НеутоМиша

19-09-2019

На днях свой 60-летний юбилей отметил Михаил Красиков — поэт, краевед, профессор НТУ «ХПИ», многолетний автор публикаций на страницах «Времени».

Успеть спасти от забвения
Кто не знает Красикова лично, тому есть смысл посетить хотя бы одно из тех многочисленных культурных мероприятий, которые он с 1980-х годов проводит для харьковчан: поэтические вечера, выставки, экскурсии, открытые лекции и встречи с интересными людьми, краеведческие конкурсы, конференции, фестивали, пленэры... Михаил Михайлович, без преувеличения, открывает миры, которых, оказывается, огромное количество запрятано во временных и географических закоулках Харькова. Остаётся только удивляться, когда же он всё успевает, ведь еще занимается научной и преподавательской работой, ездит в этнографические экспедиции по сёлам, пишет стихи, выпускает книги...
— Блистательный киевский режиссер и поэт Ольга Самолевская в шутку прозвала меня «НеутоМиша», — улыбается Михаил Красиков. — А если серьезно, то мне очень близки слова харьковского поэта Михаила Кульчицкого: «Самое страшное в мире — это быть успокоенным». Моя «не­успокоенность» основывается на неравнодушии к тому, что я люблю. А люблю я все старинное, фольклор, литературу и искусство, вызывающие душевный отклик. 
Как культуролог я исследую то, что еще не тронуто другими коллегами. Например, обряды, связанные с 40-летием человека, существующие кое-где на Полтавщине и Сумщине. Или редкий украинский обычай посвящения в бабушки. Изучаю нищенские тексты, обряды, связанные со спортивной, студенческой, девичьей, армейской субкультурами. Впервые в Украине исследовал «дембельские» альбомы как явление с культурологической точки зрения. Занимаюсь также популяризацией краеведческих исследований. Поэтому мы с друзьями устраивали фольклорно-этнографические лагеря для детворы, проводим народоведческие конференции школьников, а сам я создал в ХПИ в 1995 году этнографический музей «Слобожанські скарби» им. Гната Хоткевича.
Один из моих многолетних проектов — «Харьковские дворики», в котором участвовали сотни харьковчан, главным образом студентов. Мы выясняли со старожилами, какие песни пели в наших дворах 50–70 лет назад, в какие игры играли, какие спектакли ставили там дети. Читатели «Времени», возможно, помнят публикации целого цикла студенческих статей о харьковских двориках. 
Еще один «долгоиграющий» проект называется «Я помню...» К счастью, я успел пригласить на открытые встречи с харьковчанами людей, поведавших сведения о прошлой жизни, которых нет ни в каких публикациях. Это и архитектор И. Н. Лаврентьев, и внук первого харьковского фотографа А. А. Иваницкий, которых уже нет с нами, и многие другие. Очень хочется успеть собрать устные истории тех, кому за 80, — не обязательно известных харьковчан, но людей с цепкой памятью, много знающих о прошлом города. Каждый человек, проживший большую жизнь, просто обязан записать свои воспоминания о ней или хотя бы кому-то рассказать о том, что повидал на веку. 
В экспедиции 2017 года по Закарпатью мне повезло встретить «дедушку моей мечты», владеющего огромным запасом информации. Я записывал его рассказы шесть дней. На прощание он сказал, что счастлив, что Бог меня к нему послал, и теперь он может спокойно умереть. 
Прав был Е. Евтушенко: «Не люди умирают, а миры». Я пытаюсь спасать эти миры как текстолог, публикатор, комментатор. В 1998 г. вместе с В. Осадчей, М.  Семеновой, Н. Олийнык мы вы­пустили книгу «Муравський шлях — 97» — первое фундаментальное научное издание по фольклору и этнографии нашего края. Чуть позже вышли книги корифеев слобожанской этнографии Н. Ф. Сумцова, П. И. Иванова и других, которые я готовил к изданию. Увидела свет составленная мной первая в независимой Украине «Антология современной русской поэзии Украины». И первый в Украине альбом, посвященный творчеству и биографии великой художницы Зинаиды Серебряковой «Нескучне: зустріч через століття» (2015), где впервые в наиболее полном объеме были выявлены и собраны ее произведения, созданные в 30 километрах от Харькова, составлен был мною и Натальей Салиной. 
Я всегда прихожу в отчаяние от осознания того, что мы не можем спасти что-то из нашего общего достояния, будь то старинное здание, фольклорный текст или стихи умершего поэта. Подготовленные мною сборники произведений Михаила Кульчицкого, Александра Коренева, Натальи Дорошко-Берман, Сергея Черняева — личный акт несогласия с силой Смерти и Забвения.

