Романтический реализм Александра Коцарева

11-03-2019

На прошлой неделе в Харьковском художественном музее открылась персональная выставка картин нашего земляка Александра Коцарева из частной коллекции друга художника Виктора Харибина.

 

На вернисаже представлены пейзажи, несколько натюрмортов и два картона авангардного направления, с которого начинал свое увлечение живописью Александр Коцарев. Абстрактно-кубистические этюды дают представление об истоках, которые постепенно привели нашего современника к правдоподобному воспроизведению реальной действительности. Однако в данном случае не следует прибегать к оценке выставленных работ с точки зрения критического реализма, отражающего в художественном творчестве острые социальные проблемы общественной жизни. Чтобы наверняка убедиться в неправомерности такого подхода, надо мысленно сопоставить увиденное с картинами художников-передвижников, дабы понять: живопись Коцарева — иное качественное ответвление от общепринятого искусствоведческого термина. 
Реализм навсегда остается академически устойчивым жанром, но, к счастью, является не догмой, а руководством к действию. Стоя на незыблемых основах реалистической школы, Александр Коцарев ищет и находит приемы, позволяющие ему наиболее живо запечатлеть реальный мир в его естественном движении, в желании зафиксировать пространство, изменяемое временами года или в течение суток. А ежели так, то можем спокойно отнести творчество этого художника к романтической живописи, получившей развитие в русле реалистической школы, близкой к манере ранних импрессионистов. Кстати, два этих направления в изобразительном искусстве имеют очень слабую разделительную черту, понятную только специалистам, имеющим представление о промежуточных оттенках и наложении красок на холст приемом вибрирующего мазка. 
Впечатления, которыми богаты небольшие по размеру картины (а в основном это эскизы, написанные с натуры), разнообразны частой переменой настроения — именно это характерно для импрессионистов всех времен и народов. Все написанные художником картоны объединены лейтмотивом опоэтизированной любви к украинской природе. Холстов практически нет, видимо, потому, что Коцарев чаще всего работает на пленере, а картон в данном случае является самой удобной основой для переноса на него сиюминутных впечатлений. 
Как мною было замечено на выставке, особое внимание посетителей привлекают картины «Церковь Ахтырки» и «Мгарский монастырь», хотя по уровню мастерства они мало чем отличаются от других произведений. Их притягательная сила заключена в воздушной прозрачности дворовых врат и культовых сооружений, прописанных в пастельных тонах. На общем фоне пронизанного солнцем пейзажа постройки выглядят туманными миражами. Кстати, так и бывает, когда мы любуемся архитектурными красотами в слепящих лучах жаркого полдня. Именно от этих сюжетов получаешь впечатление как от некогда уже испытанного состояния. 
Есть у Александра Коцарева и уникальная серия городских миниатюр. Одному Богу ведомо, как художник умудрился заключить в малую форму глубокую перспективу харьковских улочек, переулков, заборов и старых стен, деревьев с искривленными стволами. Эффект широкоформатной панорамы, втиснутой в минимальных размеров раму, достигается за счет нескольких ярусных планов, сходящихся там, где заканчивается ваше представление об узнанном уголке Харькова. 
Особняком живут вроде бы «равнодушные» к своим собратьям по кисти цитрусовые натюрморты, давая понять, что они благородные эмигранты и попали сюда не по своей воле. Другое дело — прямо-таки скульптурная композиция, застывшая на картоне «Камни и монеты», впечатляющая монолитностью поднятых с морского дна булыжников, олицетворяющих безопасность и умиротворение, рядом с мнимой многозначительностью старых медяков. 
По представленному на вернисаже «Автопортрету» художника можно судить об Александре Коцареве как о недюжинном портретисте, умеющем живописать лица под стать тому, как это делал гениальный нидерландский импрессионист Винсент Ван Гог. Простите за легкую иронию, но «Автопортрет» напомнил мне стилевые особенности того самого приема «вибрирующего мазка».
Редкий случай, когда из выставочного зала не хочется уходить. Картины успокаивают, а главное, располагают к раздумью. 
Вы приходите в музей, а на самом же деле попадаете на лесную поляну Натальевского парка и, постояв возле Свято-Преображенской церкви архитектора Щусева, бредете в сторону легендарной Шаровки. Для этого не нужно никуда ехать, стоит только внимательно всмотреться в картины Александра Коцарева. 

 

Александр Анничев.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики