Главное в кампании по массовому переименованию — не наломать дров

25-05-2015

У харьковских общественников уже есть немало предложений по поводу переименования городских топонимов.

По принципу историчности 

— Какие имена, на ваш взгляд, могли бы в ближайшее время появиться на карте Харькова взамен имен деятелей коммунистической эпохи? И кто это должен решать? — наш первый вопрос харьковскому культурологу, почетному члену Всеукраинского союза краеведов, члену консультативного совета по охране культурного наследия при Харьковской ОГА Михаилу Красикову.
— С одной стороны, принимать такие решения следует экспертам — опытным краеведам и историкам. Но при этом обязательно должны быть заслушаны мнения представителей общественности, рядовых жителей Харькова. Честно говоря, не только у меня есть большие претензии к харьковской топонимической комиссии, к принимаемым ею решениям. В этом органе представлены далеко не все специалисты, которые действительно знают историю города. Да и вообще, должна быть определенная ротация экспертов. Когда люди десятилетиями сидят в комиссии, они однотипно на все реагируют, не учитывают новых веяний. Мне кажется, при определении состава топонимической комиссии должны быть выборность и открытость. Переименования — очень ответственное дело. Конечно, желающие эксперты могут выступить в СМИ, но непонятно, учитывает ли топонимическая комиссия их мнения и насколько объективно выбирается то или иное название. Ведь есть и политическое давление, и просто-напросто вкусовщина. А главным принципом, на мой взгляд, должен быть принцип историчности — то есть приоритетными должны быть старые названия улиц или связь данной улицы с какой-либо выдающейся личностью.
Например, в Харькове была когда-то улица с прекрасным названием Девичья. Наверное, по созвучию ее переименовали в честь партийного и советского деятеля Николая Демченко. А ведь название улицы Девичьей во­шло в историю литературы, о ней писали Валентин Катаев и Юрий Олеша, — как и о соседней улице с не менее поэтическим названием Черноглазовская, носящей сейчас имя маршала Бажанова. На углу этих улиц сохранился и дом, где жили упомянутые литераторы. Поселились они там, кстати, пленившись именно названиями улиц.
— Старожилы Харькова по-прежнему называют улицу маршала Бажанова Черноглазовской. Как и улицу Революции 1905 года — Кузинской, а Краснооктябрьскую — Конторской...
— На мой взгляд, при возвращении улицам старых названий можно было бы сделать некоторые исключения — для тех случаев, когда с улицей связано имя какого-либо выдающегося человека. Например, на Конторской в годы Гражданской войны жила выдающаяся художница Зинаида Серебрякова. Здесь сохранился дом, в котором обитала ее семья, — единственный в Украине, связанный с памятью о нашей всемирно известной землячке. Неформальное общество друзей Зинаиды Серебряковой, которое я возглавляю, неоднократно высказывало идею увековечить имя художницы в названии этой улицы. Но топонимическая комиссия отреагировала на наше предложение несколько странным образом. Когда в 2012 году к Харькову присоединили территории пригородов, в Бражниках появились улица Серебряковская и Серебряковский переулок, а в Циркунах — улица Серебряковой. Это прекрасно, однако логично было бы увязать имя художницы с тем местом, где она жила и творила. А название «Конторская» вполне может параллельно существовать (как оно существует и сейчас) — как неофициальное, устное. 
— Но Серебрякова ведь жила все-таки на улице Конторской, а не на улице Серебряковой. И к тому же она не любила Харьков, который был связан с очень тяжелым периодом ее жизни. Она жила здесь вынужденно и с нетерпением ждала возможности переехать в Петроград... 
— А у нас нет другой улицы, связанной с Серебряковой! Здесь были не только страшные для нее события, но и радостные. Тут созданы ее знаменитые работы «На террасе в Харькове» и «Карточный домик». И если бы улицу переназвали в честь этой художницы, наше общество за свой счет поменяло бы все адресные таблички, поместив на них репродукции работ Серебряковой, и превратило бы эту чрезвычайно интересную в историческом и архитектурном плане, но, мягко выражаясь, неухоженную улицу в своеобразную картинную галерею. Чем не туристическая «фишка»? 

