Поиск ведут эксперты

30-11-2016

Читатели газеты «Время» обращаются в редакцию по самым различным вопросам. Большинство из них касается социальных и других проблем. Некоторые из обращений имеют общественную значимость. Среди них — просьбы читателей рассказать о нынешнем состоянии дел в харьковских НИИ, о том, чем сегодня занимаются ученые. Много поступает и частных вопросов, ответы на  которые люди хотят знать.

Как можно сделать экспертизу воды из крана? Как распознать, кому принадлежит подпись? Как узнать  состав почвы на земельном участке и стоит ли его приобретать? Нет ли в земле, на которой планируется разбить сад, опасных для здоровья элементов? Кому принадлежит голос на аудиозаписи? Был ли монтаж на фото? На эти и многие другие вопросы «Времени» ответил Александр Николаевич Клюев, директор Харьковского НИИ судебных экспертиз им. Заслуженного профессора Н. С. Бокариуса (ХНИИСЭ), доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Украины.
— Скажу сразу, что ХНИИСЭ не занимается судебно-медицинскими экспертизами. Однако в уголовном процессе и других видах судопроизводства существует огромный спектр криминалистических и других видов экспертиз. Институт им. Бокариуса Министерства юстиции Украины проводит около 80-и  видов различных исследований. К ним относятся: баллистические, взрывотехнические, почерковедческие, автороведческие, психологические, искусствоведческие, компьютерно-технические, биологические, химические, пожаротехнические и многие другие исследования. К нам обращаются коллеги из стран ближнего и дальнего зарубежья с просьбами предоставить им методики проведения исследований, разрабатываемые в институте. Харьков является родоначальником многих видов экспертиз, таких как, например, дорожно-техническая, электротехническая экспертизы и др.
— При таком спектре работ штат должен быть очень большим. Есть ли кадровый голод?
— В Харьковском институте судебных экспертиз работает 240 человек. Есть два отделения в Сумах и Полтаве, там работают по 30 человек в каждом отделении. В штате — инженеры, химики, экологи, пожаротехники, лингвисты, психологи... Финансирование, конечно, оставляет желать лучшего. У нас работают профессионалы высочайшего уровня, большое количество сотрудников имеют ученые степени, звания. К сожалению, в силу недостаточного финансирования института, некоторые вынуждены искать более достойные зарплаты. Многие ушли на преподавательскую работу в вузы, поэтому определенный кадровый голод у нас есть.
— На вашем сайте можно видеть сметы по закупкам оборудования, реактивов и т. д. Все дорожает, вы зависите от импорта?
— Нам дорого обходится ремонт оборудования. Например, чтобы отремонтировать лазерную установку, спектрометр производства США, нам необходимо 120000 грн. Для института это громадные деньги. Данная установка позволяет определять фальсификаты бензина, дизельного топлива, масел, определять содержимое примесей. Недавно нам пришлось на установке проводить исследования в рамках  резонансного  уголовного производства по фальсификату спиртных напитков, который стал причиной смерти многих людей. 
— Правда ли, что наши харьковские специалисты проводят экспертизы по делам, связанным с Майданом? 
— Да, это так. Нашим институтом проведено более 270 баллистических экспертиз по событиям в Киеве. Все дела, связанные с Революцией Достоинства, попали в наш НИИ. У нас работает совершенно уникальный эксперт, кандидат технических наук, один из лучших баллистов Украины Коломийцев Александр Викторович. Он проводит сложнейшие экспертизы. Все назначенные экспертизы уже проведены институтом, и результаты отправлены в Генеральную прокуратуру. Фактически, все резонансные дела стекаются к нам. Задачи ставятся самые разные, например: определить, из какого оружия произведен выстрел, ситуационные обстоятельства выстрела, калибр пули и др. Из этих данных можно рассчитать — в каком месте находился стрелок. Такие экспертизы комплексные, к их производству привлекаются и судебные медики. 
— НИИ занимается и психологическими исследованиями. Что может выявить такая экспертиза?
— Психологическая экспертиза может дать ответы на вопросы — об индивидуально-психологических особенностях личности, об эмоциональном состоянии обвиняемого, потерпевшего, об ориентировочном размере причиненного морального вреда, о самостоятельности показаний того или иного участника события преступления. 
— Может ли частное лицо заказать НИИ провести экспертизу, например, ДНК?
— Лабораторными исследованиями ДНК наш институт не занимается. Для этого нужно очень дорогостоящее оборудование. В Харькове подобные анализы производятся на базе Научно-исследовательского экспертно-криминалистического центра МВД Украины. 
Частные запросы на другие исследования к нам поступают довольно часто. Наибольшим спросом у людей пользуются инженерно-строительные, оценочные экспертизы движимого и недвижимого имущества. Например, организация или отдельный человек оформили договор о приобретении недвижимости по нарочито заниженной цене, с тем чтобы скрыть истинную стоимость имущества. Наша задача — профессионально оценить имущество. Часто возникают споры по земле, по оценке культурных ценностей и многие другие, где назначается экспертиза.
— Как часто опротестовывают результаты ваших экспертиз?
— После заключений наших экспертов, вопросов, как правило, не возникает.
— Может ли человек, приобретая земельный участок, пригласить эксперта для определения качества почвы? Можно ли выявить загрязнения, которые угрожают жизни и здоровью хозяина? И как дорого это стоит?
— Безусловно, для этого есть высокопрофессиональные специалисты. У нас государственные цены, которые мы сами не назначаем. Стоимость эксперто/часа определяется соответствующим постановлением Кабинета министров Украины. Существует разделение экспертиз на три вида: простая, средняя и сложная. Планируется, что будет единая стоимость эксперто/часа, и это, на мой взгляд, правильно. Если экспертиза сложная, то на ее производство пойдет большее количество эксперто/часов. Если, предположим, наш эксперт должен определить размер ущерба, полученного в результате ДТП, то такая экспертиза не является сложной.
