Экскурс в историю: как боролись с инфляцией в Харькове

17-05-2017

До Первой мировой войны Харьков, как и вся тогдашняя Российская империя, не знали, что такое инфляция. Не было людей, которые могли бы рассказать о том, что делать, если цены растут, а рубль обесценивается. 

Война вносит коррективы

Первая мировая война за несколько лет разрушила экономику и финансы Российской империи. Из обращения исчезали сначала золотые и серебряные монеты, потом и медь. Остались одни бумажки. Но и их не хватало, возник «денежный голод». Понятно, что цены не могли оставаться довоенными и точно так же понятно, что допустить безудержный рост дороговизны и обнищание населения власти не могли. Как шла борьба в Харькове?
Прежде всего, власть стала бороться с неконтролируемым ростом цен. Вот как описывала действия администрации харьковская газета «Южный край» от 7 апреля 1916 года: «Харьковский губернатор кн. Н. Л. Оболенский, в сопровождении управляющего делами харьк. совещания при уполномоченном по топливу П. К. Троицкого, председателя биржевого комитета П.  И. Рыжова, председателя городской угольно-продовольственной комиссии И. Г. Сергеева, посетил Благовещенский базар. 
Князь Н. Л. Оболенский живо интересовался торговлей, останавливался возле лавок, где продавали мясо, рыбу, яйца; расспрашивал покупателей и продавцов об установившихся ценах. Наблюдается громадный подвоз яиц, цена на которые установилась сравнительно невысокая. Во время осмотра, из городских боен были привезены в холодильники крытого рынка туши черкасского мяса в огромном количестве. Много привезено птицы, так что, надо полагать, недостатка в мясе на праздниках не будет. В двух случаях г. губернатором было замечено, что торговцы повысили цены и тут же они были подвергнуты административному взысканию: в одном месте было установлено, что торговец продал 4 коровьих ножки за 2 руб., за что был оштрафован на 500 руб. Осмотр базара продолжался около 4 часов». Регулярные рейды по магазинам и лавкам проводил и вице-губернатор П. Н. Масальский-Кошуро.
Рост цен порождал и рост жалования. Вот как в сентябре 1916 года, по сообщению той же газеты, действовал местный бизнес: «В совете съезда горнопромышленников юга России было рассмотрено заявление служащих совета, которые коллективно ходатайствовали о прибавке вознаграждения ввиду растущей дороговизны жизни.
Совет удовлетворил ходатайство, установил следующие надбавки: получающим в месяц до 50 руб. — 60%, от 50 до 100 руб. — 55%, от 101 до 200 руб. — 40%, от 201 до 300 руб. — 30%; лицам, получающим жалованье свыше 300 руб. в месяц решено выдавать прибавки в размере 1,080 руб. ежегодных». Кроме таких мер власти ввели карточки на сахар и керосин.

«Ни копейки денег нет, разменяйте десять миллионов»
Но так можно было бороться, пока в стране была достаточно устойчивая власть, а когда Февральская революция одним махом разгромила и полицию, и суды, и чиновную вертикаль, за ценами стало не угнаться.
Летом 1917 года Временное правительство узаконило обращение денежных суррогатов наряду с государственными эмиссиями. Это решение было вызвано нарушением связей с центром эмиссии денег. Всё больше товаров стало выдаваться по карточкам. Летом 1917 года Временное правительство узаконило обращение денежных суррогатов наряду с государственными эмиссиями. Это решение было вызвано нарушением связей с центром эмиссии денег. Кроме того, денежные знаки мелких номиналов без постоянного обновления быстро изнашивались и приходили в негодность. «Керенки» использовались неразрезанными на отдельные купюры, целыми листами. Теперь уже до 1923 года все возможные власти ничего не могли сделать, и каждый спасался, как мог. 
В 1916—1923 гг. в Харькове около 80 субъектов печатали собственные деньги, ими было выпущено более 400 разных номиналов. Из официальных учреждений отметилось губернское земство. Уже тогда, в разгар первой попытки украинизации 1918 г., его карбованцы были двуязычными.
В Харькове размещалась и Всеукраинская Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, переименованная в 1922 году в Государственное политическое управление Украины и Крыма. В том же году был создан «Военный кооператив №4 ГПУ» — закрытый кооператив, находившийся в воинских частях и обслуживающий их личный состав. Ему принадлежали магазины, чайные и хлебопекарня. В конце 1923 года были выпущены и деньги ГПУ — контрольные талоны, печатавшиеся на тонкой белой вощёной бумаге номиналами от 15 копеек до 50 рублей. Впрочем, обращались они недолго.
Люди же от инфляции спасались «народными средствами» — создавали запасы продуктов долговременного хранения, скупали при первой же возможности золото и драгоценности, чтобы в случае полной нехватки денег их продать.

«Фантики» и СКВ

Последний советский премьер Павлов устроил замену 50- и 100-рублевых банкнот. 22 января 1991 года Михаил Горбачев подписал указ об изъятии из обращения и обмене 50- и 100-рублёвых купюр образца 1961 года. О подписании указа СМИ протрубили поздним вечером того же дня, когда практически все финучреждения и магазины были закрыты. Наиболее находчивые люди в ближайшие часы после этого смогли разменять имевшиеся у них купюры в кассах метро, железнодорожных вокзалов и у таксистов (многие кассиры и таксисты, занятые работой, ещё не успели узнать об оглашении указа). Некоторым из нас удалось отправить крупные денежные переводы в отделениях почты при вокзалах, работавших до 24 часов. 
Год спустя на территории Украины вводились купоны многоразового использования, то есть суррогаты денег, вскоре ставшие единственным платежным средством. Хрущевские и павловские «фантики» заменялись безымянными. До введения гривни оставалось 4,5 года. 
В связи с процессом развала СССР снова начались финансовые катаклизмы, вновь породившие в Украине частные эрзац-деньги. Первыми в этом ряду были талоны на сахар, мыло и табачные изделия. Затем киевские власти выпустили одноразовые купоны, которые нужно было отрезать ножницами и прикладывать к наличным деньгам. Эти дополнительные бумажки легко подделывались и серьезной мерой по защите внутреннего рынка стать не могли. Только в Украине 1750 предприятиями и организациями в 515 населённых пунктах было выпущено 12 тысяч разных денежных знаков. Причём введение конвертируемой гривни этот процесс не остановило. Харьков, что естественно, не остался в стороне. Свои «деньги» на разных отрезках этого периода выпускали и библиотека им. Короленко, и Харьковский мясокомбинат, и АО «Давтян и Ко» и многие многие другие. Дольше всего внутреннее денежное обращение продержалось на ХТЗ. Пять лет тракторостроители получали зарплату талонами по 60 копеек, которые народ прозвал в честь своего директора «тодоровками».
А как же люди спасались от инфляции? Получив зарплату, они старались быстро купить вещи многоразового использования или свободно конвертируемую валюту. Хранить сбережения в долларах и немецких марках было надежней, чем карбованцы в банках. Рецепты прабабушек времен Гражданской войны также оказались полезны. Так и дожили до более-менее стабильной валюты. Конечно, не такой, как царский золотой рубль, но и не «керенки» или купоно-карбованцы.

 

Дмитрий Губин.

Читайте также
Другие материалы рубрики
В Харькове 17-05-2017

Нетипичный случай

Молодая женщина, Даша Качанова, детство которой прошло в детском доме, мама двух малолетних детей, оказалась в результате ДТП обездвижена...