Багалей, Сумцов, Лейбфрейд…
— Вероятно, в ближайшее время переименуют улицу Фрунзе, которая раньше носила название Технологической. На этой улице жил академик Дмитрий Багалей, роль которого в жизни Харькова и сохранении истории города трудно переоценить...
— Вопрос о переименовании улицы Фрунзе в улицу Багалея стоит уже лет 20, это давно нужно было сделать. Кроме того, мне кажется, что академик Дмитрий Багалей заслужил, чтобы его имя носила станция метро, которая сейчас называется Советской: он работал в расположенной рядом с этим местом городской думе, преподавал совсем недалеко в университете... 
Безусловно, должна быть переименована и станция метро «Метростроителей имени Ващенко». При всех заслугах этого партийца в деле строительства метрополитена есть вещи, которые не все харьковчане могут простить. В частности уничтожение 1-го городского кладбища с могилами многих известных харьковчан. Именно к нему ходили родственники похороненных здесь знаменитых ученых во главе с Юрием Багалеем и просили не разрушать эти могилы, не переносить их. Но никто не захотел с ними считаться. В это же время была уничтожена и хата-мазанка на улице Чистоклетовской (Лысая гора), в которой, по преданию, жил Григорий Сковорода. 
— А есть ли в Харькове улица имени основателя Исторического музея, известного этнографа Николая Сумцова?
— Здесь примерно та же история, что и с улицей Серебряковой. Кстати, есть в городе и улица Гната Хоткевича, о которой мало кто знает, потому что она тоже находится на окраине. Хотя роль Хоткевича в сохранении и развитии слобожанских традиций и культуры огромна... А улица Сумцова с переулком в придачу появилась в поселке Павленки в 2012 году. Понятно, что масштаб личности Сумцова, как и Хоткевича, не в обиду жителям Павленков и Черкасской Лозовой, никак не соответствует статусу окраинной улицы. Сумцов жил на Малой Гончаровке, которая, к счастью, сохранила свое название, и трогать это название ни в коем случае нельзя. На мой взгляд, именем Сумцова стоит назвать нынешний проспект Постышева, так как эти места тоже связаны с биографией академика. 
Еще в 1988–1989 годах я предлагал увековечить на карте города и имя поэта Михаила Кульчицкого, который написал крылатые строки «Я люблю родной мой город Харьков — сильный, как пожатие руки». Он погиб под Сталинградом в 1943-м. Его стихи опубликованы в Библиотеке всемирной литературы, это классика ХХ столетия. Так вот, в родном городе имя поэта до сих пор не отражено в названии улицы. 
Улицу Чубаря я назвал бы именем доктора Степана Сурукчи, который здесь жил. По сути, он создал в отечественной медицине новое направление — отоларингологию, он спас горло великого Шаляпина… Раньше эта улица называлась Садовой, но вернуть это название не получится: в Харькове уже есть Садовая, и не одна. 
Хочу упомянуть еще об одном человеке — выдающемся этнографе Петре Васильевиче Иванове, о котором с восторгом отзывались Иван Франко и Владимир Гнатюк. В Харькове Иванов учился в гимназии, потом жил в Купянске. Он даже не имел высшего образования, но в 1920-е его вместе с Оленой Пчилкой избрали членом-корреспондентом Всеукраинской академии наук за научные труды по фольклору и этно­графии. Он собрал сведения об украинской хате, о народных играх и других особенностях слобожанского быта. Все это сегодня является нашим бесценным сокровищем. Я считаю, что улицу Доватора на Новоселовке, еще хранящую черты старого быта, было бы уместно переименовать в улицу Петра Иванова. 
— Почему бы не присвоить имя этнографа Петра Иванова нынешней улице имени партийного советского деятеля Андрея Иванова, которая расположена возле Дома советов? Ее все равно наверняка будут переименовывать.
— Может быть. Прежнее название этой улицы — Ветеринарная. Но здание бывшего Ветеринарного института давно уже занимает областной дворец детского творчества. Поэтому сегодня это название будет мало кому понятным. А вот переулку Советскому, что в центре города, надо вернуть название Шляпный. Оно ценно тем, что воссоздает структуру ремесленных цехов старого Харькова — вместе с названиями улиц Коцарской, 
Рымарской, Кузнечной, Чеботарской... 
Если говорить о персоналиях, то при переименовании улиц местная историческая привязка обязательно должна быть. Например, если надумают переименовывать улицу Скрыпника, то лучше всего дать ей имя одного из самых крупных поэтов ХХ века Велимира Хлебникова, который жил в 1920 году неподалеку — на Чернышевской, 16. Хотя, возможно, улицу Скрыпника и не будут трогать, учитывая, что он был «отцом» украинизации и трагически ушел из жизни.
Еще было бы логичным появление в Харькове улицы имени Юрия Кнорозова — ученого, который расшифровал письменность индейцев майя, как и загадочные письмена аборигенов острова Пасхи. Он жил в поселке Южном, учился в Харьковском университете. В Латинской Америке Кнорозов считается национальным героем, в 2012 году в Канкуне (Мексика) ему установлен памятник, а у нас нет даже мемориальной таблички, посвященной этому необычайному человеку! 
Можно было бы дать некоторым улицам имена архитекторов, которые создавали прекрасный образ Харькова. Именно здесь работали основатели стиля украинский модерн — Сергей Тимошенко, Василий Кричевский, Константин Жуков… Украшением города остаются здания, по­строенные Александром Ржепишевским, Виктором Величко и другими талантливыми зодчими. Несомненно, было бы правильным, чтобы улица Краснознаменная получила имя К. Жукова, создавшего на ней шедевр украинского модерна — здание Художественного училища (ныне Академия дизайна и искусств). Абсолютно необходимо появление и улицы Александра Лейбфрейда — лучшего историка харьковской архитектуры и учителя нескольких поколений 
архитекторов.