(От ред. стоимость 1 эксперто/часа экспертизы средней сложности в рамках судебной экспертизы — 110 грн. Для частных обращений – 132 грн. (с НДС)).
К нам обращаются нередко люди, которые просят провести анализ воздуха в помещении. Купили квартиру на вторичном рынке и хотели бы знать — насколько безопасно в ней жить. Но, к сожалению, анализ воздуха в квартире мы не делаем. А вот анализ воды из крана — пожалуйста. Можем провести биологические исследования изделий из меха, состояния деревьев. Бывает, что старые деревья в силу погодных условий повреждают транспортные средства в результате падения. Кто должен возмещать ущерб? Эксперты определят причину падения. 
— Много вопросов у людей возникает по соблюдению авторских прав. Может ли частное лицо исследовать качество фонограммы? Можно ли имитировать, подражать другому голосу настолько, чтобы экспертиза не смогла уличить в обмане?
— Пришлось столкнуться со случаем, когда мастерски подражали голосу Михаила Сергеевича Горбачева. Аудитивно невозможно было распознать подделку, но аппаратура показала, что не было ничего общего между голосом на данной записи и оригиналом — голосом Горбачева. Наши специалисты часто исследуют признаки монтажа на видеозаписях и решают многие другие вопросы по идентификации личности по голосу.
— Для установления психолого-криминалистического портрета подозреваемого сейчас используют детектор лжи. Можно ли, на ваш взгляд, использовать его результаты как доказательную базу в суде?
— Мы сейчас по данному вопросу спорим с Киевом. На наш взгляд, результаты исследований с помощью детектора лжи как стопроцентную истину воспринимать нельзя.
— Компьютерные технологии опережают жизнь. В фильмах приходится видеть, как восстанавливают информацию с носителя, на котором все удалено безвозвратно...
— Это не кино. Даже если флэшкарта была полностью отформатирована и на нее записаны, например, новые фотографии, наш специалист информацию сможет восстановить с вероятностью 60–70%. Специалист всегда должен технически на шаг опережать преступника. 
— Сейчас в Харькове интернет-провайдеры установили большое количество камер. Если совершается преступление и надо по видеозаписи найти преступника, а изображение нечеткое…
— Да, актуальными остаются вопросы с видеорегистраторами. Если разрешение видеозахвата камеры хорошее, то по видео эксперт может провести идентификацию. Так узнают номера машин в ДТП, лица преступников и др.
— Чего больше в вашей работе: творчества или «чистой» науки?
— Наш институт – научно-исследовательский, но и практический подход немаловажен. Мы разрабатываем методики проведения экспертиз, появляются новые идеи. Но, к сожалению, появляются и новые виды преступлений. Сама жизнь порождает новые типы экспертиз. Так, в связи с проведением антитеррористической операции появилась новая «Военная экспертиза», которая требует соответствующих познаний в военном деле. К нам обращаются военные прокуратуры, правоохранители Министерства обороны Украины. 
— Преимущественно, с какими вопросами люди обращаются в НИИ?
— В основном, это почерковедческие экспертизы для идентификации подписей, по спорам о долговых обязательствах. Обращаются к нам правоохранительные органы по поводу БАДов, курительных смесей. Можем проводить исследование на предмет содержания наркотических, психотропных веществ.
— Может эксперт дать заключение о качестве пищевых продуктов, можно ли исследовать, например, качество мяса?
— Мы можем сказать, содержит ли данный продукт, например, антибиотики, пестициды. При этом важны условия хранения объекта до предоставления экспертам, поскольку пищевые продукты могут портиться. 
— Правоохранители сталкиваются с тем, что биодобавки фактически оказываются пустышками.
— Да, такой вид экспертизы можно провести, установив состав представленного вещества.
— Может ли эксперт точно сказать, было ли оказано на человека гипнотическое воздействие?
— Существуют единицы тех, кто на самом деле владеет гипнотической техникой. Выявить это практически невозможно. Только человек, который вводит в гипнотический транс, знает индивидуальные ключи, и только ему известно – на чем именно он делал акценты. Наши специалисты используют только научные методы познания, а такой методики нет.
— Случается ли, что на месте преступления не остается никаких следов?
— Предположим, были следы борьбы, повлекшие смерть. На одежде потерпевшего все равно будут обнаружены волокна одежды и другие микросреды преступника. Микроскопический анализ их выявляет, и мы можем провести экспертизу, которая поможет доказать причастность человека к данному преступлению. 
— В магазинах секонд-хенд люди приобретают б/у одежду. Следы потоотделения, частицы кожи, эпидермиса остаются. Насколько это безопасно, может ли экспертиза ответить на такой вопрос?
— Вещи проходят сложнейшую химическую дезинфекцию и термообработку, картина после обработки стерта. Мы можем ответить, чем обрабатывали вещь, к какой группе относятся эти вещества.
— Какие наиболее часто проводимые экспертизы на сегодняшний день? 
— Это экспертизы по исследованию оружия и боеприпасов, которые находятся в незаконном обороте. Если сравнить количество исследованного оружия за 2013 год и за 10 месяцев 2016 года, то цифра возросла в 300 раз. К сожалению, поток оружия не уменьшается. Провести такое количество экспертиз становится все сложнее, так как необходимого количества специалистов не хватает. Проблема финансирования сейчас для НИИ судебных экспертиз им. Засл. проф. Н.С.  Бокариуса — самая большая проблема.
Беседовала 
Нина Спасская. 
Фото автора и с 
сайта kh.vgorode.ua.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики