Харьков и потомки гетмана

08-01-2019

Ни последний гетман Кирилл Разумовский, ни его брат Алексей к Харькову и Слобожанщине отношения не имели. А вот потомство гетмана отметилось в наших краях.


Министр и его аморальное поведение
1 января 1810 года государь решил поменять министра народного просвещения. Граф Пётр Завадовский был заменен — графом Алексеем Кирилловичем Разумовским (1748—1822). Один уроженец Черниговщины сменил на посту другого.
Министр отправлялся в отставку не за провалы. Напротив, при Завадовском была создана та система, которая просуществовала с небольшими изменениями вплоть до постсоветских времен, когда ее вытеснила новомодная «болонская система». Тогда же был открыт и харьковский университет, а вокруг него создан учебный округ во главе с графом Северином Потоцким. Разумовский не менял ни попечителя, ни ректора в течение всего своего пребывания на министерском посту. 
Кем же был новый министр? Прежде всего, вторым из одиннадцати детей последнего гетмана Кирилла Разумовского, старшим его сыном. «Угрюмый и гордый, раздражительный и желчный в уединении кабинета, граф Алексей Кириллович умел при случае блеснуть в обществе. Его несомненные познания, колкость ума, утонченная светскость иногда, хотя и нечасто, брали верх над обычною хандрою и брюзгливостью», — писал его внучатый племянник, историк А. А. Васильчиков.
Алексей Кириллович, подобно своему отцу-гетману, прославился своим многочисленным потомством. Восемь детей произвели они на свет с законной супругой Варварой Петровной, урожденной Шереметьевой. Однако в какой-то момент жена надоела ему хуже горькой редьки. По словам А. А. Васильчикова, она «была недурна собой, застенчива, робка до крайности и не блистала умом». В подмосковном имении Перово Разумовский поселил мещанку Марию Соболевскую, которая рожала ему детей (десять душ) и при Екатерине, и при Павле и при Александре — с 1785 по 1815 год! Все они стали Перовскими, а по отчеству — Алексеевичами и Алексеевнами. В 1810-х годах император Александр I пожаловал всем «воспитанникам» Разумовского дворянское звание, однако категорически отказался сделать то же самое для их матери. Надо признать, что эта ветвь гетманского потомства была весьма качественной: генералы, писатели, и лишь в третьем поколении — террористка Софья Перовская. 
Алексей Кириллович успел побыть масоном и сенатором, вместе с отцом ввести шелководство на упраздненных землях гетманщины и собрать обширную коллекцию насекомых, был он и попечителем Московского учебного округа. И вот такой многодетный отец стал министром народного просвещения. По словам А. Васильчикова, Алексей Кириллович был «гордыни непомерной… и суров в кругу своего семейства». 
В первые два года его министерства были открыты 72 приходских школы, 24 уездных училища, несколько гимназий и других учебных заведений; улучшено преподавание; усилен надзор за воспитателями-иностранцами; открыто несколько учёных обществ; учреждена при Московском университете первая кафедра славянской словесности. При личном содействии Разумовского выработан устав Царскосельского лицея и 19 октября 1811 года состоялось его открытие. В Харькове открылся институт благородных девиц и на базе университета вышла первая газета.
После 1812 года он значительно охладел к службе, стал лениться, а последние два года вовсе не занимался делами. Отставка дана ему была в 10 августа 1816 года. Остаток дней он провел в имениях Горенки и Почеп, где и умер в 1822 году.
На ниве народного просвещения трудилась и родня Алексея Григорьевича. Его зять, Сергей Семёнович Уваров, также был министром народного просвещения (1833—1849), а внук Алексей Сергеевич Уваров — основателем исторического музея в Москве и знаменитым археологом.

Пациент Сабуровой Дачи 
Сразу после смерти Алексея Кирилловича в Харьков на Сабурову дачу был переведён из Суздаля его сын от законной супруги Кирилл Алексеевич. Пожалуй, его судьба была самой печальной среди законных потомков гетмана.
 То он попал в секту иллюминатов, то застрелил ямщика, то… В 1804 году, после поездки в Шотландию, умопомешательство стало бесповоротным. Кирилла лечили в Шлиссельбургской, а затем и в Петропавловской крепости под наблюдением доктора Цедергольма. Затем он был помещен в суздальский Спасо-Евфимьев монастырь, где доживали век тронувшиеся умом арестанты. 
Затем, уже безнадежно больной, он был переведен в Харьков. Здесь, по словам А. Васильчикова, «сумасшествие его перешло в тихий идиотизм, он рассуждал, как ребенок и писал огромным почерком между двумя строками». На лето его в Полтаву забирала сестра Варвара, в замужестве княгиня Репнина-Волконская. На Сабуровой даче Кирилл Алексеевич и скончался. Никого из родных и близких рядом не было. А. Васильчиков констатирует: «Мы напрасно старались доискаться до следов его могилы. Все попытки в Харькове оказались безуспешными»

