Наше музыкальное ВСЁ

21-11-2019

Несколько дней назад, 17 ноября, перестало биться сердце великого харьковчанина — Юрия Леонидовича Щербинина. 

 

С великими и о великих...
О масштабе этого человека догадывались далеко не все: скромность его была феноменальна. И столь же феноменальны были его познания в области истории харьковской музыкальной жизни. Поэтому создать музей истории музыкальной культуры (который он назвал магически — «Обереги музичної Харківщини») было под силу только ему — ведь он был не только архивистом, собирателем раритетов, но и участником главных музыкальных событий города на протяжении более чем полувека. И фактически — главным «оберегом» истории музыкальной Харьковщины от классики до джаза и рока. 
О своих известных предках он стеснялся рассказывать, но именно в его семье сохранились некоторые предметы (в частности, книги), принадлежавшие первому харьковскому губернатору Евдокиму Щербинину (теперь они в музее), кстати, музыканту и доброму знакомцу Григория Сковороды, «трудо­устроившему» последнего педагогом в прибавочные классы Харьковского коллегиума.
Родился Юрий Леонидович в Харькове 30 мая 1941 года. Отец был начальником сборочного цеха Харьковского машиностроительного завода №183 (позже — им. В. А. Малышева), эвакуированного во время войны в Нижний Тагил. Мать же с младенцем и тяжелобольными родителями вынуждена была остаться в Харькове. Кошмаров войны хватило и на долю Юрочки. Но и после войны «в доме царили тревога и страх перед звонком, стуком в дверь, потому что неожиданности были весьма печальны», — вспоминал он о 1940—1950-х годах. Мать его прошла ГУЛАГ, но вернулась. При жизни родителей он даже не видел их дореволюционных фотографий, и нашел сверток со старыми снимками много лет спустя после ухода своих близких: свидетельства дворянского происхождения старшим приходилось тщательно скрывать. 
Семья была дружная и высококультурная. С детства Юра рисовал запоем, увлекался конструированием. Мама стала его первой учительницей музыки. Еще ребенком он выступал в филармонии с оркестром. В 1964 году окончил Харьковское музыкальное училище по отделению специального фортепиано. В 1965—1967 годах — учеба в Ленинградской консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова. Он стал завсегдатаем Эрмитажа, Русского музея, Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. И уже тогда начал работать в архивах как исследователь истории Харьковского отделения Русского музыкального общества и деятельности И. И. Слатина. Бывал на репетициях Евгения Мравинского в Ленинградской филармонии, познакомился там с Ваном Клиберном. Но престарелые родители стали почти лежачими, и пришлось перевестись в Харьковский институт искусств, который молодой музыкант окончил в 1970 году. 
Преподавательская деятельность Юрия Леонидовича началась еще в 1964 году в харьковской детской музыкальной школе им. Бетховена, а затем продолжилась в Харьковском музыкальном училище и в Харьковском институте искусств. Он неоднократно избирался в правление Союза композиторов Украины и в правление его харьковского отделения, имел возможность общаться со Святославом Рихтером, Родионом Щедриным, Майей Плисецкой, Ираклием Андрониковым и другими выдающимися людьми. 
С 1970-х он был участником всех съездов композиторов СССР. В эти же годы на телевидении и радио Юрий Леонидович вел циклы передач «Путешествие в прошлое», «Музыка и современность», «Музыка, рожденная в нашем городе», «Быть или не быть музыкальному музею в Харькове?» Некоторые из этих передач транслировались на весь Советский Союз. Умный и обаятельный музыковед поднимал в них такие пласты истории, о которых, казалось, все уже забыли.  

Главное дело жизни
В 1978—1984 гг. Ю.  Щер­бинин был директором Харьковского музыкального училища имени Б. Лятошинского. Спокойный и доброжелательный по отношению к учащимся и педагогам, он был неудобен руководству, поскольку отказывал в приеме в училище бездарям, за которых просило обкомовское и горкомовское начальство. 
Здание училища (то самое, где преподавал Слатин, бывал Чайковский и учился Дунаевский) на углу тогдашних улиц Свердлова и Ярославской было в полуаварийном состоянии, а денег на его ремонт почти не давали. И тогда Щербинин принял решение, стратегически неверное (и даже пагубное для памятника истории), но тактически показавшееся ему правильным: с огромным трудом он добился переезда училища в другое здание. Жизнь и безопасность людей для него перевесили великое прошлое детища Слатина. 
В 1997 году Щербинин, по его словам, решил покончить с «музыкоедством» и стал преподавателем кафедры философии, фотохудожником и куратором по вопросам культуры и искусства, инструктором отдела по работе с личным составом Харьковского университета Воздушных сил им. И. Кожедуба, где и работал до ноября 2019 года, с перерывом на 2000—2003 годы, когда был фотохудожником салона «KONIKA». 
Фотографирование было давней страстью Юрия Леонидовича. Его фотопортреты Рихтера, Шостаковича, Козловского, Алексея Леонова, как и изумительные слобожанские пейзажи, высоко ценятся специалистами и просто зрителями.
Не только в детстве, но и в зрелые годы Юрий Леонидович не оставлял занятий живописью. Учился он приватно у профессора Григория Антоновича Бондаренко, ученика К. Петрова-Водкина. На последних своих встречах с краеведами в «Станиславке» и библиотеке им. Франко он признавался: «В концертных залах у меня голова повернута больше не на исполнителя, а на слушателя. Моя мечта — передать слушающего, а смотрящий, чтоб угадал, какую музыку человек слушает».
Но главным делом его жизни было создание музея музыкальной культуры Харькова. Он рассказывал, как мучило его то, что он годами не может «дать лад» сокровищам, которые дарили ему, собираясь в мир иной, «великие старики». Среди таких раритетов дирижерская палочка Ильи Слатина, которой дирижировал Петр Чайковский, портрет Чайковского с автографом Петра Ильича, афиши и программы концертов столетней давности и множество других материальных свидетелей бурной музыкальной жизни Харькова. Более четверти века пробивали эту идею Юрий Щербинин, Валерий Берлин и другие неравнодушные люди. Ни выступления в СМИ, ни хождения по кабинетам не давали результата. И вдруг ректор университета Воздушных сил предложил сделать музей… в клубе военного вуза — для своих, но доступный для всех желающих. Музей родился за 8 месяцев. Юрий Леонидович вспоминал: «2014 год. Вокруг мешки с песком, и на них по два пулемета, вход в клуб перекрыт. Волнения в Харькове. Я говорю завклубом: 
— Давайте обождем с открытием — уже подписывают документы об эвакуации.
— Приказ: музей будет открыт в срок. 
30 августа 2014 года музей был торжественно открыт».
Спасибо мудрому и мужественному руководителю университета, сделавшему великое дело не только для своих курсантов, но и для всех горожан. Однако в первую очередь, конечно, низкий поклон Юрию Леонидовичу. Три прекрасно оформленных зала музея — лучший памятник этому человеку. Несомненно, музей «Обереги музичної Харківщини» должен носить имя своего создателя. Потому что он действительно «наше музыкальное ВСЁ». 

Михаил Красиков.

Читайте также
Другие материалы рубрики