С миром и Богом в душе

21-03-2019

В Харьковской художественной галерее имени Генриха Семирадского презентована выставка «Цветные путешествия» Нины Вербук, благодатью вдохновленного мастера.
Свой персональный вернисаж Нина Семеновна посвятила 100-летию со дня рождения нашего выдающегося соотечественника, основателя Пархомовского художественного музея Афанасия Лунёва. 
Считаю своим долгом напомнить читателям о личности Афанасия Федоровича, появившегося на свет в одной из деревень Курской губернии в январе 1919 года. Преподавать в Пархомовке он начал сразу же после войны. Окончив Харьковский университет, не уехал из села, а загорелся желанием создать при пархомовской школе историко-художественный музей. В 1955 году организовал общество «Юный историк», благодаря которому появились первые выставочные экспонаты — старые книги, иконы, прялки, древние монеты. В летние каникулы школьники выезжали на Южный Буг, где помогали археологам на раскопках. Так музей пополнился керамикой, изготовленной ещё на заре нашей эры.
Целеустремленный Лунёв осуществил свою давнюю дерзкую мечту — создал в селе настоящий художественный музей. Началом сельской галереи послужила его небольшая коллекция из картин, купленных на харьковском вещевом рынке. По счастливой случайности Лунёву удалось приобрести несколько уникальных полотен, среди которых — «Мария Магдалина» Мурильо, «Весна» Писарро, «Пальмы» Гогена, этюд Ренуара «На балу». Одна из жительниц Пархомовки передала музею пейзажи Ярошенко, акварели Крамского, натюрморт Сезанна. Современные произведения дарили сельскому музею многие известные харьковские художники.
Короткая справка о возникновении пархомовского музея важна в данном контексте еще и потому, что большую часть выставленных картин Нина Вербук передает на постоянное хранение в коллекции музеев и вузов. Она также является инициатором творческой премии Афанасия Лунёва. В фонд премии Ниной Семеновной передано 24 живописных и графических произведения, большинство из которых демонстрируется сейчас на выставке «Цветные путешествия».
Сказать, что с давних пор Нина Вербук является моим любимым художником, — значит не сказать ничего. Ее творчество привлекает особой искренностью и теплотой чувств, изысканностью художественной формы и колорита. Живописные и графические работы часто наполнены глубоким философским содержанием, внутренней гармонией, излучают чистую светлую энергию. Диапазон ее творчества широк — портрет, натюрморт, пейзаж, бытовая картина. В ее произведениях простые повсе­дневные сюжеты, благодаря волшебству кисти живописца, отражают романтический, мечтательный мир. 
Цветные образы ее картин удивительны. И я не имею в виду лишь колористическую гамму изображаемых предметов, а именно цветообразование воздушной среды, которое заключает в себе магию прозрачной красочности. 
При встрече с творчеством Нины Вербук проникаюсь чувственным наслаждением от жанровых сцен, опоэтизированных пейзажей, наполненных глубокими смыслами натюрмортов, и теряюсь перед портретами женщин, красивых в любую пору их жизни. Когда стоял перед полотном «Мороз и солнце», испытывал огромное желание войти в него и отморозить себе уши, получив таким образом доказательство, что красивым зимним днем был в том дворе и играл вместе с детьми на огромном распиленном бревне. 
Картины, возбуждающие желание присутствия в них, — это нечто большее, чем просто любование талантом и техническими возможностями их создателя. Здорово, когда получаешь возможность ощущать тягу к красоте как к факту естественно существующему, а не как к выставленному экспонату с удачно зафиксированным на полотне сюжетом. 
Смотришь на полотна Нины Вербук и погружаешься в раздумья о простом и сложном, о том, как просто во стократ усложнить сложное и вдруг талантливо раскрыть глубинный смысл естества простыми выразительными средствами. 
А какие необыкновенные люди, озаренные не какой-либо надуманной идеей, а духовно просветленные, живущие в ладу с миром и Богом в душе, населяют живописные истории Нины Семеновны! Остановишься перед картиной «Согласие» и разделяешь трапезу с благодарностью к Святому образу, вознаградившему тебя за труды мирные. Картины «В гостях», «Туча», «Сокровищница», «Церковь села Довжик» — к какой бы из них ни подошел, не перестаешь восхищаться большим художником, произведения которого способны дарить незабываемое настроение.
На этой выставке живет и тайна. Она заключена в одном сложном полотне, которое я по наитию назвал «Гений и злодейство». В густом бурлении «черной молвы» слабо прорисовывается человеческий лик с отлетающим от темени кровотоком нервных волокон. Они обозначены угасающими вспышками электрического сознания, пожираемого завистливым мраком. Это так неожиданно! Это так страшно! Картина не побеждает впечатлений, полученных ранее, а задает какой-то очень сложный вопрос, на который каждому необходимо найти свой собственный ответ.

Александр Анничев, 
искусствовед

Читайте также
Другие материалы рубрики