специальностью границ. Там график сдачи сессии устанавливается вместе со студентами, нет журнала посещения занятий. До самого экзамена преподаватель не знает, кто записан на его лекции. При этом на экзамене гарантирована объективная оценка комиссии из трех преподавателей.
Для человека, который ищет работу после окончания учебы в университете, важен не только факт наличия диплома. Работодатели изучают приложение к диплому с оценками и смотрят, кто именно и как оценил знания студента.
Свобода не отменяет системы модулей, где соотношение обязательных предметов и курсов по выбору, в среднем, находится в соотношении 40 к 60. Модули включают курсы лекций, практические занятия и лабораторные работы, а также то, что студент должен знать по окончании изучения дисциплины.
— У нас любят говорить, что два первых года обучения в вузе студент учится заново или переучивается после школы. Насколько в Германии глубока пропасть между школой и университетом?
— В школе ученик еще более свободен в выборе предметов, чем в вузе. Конечно, такая позиция, если ребенку только десять лет, нам кажется странной, но к 18 годам это вполне логично. После школы в университет приходят лучшие из лучших. И эта достаточно ранняя селекция знаний и навыков приводит к тому, что в Украине, к примеру, станок с числовым программным обеспечением обслуживают два инженера, а в Германии — один специально подготовленный рабочий без вузовского диплома. Увы, в Украине между системой профобразования и потребностями конкретных производств нет обратной связи.
— А что делается в Германии для стимулирования специалистов к научной работе?
— В ФРГ существует единая тарифная сеть, которая предусматривает повышение статуса и доходов в зависимости от достижений конкретного научного работника. Причем изменения в его работе и ее качество оценивает не только работодатель, но свой независимый мониторинг проводит и профсоюз. Такой двойной контроль помогает не допускать ни уравниловки, ни низкой оплаты квалифицированного труда. Кроме того, любой работодатель, включая федеральные и земельные власти, знает, что если он попытается обмануть своих сотрудников или подер­жать их на голодном пайке (по немецким стандартам, конечно), то работа университета, института или лаборатории остановится до тех пор, пока не будет достигнута договоренность сторон.
Опыт наших граждан, знающих обе системы образования, помогает в реформировании украинских вузов. Он дает возможность сохранить то лучшее, что есть у нас, и научиться тому, что делает западных специалистов более профессиональными, ответственными и мобильными.

Сергей Чепижный.

Читайте также
Другие материалы рубрики
В Харькове 28-12-2017

Архивные войны

Сегодня все больше людей хотят знать историю своего рода, имена предков, живших за сотни лет до появления на свет нынешних поколений