Объяснить и обсудить
— С улицами, имеющими старые названия и связанными с известными личностями, более-менее понятно. Но ведь большая часть современного Харькова появилась как раз в советское время: улицы на Салтовке, ХТЗ, Новых Домах и в других районах носят свои коммунистические названия с самого «рождения». Как с ними быть?
— На мой взгляд, в этих районах улицам можно давать имена людей, не связанных с Харьковом напрямую. Хотя все-таки лучше бы иметь местную привязку. Ведь название может быть связано не обязательно с каким-то человеком, а, например, с особенностями местности и т. д. Интересных сюжетов много, нужно только до них докопаться. И, конечно, новые названия должны просвещать харьковчан, привлекать туристов, работать на имидж города, сохранять его историю. 
— Как вы считаете, насколько жители города готовы к восприятию новых названий, связанных с личностями, о которых в советское время нигде не упоминалось, и лишь сравнительно недавно их имена начали возвращаться из небытия? 
— К сожалению, действительно, для многих людей имена Багалея, Сумцова или Хоткевича ничего не значат — как, впрочем, и имена Чубаря, Косиора, Петровского и др. Им все равно, как называется их улица. Поэтому, повторюсь, решения о переименованиях должны принимать специалисты. И все-таки, прежде чем это делать, необходимо по поводу каждого нового топонима максимально широко провести обсуждения в СМИ. Для одних харьковчан это будет просто интересно и познавательно, а другие смогут при желании внести свои предложения и замечания. Главное, в ходе этой кампании по массовому переименованию не наломать дров, а провести ее взвешенно и обдуманно.

 

Уважаемые читатели!
Если у вас есть свои предложения по поводу грядущих переименований в Харькове и области, присылайте их по адресу: 61052, г. Харьков, а/я 47. или по электронной почте: timegazeta@i.ua

Читайте также
Другие материалы рубрики