Нетипичный случай

17-05-2017

Подготовка данной публикации затянулась во времени. Редакция ожидала официальных ответов на редакционные запросы, адресованные чиновникам и должностным лицам. По сути, это были простые человеческие вопросы о нетипичной жизненной ситуации.

Молодая женщина, Даша Качанова, детство которой прошло в детском доме, мама двух малолетних детей, оказалась в результате ДТП обездвижена. Она осталась прикованной к постели, без крыши над головой, без прописки, без родственников. Что делать? Как и где жить дальше? Чиновники по-человечески сочувствуют, отправляют в положенные сроки официальные ответы, но выхода из ситуации пока не находят.

Боюсь жизни за окном
Впервые я вошла в больничную палату к Даше, когда она находилась в Харьковской клинической больнице на ж/д транспорте №1, в тот аномальный день, когда над Харьковом свирепствовала непогода. Шквальный ветер разносил в клочья ветхие крыши домов, апрельский снег лавиной накрывал город. Темный лес неистово гудел за окном современной уютной палаты неврологического отделения №1.
Уже тогда врачи сказали, что рано или поздно будут вынуждены отказать Дарье в дальнейшем пребывании в больнице. Держать «подселенцев» не позволяют ведомственные протоколы, правила и сроки содержания больных. 
У Дарьи Качановой в результате ДТП произошел перерыв спинного мозга. 
— Я с октября 2016 года в больнице. Пять месяцев после операции пролежала в 4-й больнице. Потом перевели в ХКБ №1. Тут, конечно, очень хорошо. Я окружена добрыми людьми, но мне так страшно возвращаться в мир, что за окном. Боюсь той жизни. Очень боюсь, — поделилась Даша.
В ДТП Даша попала в октябре прошлого года. Ехали с подругой в машине, за рулем которой был их общий знакомый. Водитель превысил скорость, дорожная полиция стала преследовать нарушителя. Тот в свою очередь начал удирать. Потом был резкий удар в столб.
— И дальше… пропасть. Ничего не помню, — рассказывает Даша. — Очнулась уже в больнице. Водитель наш сейчас находится в международном розыске.

От прошлой жизни остались танцы… во сне
Даша рассказывает о своей 29-летней жизни, называя ее прошлой.
— От прошлой жизни самое хорошее, что у меня осталось, — это мои любимые девочки. Доченьки мои родные — Таня и Надя. — А еще мне снится, вернее, я почти явственно ощущаю, что танцую под музыку. Так приятно… Вот и все, что осталось от прошлого, — с грустной улыбкой признается Даша. 
Благодаря колоссальным усилиям врачей, глубокой вере в лучшее, заботе чужих людей и правильному позитивному настрою, Даша из состояния абсолютной обездвиженности, в котором пребывала почти 5 месяцев, перешла на качественно новый уровень. У нее появилась чувствительность в верхних конечностях. Ее цель — научиться сидеть в коляске и держать голову. А еще Даша мечтает всегда быть рядом со своими девочками и стать им духовной опорой в жизни. 
На отца своей старшей дочери Даша зла не держит. Хотя именно он выписал ее из дома в Балаклее, с их общим ребенком на руках. Выписал в никуда. Сейчас старшей дочери Тане 10 лет. 
Младшей Наденьке — 7. Обе сестренки обожают свою маму, жалеют, стараются радовать хорошими оценками. Для детей поездка к маме в больницу — огромное радостное событие.

Спасибо хорошим людям
Дочери Даши в настоящий момент проживают в интернате, учатся в обычной школе №130. Счастье, что они вместе, что их окружили заботой и вниманием. На сегодня актуальнейшим для Даши является девиз: «Работать, работать и снова работать. Над собой. Бороться с недугом, заниматься, двигаться». Ради своих девочек, ради будущего. 
— В Харькове я работала и жила по месту работы, — вспоминает Даша. — Мои бывшие работодатели приютили меня. Когда случилась беда, они бросили клич в соцсетях и собрали 16000 грн. на операцию. Ну как тут не верить в чудо? Как бы ни складывалась моя будущая жизнь, за то, что сделали для меня мои новые друзья, врачи неврологического отделения больницы, за ту опеку, которой меня окружил заведующий отделением, мой лечащий врач, я буду благодарна всегда. Спасибо всем хорошим людям.
Медики едины в своей оценке данной ситуации, называя ее «нетипичной», поскольку Даше действительно некуда деваться после выписки из больницы. И это в её-то физическом состоянии!
Главный врач больницы Ирина Фурса ответила «Времени», что медицинское учреждение не обращалось в департамент здравоохранения или в департамент труда и социальной политики.
— У нас нет таких полномочий.
Медики вполне справедливо заявляют, что их обязанность — это качественное лечение и реабилитация больных.
В департаменте по делам семьи, молодежи и спорта Шевченковского района Харькова (по месту пребывания Даши в медучреждении) «Времени» в официальном ответе отказали, сославшись на конфиденциальность информации. Но в телефонном режиме сообщили, что способствуют тому, чтобы прописать Дашу в городе.

Харьков бесприютный
Директор департамента труда и социальной политики Харьковского горсовета Лариса Болгова так прокомментировала «Времени» вопрос о возможном приюте для Даши: 
— Департамент труда и социальной политики Харьковского городского совета сообщает, что в Харькове нет специализированных социальных учреждений (приютов, центров), в которых могла бы проживать Дарья Качанова, учитывая ее состояние здоровья.
По информации департамента здравоохранения Харьковского горсовета, учитывая имеющуюся степень нарушения двигательных функций Дарьи Качановой, в настоящее время в г. Харькове отсутствуют ле­чеб­но-профи­лактические учреждения, в которых возможно длительное пребывание и проживание больных с таким диагнозом. Нам также сообщили, что копия запроса редакции направлена в департамент социальной защиты населения Харьковской областной государственной администрации. 
На момент написания статьи поступила информация о том, что рассматривается, как один из вариантов, перевод Даши в хоспис 17-й больницы. Заведующая хоспис-отделением Ирина Монастырская рассказала «Времени»: «Пока информации о переводе такой больной к нам не поступало. Это не наш профиль. Поймите, хоспис и реабилитация — несовместны. Хоспис — это то место, где смертельно больные люди максимально достойно завершают свой жизненный путь. А у больного, который нуждается в реабилитации, — другая задача. Он должен победить болезнь и жить». 
 В Харькове и области есть хосписы, приют для бездомных, психиатрические лечебные учреждения, есть прорекламированный СМИ приют для жертв семейного насилия европейского образца.
Но случай с Дашей — нетипичен. Дарья, по утверждению врачей, психически адекватна, интеллектуально высокоразвита. Она ясно мыслит, нормально разговаривает и не теряет надежды на то, что будет социализирована и станет проживать вместе со своими детьми. Даша должна получать реабилитационный комплекс, проходить ряд медицинских процедур, иначе происходит процесс так называемого «окостенения». 
Есть ли в Харькове, в области, в Украине приют, медучреждение, где возможно не только существовать, но полноценно жить человеку, попавшему в подобную беду? Законодательство и медицинские протоколы не предусматривают ответов. И только человеческое участие способно найти решение в этой непростой задаче. В таких случаях говорят: «Произошло чудо». Случится ли оно с Дашей?


Нина Спасская.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики