Музейные истории любви

11-02-2019


14 февраля — День влюбленных. Когда эта романтическая дата обрела популярность в нашей стране, многие харьковчане стали интересоваться, как, например, женская красота влияла на творчество выдающихся живописцев и как звали тех, чей образ на века остался запечатленным кистью великих мастеров изобразительного искусства.

На вопросы «Времени» ответила искусствовед, заведующая отделом Харьковского художественного музея Ольга Денисенко.

В горе и радости

— Ольга Иосифовна, 14 февраля вы традиционно проводите тематические экскурсии «Музейные истории любви». На кого они рассчитаны?
— На протяжении нескольких лет мы встречаем влюбленные пары независимо от «стажа любви» и прожитых лет. Каждой третьей паре «под поцелуй» вручаются художественные буклеты нашего музея. И начинается рассказ о прекрасной, великой, неизменной, счастливой и трагической любви. О той любви, которая сначала в жизни художника оставляет значительный след, а затем переворачивает привычное представление о себе в сознании огромного количества людей, увидевших их картины в крупных и небольших художественных галереях.
— А Муз в истории мирового искусства немало. Так, мало кто знает, что моделью Рафаэля для создания «Сикстинской Мадонны» стала его возлюбленная Маргарита Лути. Прообразом «Одетой» и «Обнаженной Махи» была Каэтанья Альба, самая желанная и в то же время роковая женщина в судьбе Франсиско Гойи. Французский скульптор Огюст Роден навеки сковал в мраморе чувственную фигуру Камиллы Клодель. Мимолетная любовь Амедео Модильяни к Анне Ахматовой осталась в его портретах и в её стихах. А кто в этом смысле является пророком в нашем Отечестве? 
— Наиболее интересной оказалась история любви украинского художника Григория Лапченко и его жены — итальянской красавицы, знаменитой натурщицы, Виттории Кальдони. Нашему музею в свое время был подарен небольшой очерк с репродукциями жизненного и творческого пути этой незаурядной женщины, наделенной не только чрезвычайной красотой, осанкой, но и тонкой душой, благородством и жизнестойкостью. 
Отправной точкой стала картина «Утро», где Виттория изображена за туалетом. Академическая композиция с непременным кувшином воды для умывания, полуобнаженная фигура молодой женщины на фоне драпировки, окаймляющей арочное окно… Картина подкупает, прежде всего, ощущением искренности, личного отношения к модели, крупными, ясными формами изображений, моделированием светотени. За этим полотном — целая жизнь, наполненная и жестокой неотвратимостью судьбы, и ее щедрым даром, олицетворенным в этой прекрасной женщине.
— Увы, сегодня малоизвестна не только история любви Григория Лапченко, но и он сам… Помимо тематической направленности, ваши экскурсии носят просветительский характер? 
— Григорий Лапченко, уроженец села Валява Киевской губернии, был крепостным графа Михаила Воронцова. Он брал частные уроки рисования в Корсуне и Белой Церкви. Получив вольную, продолжил обучение в Академии искусств, стажировался в Италии, где в Альбано, на этюдах, встретил и полюбил Витторию Кальдони. Так любимая женщина Григория превратилась из реальной красавицы в многогранный художественный образ, вдохновлявший многих других живописцев. Гостям музея мы показываем репродукции с изображением Виттории авторства самых известных художников того времени: Шнорра, Верне, Риделя, Кателя, Гензеля, скульпторов Тордвальдсена и Тенерани; много раз ее пишет и Александр Иванов, автор картины «Явление Христа народу».
— Лапченко вернулся на родину с избранницей? 
— Да, возвращается в Украину вместе с Витторией, но, к сожалению, к тому времени он теряет зрение. Граф Воронцов и здесь идет навстречу: предоставляет Лапченко должность управляющего одного из имений. 
У нас есть старинная фоторепродукция супругов незадолго до их смерти: трогательная пара пожилых людей, объединенных сильным, настоящим и глубоким чувством, неподвластным немилосердным испытаниям судьбы, верным супружеской заповеди «вместе в горе и радости».
— Встречает, вдохновляется, влюбляется, пишет — эта схема является вечной? 
— «Художник и его муза» — понятие, которое нуждается в весьма деликатной публичной трактовке, с исключением обывательского «смакования подробностей». Надо придерживаться такта и уважительного отношения к выбору художника, какой бы счастливой или трагической не была их любовь.