Учиться у... травы

— Кроме просветительской работы, вы ведете активную деятельность по защите памятников истории и архитектуры…
— Город должен обладать исторической памятью. За последние годы мы уже потеряли множество зданий, связанных с интереснейшими личностями и событиями. Кому-то может показаться, что это не так уж важно — сохранить дом Синяковых, создать музеи Зинаиды Серебряковой и Григория Квитки-Основьяненко. Мол, мы же без этого обходились — ну и дальше обой­демся.
Когда-то в газете «Время» вышло мое интервью «Харьков в долгу перед Квиткой-Основьяненко». А перед кем он не в долгу? Можно назвать еще десятки имен харьковчан мирового уровня: Юрий Кнорозов, Юрий Шевелев, Борис Слуцкий, Михаил Кульчицкий... И эти долги надо рано или поздно отдавать. Я рад, что могу хотя бы отчасти участвовать в этом процессе, и готов жертвовать для этого всем. У меня вышло более 50 книг, но своей главной книги я еще не написал — потому что мне попросту некогда этим заняться. Зато этим летом провел «Кульчицкий-фест», а во «Времени» вы­шли мои статьи памяти о значимых для Харькова людях — филологе Леониде Ушкалове и краеведе Ростиславе Рыбальченко.
— На днях состоялась презентация вашего поэтического сборника «Ученик травы». Откуда такое название?
— Эти слова есть в одном из моих стихотворений: «Я родственник дождя и ученик травы...» В юности я увлекался философией дзен-буддизма, в которой сильна идея вечного ученичества. Можно учиться у всего, в том числе и у травы, которая растет у нас под ногами. Ее топчут люди, едят животные, но она продолжает расти и радуется солнцу не меньше чем мы с вами. Научиться жить без обид и гордыни, несмотря на все неприятности, понимать в жизни что-то главное — насчет этого обычная трава может дать нам более убедительные уроки, чем многие именитые философы. Постоянно учиться — это и мой образ жизни. Преподавая студентам, я, конечно, формально являюсь учителем, но никогда не ставлю себя выше них. 
— Щедро делясь своими проектами с харьковчанами, чувствуете ли вы адекватную ответную реакцию?
— Некоторые люди, прочитав ту или иную мою статью, звонят и благодарят. Всегда слышу «спасибо» после проведенных акций. Власть же к моим проектам относится в основном равнодушно. А иногда с раздражением и злобой. Это и неудивительно, ведь я часто протестую против беззакония, которое творится в сфере охраны культурного наследия, против тотальной попсы и пошлости, которая превращает исторический Харьков в Диснейленд. Но я не стремлюсь заслужить благосклонность чинуш. Во всем, что я делаю, для меня важна свобода. К слову, спонсором большей части акций, которые я провожу, я сам же и являюсь. Иногда помогают друзья. На мой взгляд, свободное отношение к жизни, щедрость и бескорыстие украшают любое общество и любого человека.
От редакции: «Время» присоединяется ко всем многочисленным поздравлениям и добрым пожеланиям в адрес юбиляра и желает Михаилу Михайловичу крепкого здоровья и успехов в его подвижнической деятельности по сохранению исторической памяти. 

Татьяна Буряковская.

Читайте также
Другие материалы рубрики