Раскачанные любовью качели остановились…

06-12-2017

В харьковском молодежном театре «На Лермонтовской, 27» всегда с завидным успехом проходит спектакль «Двое на качелях», поставленный по пьесе американского драматурга Уильяма Гибсона.

В конце 1960-х эта пьеса была одной из самых популярных на сценах Западной Европы, а после удачно снятого по ней Робертом Уайзом фильма она прописалась в репертуаре практически всех театров Советского Союза. Затем долгое время она была незаслуженно забыта, а теперь возвратилась к нам спектаклем театра «На Лермонтовской, 27» в режиссерском прочтении пьесы Людмилой Захарчук.
Людмила Павловна создала для исполнителей атмосферу, не ограниченную рамками какого-то определенного времени. И хотя в пьесе указано конкретное место действия — Нью-Йорк, актеры дают нам понять, что это может происходить где угодно и что люди, живущие в Харькове, испытывают те же проблемы, что и в Мадриде, Париже, Варшаве и других крупных городах разных стран. По своей сути всё происходящее на сцене носит характер мелодраматический, но… Есть вот это самое чудесное «но», которое в финале жестоко обнажает перед нами жанровый обман, вводя персонажей в чудовищный психологический ступор, из которого нет выхода. И тогда сентиментальная мелодраматическая история оборачивается к героям спектакля страшной трагической гримасой. 
Гитель (Анастасия Задорожная) — красивая девушка, мечтающая о карьере танцовщицы, знакомится с адвокатом Джерри (Евгений Коляда) и они становятся близкими людьми. Тянутся друг к другу: вначале от одиночества, оттого, что ни его, ни ее никто не ждет дома, а затем каждый ищет доказательство, которое помогло бы утвердиться в искренности друг друга и обрести надежду на продолжение еще не окрепших отношений. Противоречивые чувства «раскачиваются» словно качели — с каждой мизансценой все сильнее и сильнее. Порой они обретают силу невесомости, которая удерживает Гитель и Джерри на новом эмоциональном взлете, но воспоминание о прошлом резко притягивает их к пугающей реальности. Следует более высокий взлет и безудержное желание задержаться снова там, высоко, где им становится легче. 
Однако эти «качели» не способны раскачиваться по инерции — они или взмывают ввысь, или встряхивают сознание резкой остановкой. Хеппи-энда не получилось. Второй акт Анастасия-Гитель и Евгений-Джерри проводят в предчувствии скорой разлуки. В этот раз попытка раскачать символические качели чувств оборачивается чередой нервных срывов, обидными и незаслуженными подозрениями в измене. В итоге Джерри возвращается к жене, прекратив бракоразводный процесс, а Гитель, подавляя любовь, уходит в прежнюю жизнь, в которой уже никогда не будет качелей для двоих. 
Звонит телефон. Гитель с чувством печальной иронии слушает его голос. Он признается в любви. Она через долгую паузу отвечает тем же и обреченно вешает трубку.
Любовь Гитель и Джерри умерла под популярную песню «Summertime Sadness»:
«Думаю, я буду скучать по тебе вечно,
как звезды скучают по солнцу в утренних небесах»…

Александр Анничев.

Читайте также
Другие материалы рубрики