Опережая время 

— К какому полотну мы теперь переходим?
— К морскому пейзажу Ивана Айвазовского «Венеция со стороны Лидо», написанным в Харькове в 1854 году. Пейзаж, вдохновленный настроением идиллии, соткан из нежных трепетных тонов неба и почти незыблемой водной глади, по которой плывет гондола. В ней мужчина и женщина. Вдвоем и не вместе — он что-то рисует в маленьком альбоме, она опустила руку в прохладные струи. Страницы биографии Айвазовского подсказали: это сам маэстро с любимой в то время женщиной, знаменитой танцовщицей Марией Тальони.
Помните не только прекрасно написанную, но и чрезвычайно информативную повесть Тараса Шевченко «Художник»? Именно в ней найдете яркие, с юмором и интересными деталями характерные особенности этой талантливой женщины, которая гастролировала в Петербурге, захватывая публику темпераментным исполнением качучи — танцем испанских цыган в балете «Хитана». На её выступлениях неоднократно бывал влюбленный в танцовщицу Иван Айвазовский, искавший затем встречи с ней в Венеции, во время своей триумфальной поездки по европейским странам. Чувства вспыхнули… и быстро погасли. Оттого такими красноречивыми являются их позы в лодке во время прогулки...
— Истории любви в изобразительном искусстве бесконечны. Наверное, не все они представлены в выставочных залах?
— В архиве нашего музея хранятся достаточно богатые фонды художников — представителей харьковской пейзажной школы: С. Васильковского, П. Левченко, М. Ткаченко и М. Беркоса. Во время работы над альбомом «Харьковская пейзажная школа» мне, как одному из его авторов, было предложено создать комментарии к фотографиям художников. Внимание привлекла «женщина с внешностью ангела» (именно так я и написала впоследствии в комментарии) — певица и музыкант Матильда Сытова, жена Петра Левченко. Несмотря на все жизненные невзгоды, которые пережил художник, она действительно стала для него родной душой, другом, советчиком — своеобразным ангелом-хранителем. Её образ повлиял на создание многих сюжетов для разных картин. Встречаемся с ней в момент игры на фортепиано, при свете уютной настольной лампы, за шитьем и на отдыхе. Почти нигде мастер подробно не прописывает лицо жены. Поэтому во время экскурсии устанавливаем на мольберт их совместное фото рядом с великолепным портретом Матильды — красивой и одухотворенной Музы Петра Левченко.
— Во время подготовки к экскурсиям вы учитываете пожелание посетителей?
— В обязательном порядке. С удовольствием выполнили просьбу о проведении вечера, посвященного счастливой и одновременно трагической любви Михаила Врубеля и его жены Надежды Забелы-Врубель. В коллекции музея находятся несколько произведений художника, среди них — графический портрет Надежды. Они неоднократно бывали в Харькове, Надежда пела здесь в оперных спектаклях. Состоялся насыщенный биографическими данными вечер с презентацией видеоряда и уникальными записями исполнения Надеждой нескольких оперных арий и романсов. Своеобразный творческий вечер произвел большое впечатление на посетителей музея и дал возможность провести сбор благотворительных средств на памятник воинам, погибшим в зоне АТО. 
— В нынешнем году появятся новые имена и истории «музейных влюбленных»?
— Проведение таких встреч, их успех становится возможным на базе фундаментальных научных знаний по истории экспонатов нашего музея, их краеведческих реалий, биографических подробностей жизни героев, умения найти неизвестные «изюминки» в исследованной теме и, безусловно, требует непринужденности и раскованности в подаче материала. Планка требований, предъявляемых посетителями музея, все время повышается, как и возможность получения информации из электронных источников, поэтому музейщикам нужно во многом «опережать время», использовать креативные подходы в освещении предмета, сочетая музейные традиции и современность, утверждая в наше непростое время вечные морально-этические ценности.
— Спасибо, Ольга Иосифовна, за интересную и познавательную беседу. 

Александр Анничев, 
искусствовед

Читайте также
Другие материалы рубрики