Попечитель учебного округа
«Воспитанник» министра Алексей Алексеевич Перовский пожалуй, из всех своих многочисленных братьев и сестер имел наибольшую склонность к изящным искусствам. Он окончил Московский университет, уже в двадцать лет имел ученую степень доктора философских и словесных наук и был автором перевода повести Н. М. Карамзина «Бедная Лиза» на немецкий язык. 
С началом Отечественной войны 1812 года он в действующей армии, воюет с Наполеоном. Расплодившееся гетманское потомство разделило между собой обширные земли Разумовских. Алексею Алексеевичу Перовскому досталось имение Погорельцы в Черниговской губернии. Оттуда и его литературный псевдоним — Антоний Погорельский. Вместе с разведенной сестрой Анной Алексеевной он занимается воспитанием племянника — будущего поэта и драматурга графа Алексея Константиновича Толстого.
Служба позволяла ему все же отлучаться из столицы и подолгу жить в Погорельцах, с которыми связана работа писателя над повестью «Лафертовская маковница», явившейся первым в русской литературе опытом фантастического повествования романтического типа. Сразу же после появления повести в печати с нею познакомился А. С. Пушкин, написавший брату из Михайловского 27 марта 1825 года: «Душа моя, что за прелесть бабушкин кот! Я перечел два раза и одним духом всю повесть, теперь только и брежу Три(фоном) Фал(елеичем) Мурлыкиным. Выступаю плавно, зажмуря глаза, повертывая голову и выгибая спину. Погорельский ведь Перовский, не правда ли?» 
Так бы и остался Антоний Погорельский в истории русской литературы полузабытым бытописателем, если бы в 1829 году не сочинил для своего любимого племянника Алеши сказку «Черная курица, или Подземные жители». Её не коснулись ни цензурные запреты, ни идеологические кампании. В советское время по ее мотивам записали радиоспектакль, сняли мультфильм и полнометражную художественную кинокартину.
В 1825 году Александр І назначил действительного статского советника Перовского попечителем Харьковского учебного округа. Главной своей задачей Алексей Алексеевич считал воспитание в духе православия и патриотизма и предлагал ввести телесные наказания для студентов университета. Он добился права бессрочного назначения ректора и приглашения профессоров по собственному усмотрению. 
Перовский, человек весёлый, общительный и умный, в первую очередь необыкновенно привлекал к себе «добродушным и занимательным обхождением». После подавления восстания декабристов Перовский всячески давал понять, что со своими приятелями общался только на литературные темы и не был к ним близок идейно.
Алексей Алексеевич больше всех братьев и сестер походил на отца. Поначалу деятельность попечителя была кипучей. При его содействии в Харькове был основан акушерский клинический институт, университетские клиники переехали в новые здания. 
Затем Перовский уяснил, что в этих краях не принято перетруждаться на службе, и более трех лет вообще в Харькове не показывался. В 1827 году попечитель с сестрой и племянником отбыли за границу и больше ни разу в округе не появлялись. Во время своих зарубежных путешествий Перовский встречался с Гете, Гофманом и другими литераторами. В одном из писем Николаю І он хвастал, что знает все происходящее в Харьковском учебном округе, вплоть до частной жизни студентов, и ему для этого не надо бывать лично в Харькове. В промежутках между странствиями Перовский жил в Погорельцах и творил. 20 марта 1830 года государь все же решил сменить попечителя и прислал в Харьков ярославского помещика Филатьева.
Когда граф А. К. Толстой вырос и стал известным поэтом, он вместе с тремя своими двоюродными братьями Жемчужниковыми (детьми Ольги Алексеевны, урожденной Перовской) создал выдающуюся литературную мистификацию, имя которой — Козьма Прутков. Внешность его была взята из повести их покойного дядюшки Алексея Алексеевича «Двойник, или Мои вечера в Малороссии». Очень многие высказывания Перовского известны нам как афоризмы Козьмы Пруткова. 
Картины еще одного племянника попечителя — Льва Михайловича Жемчужникова — хранятся в харьковском художественном музее.
Дмитрий Губин.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики