Исчезающая хрупкость бытия

09-12-2019


«Стекло, фарфор и репутация легко дают трещину и никогда полностью не восстанав­ливаются…» — эти слова Бенджамина Франклина я вспоминала на экскурсии в музее Барановского фарфорового завода. А также другую экскурсию — в Будах под Харьковом, давным-давно, в начале нулевых годов.

Уже минуло более десятка лет, как фаянсовый завод в Будах был объявлен банкротом, а коллекция кузнецовского фаянса, собранная за 120 лет, перекочевала в Харьковский исторический, художественный и местный историко-краеведческий музеи. В полной ретроспективе в одном месте историю украинского фарфора и фаянса  за более чем 200 лет можно проследить сегодня разве что лишь в Барановке. Музей, в котором самый старый экспонат датирован 1805 годом, хочется посещать снова и снова.
В неотапливаемых залах очень холодно (посуда — не живопись и, к счастью, для музея государственных затрат на отопление помещений не требуется, иначе, наверное, и он не смог бы продолжить существование). Но насколько же в нем теплая духовная энергетика! От таланта создателей удивительных и хрупких изделий, от яркости ручной рос­писи, не тускнеющей с годами, от весеннего цветения художественной фантазии и выдающегося человеческого мастерства.
На Волыни (ныне — Житомирская область) в 1802 году было открыто большое месторождение каолина. И спустя год сюда приехали предприниматели Михаил и Франтишек Мезеры.
Барановка была частью имения магнатов Любомирских-Валевских. С ними Михаил Мезер подписывает контракт на создание фаянсово-фарфоровой фабрики, датированный 10  ноября 1803 года. После смерти М. Мезера фабрику возглавил его сын.
Известно, что декоративные вазы из Барановки пришлись по душе императору Александру I, тогда появилось высочайшее соизволение ставить на барановском фарфоре герб Российской империи. 
С 1895 года развитие завода связано с деятельностью богатого помещика Н. П. Грипари. Он покупает фабрику вместе с землей, посылает сына Петра стажером на одно из передовых в то время в Европе керамических производств — в Лиможе (Франция). Оттуда же были приглашены специалисты по проектированию форм посуды, художники ручной росписи. 
Марка завода с фамилией Грипари стала славиться по всей Европе, завод успешно участвовал в нескольких выставках: в Венеции (1910), Риме (1911), Барселоне (1913), Лондоне (1913—1914).
С 1920-х годов завод становится частью народного хозяйства Советской Украины.  Под руководством мастера-самоучки Мусия Романюка изготавливается сервиз для вождя. Делегация вручила его Ленину,  которого зачислили в штат почетных работников и даже посвятили ему специальные стихи о чайном сервизе:
Ходак із Баранівки
Дарунок привіз.
Великому Леніну —
Чайний сервіз.
Блюдця і чашечки, — 
Бризний фарфор
Вузенькой стрічкою — 
Ніжний узор.

Кстати,  декоративные ленточные узоры на кромке фарфоровых изделий считаются свое­образными оберегами. 
В послевоенные годы (1945—1960) ассортимент увеличивается — чайные, столовые, кофейные сервизы, спортивные кубки, настольная скульптура, пудреницы, коробки, сувениры, масленки. В музее можно увидеть очаровательную мелкую пластику работы известных украинских мастеров. Среди них множество фигурок, выполненных в нацио­нальных украинских мотивах, а также  уникальных по своему сюжету — например, фарфоровые космонавты, гламурные девушки и даже постовой ГАИ.
Чудо из чудес: уникальная техника оформления изделий… живыми цветами. Живые цветы заливались фарфором, а затем обжигались в печах, благодаря чему они на века украсили хрупкие произведения искусства. 
Дух захватывает двухметровая ваза, изготовленная в Барановке в подарок ХХ съезду КПСС (1956). Она расписана  вручную авторскими картинами с изображением великих подвигов народа со времен Киевской Руси и до Великой Победы над фашизмом. В росписи использовали жидкое золото! Однако оказалось, что по пути в Москву вазу не уберегли — образовалась трещина, и шедевр вернулся домой. А мы сегодня можем его разглядывать с непременным восторгом.
К обретению независимости в Украине действовали около двадцати фарфоровых заводов. Они доминировали в промышленности преимущественно аграрного Полесья, и были градообразующими предприятиями для многих небольших городков и поселков, таких как и наши Буды.
В 1990-е к нам пришла мода на импортную посуду, которую завозили из Польши, Италии, Германии и совсем дешевую — из Китая. Из-за роста цен на энергоносители, особенно на газ, лишенные государственной дотации заводы стали терпеть убытки, а бывшие работники вынуждены были копать полесский янтарь.
Что интересно, в 2002 году наш завод в Будах под Харьковом произвёл свыше 20 млн изделий, изготовил партию посуды для европейской сети супермаркетов «Карефорт», а в январе 2004 года — партию столовой посуды для Испании. И все же оказался неконкурентоспособным.
Горевать над тем, как такое могло произойти, уже бесполезно. Выжил только Дружковский фарфоровый завод (Донецкая область). В начале 2013 года на нем сумели достроить и ввести в эксплуатацию новый цех по производству ресторанной посуды, где была установлена современная немецкая линия. 
По наблюдениям автора этих строк, постепенно уходит из нашего быта и культура использования хрупкой фарфоровой посуды. Молодежь предпочитает минималистические изделия из стекла или белого фаянса без декора, выдерживающие нагрев в микроволновке. Фарфор премиум класса с ручной росписью — стоит дорого и доступен лишь очень состоятельным покупателям, да и сервизы, сохранившиеся в домашних «стенках» и сервантах, мы практически уже не используем. Из наших практик уходит культура домашнего застолья, праздничных обедов и ужинов с приглашением большого количества друзей и родственников. Даже не очень обеспеченные люди стараются отметить юбилей или годовщину свадьбы в кафе.
Так сервизы, подаренные бабушкам в качестве приданого, становятся ненужными их внукам. Остается лишь надеяться, что есть смысл их беречь и хранить, ибо со временем эти хрупкие раритеты будут расти в цене. И, может быть, во времена наших правнуков на фарфор вернется мода, ибо время — быстротечно, а настоящее искусство — вечно.
Как заметил, предваряя прошлогоднюю выставку в Харьковском художественном музее, председатель ОО «Ассоциация исследователей фарфора и фаянса» Валерий Завершинский: «Уничтожение (иногда сознательное и безжалостное) центров производства украинского фарфора и фаянса вроде бы не предоставляет хороших перспектив на будущее. Впрочем, обратной стороной медали возникает художественная составляющая темы декоративной росписи и отделки. И именно в этом, по моему мнению, кроется возможность для возрождения славной страницы отечественного фарфора, то, что можно называть «фарфоровым ренессансом».
Фото автора.
Харьков — Житомир — Барановка — Харьков.
Статья подготовлена в рамках проекта Харьковского пресс-клуба Media Hub Kharkiv при поддержке «Медийной программы в Украине» Агентства США по международному развитию (USAID) и международной организации Internews.

Елена Зеленина, спецкор

Читайте также
Другие материалы рубрики