Этот храм будет однозначно слобожанским

21-08-2015

Ко Дню города в Харькове пройдет освящение храма Жен-Мироносиц с девятью куполами. В городе возобновляется деятельность прихода, закрытого в 1930 году, и харьковчане будут привыкать к новому, доселе не виданному на этом месте сооружению.

Общая площадь здания — 1 тыс. 222,7 кв. м, высота — 45 м.
В цокольном этаже уже действует нижний храм с алтарем и иконостасом, на втором этаже будет освящен главный молельный зал с тремя алтарями, рассчитанный на 300–500 прихожан. Здание церкви с золочеными куполами построено из кирпича, оштукатурено и выкрашено в белый цвет.

От кладбищенской церкви к престижному приходу
Мироносицкая церковь впервые упоминается в 1701 году как кладбищенская за дальней окраиной Харькова. Известно, что был тот храм деревянный с гонтовой крышей. Изображения его не сохранились. Уже в екатерининские времена харьковцы обратились к губернатору Дмитрию Автономовичу Норову с просьбой построить на кладбище каменную церковь. 12 марта 1781 года выдана храмозданная грамота с разрешением на строительство церкви. И 9 мая 1781 года протопоп М. Шванский заложил каменный храм. 9 июня 1783 года кладбищенская церковь была освящена. Это был небольшой каменный однопрестольный храм, рядом с которым была возведена деревянная колокольня с четырьмя колоколами. Церковный двор огородили простой деревянной оградой. Вокруг церкви стал складываться приход, и богослужения там стали регулярными с 1802 года. Храм переименовывали то в Тихвинский, то в Крестовоздвиженский, но в нем всегда оставался притвор в честь Жен-Мироносиц. Последнюю реконструкцию проводил В. Н. Покровский, соорудив высокую колокольню в ростовском стиле. Среди прихожан храма были семья Алчевских-Бекетовых, многие университетские профессора.
В 1930 году было принято решение о сносе храма в связи со строительством театра массового музыкального действа. Существует протокол заседания горсовета от 17 февраля 1930 года, где говорится: «Слушали: о закрытии и разрушении церквей. Решили: закрыть и разрушить Мироносицкую церковь за счет строительства оперного театра. Разрушение произвести путем взрыва. Закрыть и разрушить Николаевский собор путем разборки…» Но это только осуществление вышестоящего решения. Еще 12 февраля «Харьковский пролетарий» сообщил, что «секретариат ВУЦИК постановил снести здания Мироносицкой церкви и Николаевского собора». 11 марта храм взлетел на воздух. Жителей окрестных домов и работников совучреждений заранее попросили покинуть помещения.

Новый храм: мнение автора
В 2008 году руководство города приняло решение о сооружении храма Жен-Мироносиц. Конкурс выиграл проект, выполненный группой харьковских авторов во главе с заслуженным архитектором Украины, лауреатом премии Совета министров СССР, членом-корреспондентом Украинской Академии архитектуры, главным архитектором института «Укргорстройпроект» Павлом Чечельницким. Накануне открытия храма корреспондент «Времени» побеседовал с Павлом Григорьевичем.
— Павел Григорьевич, почему вы решили делать совершенно новый проект, а не возобновлять заново тот храм, который существовал до 1930 года?
— Это была кладбищенская церковь. Она многократно перестраивалась. Ни о какой ансамблевости, то есть вписанности в окружающие здания, говорить не приходится. Она, конечно, была доминантой, когда вокруг были мазанки или дома в 1-2 этажа. Долгое время здесь проходила граница города. Новая церковь не находится точно на фундаменте предыдущей. Когда после сноса старого храма строили театр массового действия (его гримерки — ныне жилой дом с Муниципальной галереей), то часть места уже оказалась занята, и наш проект реализован ближе к ул. Сумской. И на фоне зданий разных эпох — того же жилого дома, областного УВД и др. зданий в 5–7 этажей — реплика старой церкви наверняка бы затерялась.
— Почему для современного храма Жен-Мироносиц вы выбрали стиль, восходящий к «украинскому барокко», к И. П. Зарудному?
— Мы не только к той основе приближаемся, но и к распространенной в наших краях лиманской школе народной архитектуры (в честь с. Лиман Змиевского района). Когда нам предложили строить храм на этом парадном месте, у меня и сомнений не возникло в том, каким он должен быть — знаковым. Девятиглавый храм Жен-Мироносиц в этом абсолютно местном стиле должен стать визитной карточкой Харькова, он будет однозначно узнаваем и однозначно слобожанским. При многих недостатках это, как мне кажется,— самый лучший храм, который мы строили в этом городе.
Наша мастерская занимается возрождением традиционной архитектуры народов Украины, в том числе сакральной. И мы возрождаем не только храмы, хотя они стали вытеснять то, что мы делали до того. Мы создавали проекты жилых домов в русском и украинском стилях, дома для беженцев из Южной Осетии, для корейского землячества. Постепенно проекты храмов вытеснили в нашей работе другие формы. Сейчас у нас заказ на кафедральный собор в Тернополе в византийском стиле.
— Менялся ли проект в процессе строительства?
— Если говорить честно, то Харькову не очень повезло с архитектурой храмов. Наш учитель, профессор Алексей Алексеевич Тиц ругал Благовещенский храм за «смесь византийщины, Руси, готики и т. д.». То есть за эклектику. Место для храма выбирали не мы, а тогдашний городской голова. До этого там предполагали построить очередной торговый центр. Градостроительный совет утвердил проект храма со стоянкой для автомобилей. Так построен Храм Христа Спасителя в Москве, так же мы проектируем новый кафедральный собор для Киева возле Покровского моста (проект пока заморожен). В процессе строительства в проект были внесены изменения. Например, вместо часовен будут киоски.
Дмитрий Губин.

Фото Святослава Проскурина.

 
Читайте также
Другие материалы рубрики