Трудный путь к «легким разговорам»

07-03-2018

В Музее истории Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина открылась выставка, посвященная развитию женского образования в Харькове в XIX – начале XX вв.

Ученье в юбке

Глядя на сегодняшнюю жизнь, сложно поверить, что всего каких-то 100–150 лет назад в обществе шли серьезные дискуссии о том, имеет ли женщина право на образование и может ли она выполнять квалифицированную работу. А иные мыслители всерьез предлагали подискутировать о том, является ли женщина вообще человеком...
Провожая внучек на занятия в школу или радуясь студенческим успехам дочерей, мы сосредоточиваемся на интеллекте детей и почти не задумываемся о том, что некогда доступ к образованию определялся прежде всего половой принадлежностью. Девочкам учиться просто не полагалось, образование воспринималось как помеха ведению домашнего хозяйства и заботе о семье. Потребовались усилия нескольких поколений прогрессивно мыслящих людей, чтобы ситуация начала меняться. 
До середины ХІХ века основными средними учебными заведениями для женщин были институты благородных девиц. Параллельно с ними существовали женские пансионные школы, в которых учились в основном дети из состоятельных семей. Для дочерей священнослужителей предназначались женские епархиальные училища, которые готовили будущих жен духовенства и настоятельниц женских монастырей. Все эти типы учебных заведений были и в Харькове, но охватывали они, конечно, мизерную часть женского населения.
С середины ХІХ столетия в Европе начинают формироваться движения в защиту политических и гражданских прав женщин, в том числе и права на образование. Эти веяния не обошли и царскую Россию.
— В 1864 году прошла реформа народного образования, которая провозглашала принцип равенства всех сословий, — рассказывает куратор выставки «Женское образование в Харькове в ХІХ – начале 
ХХ в.» Ирина Иваненко. — Благодаря этому были созданы средние учебные заведения для женщин — училища, которые позволяли получить образование и девочкам из непривилегированных сословий. Следующим шагом в реформировании женского образования стало положение 1870 года о гимназиях, которые были объявлены открытыми для учениц всех сословий и вероисповеданий. Кстати, часто преподавателями женских учебных заведений были профессора Харьковского университета. Например, в Институте благородных девиц преподавал французский язык 
П. Гулак-Арте­мовский. 
Организаторы выставки озвучили для посетителей отрывки из дневников харьковских гимназисток, где девушки записывали впечатления о своих учебных заведениях, с гордостью говорили о форменных коричневых платьях (в те времена гимназическая форма действительно была признаком определенной избранности, ведь далеко не каждый подросток мог учиться в гимназии), рассуждали, как и сегодняшние выпускницы, о трудностях с выбором будущей профессии...
В одной из витрин выставки представлены уникальные документы более чем столетней давности из семейного архива профессора исторического факультета университета М. В. Любичева. Это свидетельство частной гимназии 
С. Родионовой и аттестат Мариинской женской гимназии (ныне — гимназия №6 на ул. Рымарской), в которых в начале ХХ века училась харьковчанка Ольга Синицына. Её потомки бережно сохранили девичьи альбомы для пожеланий, фотографии, учебники и даже контрольные работы, благодаря которым мы сейчас можем видеть, чему учили гимназисток в те времена. Можно сказать, что подход к решению математических задач с тех пор принципиально почти не изменился, а вот пособие под названием «Лёгкие разговоры» выглядит экзотикой. При сегодняшнем прагматичном подходе к жизни мало кому придет в голову заучивать фразы о погоде и других подобных темах. А вот в былые времена образованная девушка должна была уметь поддержать светскую беседу на трех языках — русском, немецком и французском.

И один в поле воин

Конечно, обучение в гимназиях было доступно далеко не всем. Потребность же в образовании возрастала и среди непривилегированных сословий. В 1850–1960 годах Российскую империю охватило мощное общественное движение, направленное на развитие народного образования. Одним из его проявлений стало открытие воскресных школ. В Харькове наиболее известной была основанная в 1870 году воскресная женская школа Христины Алчевской, которая содержалась преимущественно на личные средства ее основательницы. На протяжении 50 лет школу закончили более 15 тыс. человек.
Там, где не было возможности открыть отдельные мужские и женские учебные заведения, Положение о начальных народных училищах 1874 г. позволяло обучать совместно детей обоих полов, «но с тем, чтобы в таких смешанных училищах девочки были не старее 12 лет».
Были в Харькове и училища для глухонемых детей, где их обучали устной речи, ремеслам, ведению домашнего хозяйства, рисованию, а наиболее способных — живописи и иконописи. Плата с живущих в училище на полном содержании составляла 200 руб. в год, а с приходящих только на занятия — 30 руб. Судя по спискам, представленным на выставке, в училищах совместно обучались мальчики и девочки из семей разного достатка и разного вероисповедания. Одни жили на полном пансионе, другие работали прислугой, попутно стараясь получить образование.

Харьковский университет — «за»
В конце 1860-х годов в Европе остро стал вопрос о получении женщинами высшего образования. В обществе была популярной книга британского философа Дж. Милля «Подчиненность женщины», в которой автор выступал за равенство полов и утверждал, что легальная подчиненность одного пола другому только препятствует человеческому прогрессу. Интересно, что харьковская интеллигенция в дискуссиях на эту тему даже несколько опережала европейские тенденции. Так, именно харьковская писательница и педагог Людмила Ожигина первой в Российской империи в 1859 году инициировала вопрос о поступлении женщин в университеты. В ходе проведенного опроса почти все университеты страны ответили согласием, кроме Московского и Дерптского. Но именно их мнение оказалось решающим, и женщин к обучению в университетах не допустили. Тем не менее, борьба продолжалась, и в 1869 году при Харьковском университете была открыта акушерская клиника, в которой женщины имели право получить высшее медицинское образование. А когда в 1880-е годы опрос об отношении к женскому высшему образованию провели вторично, «за» выступил только Харьковский университет... 
Определенной возможностью обойти запрет на университетское образование стало открытие в Харькове в 1907 году высших женских курсов, на которых преподавали Д. И. Багалей, В. П. Бузескул, М. Ф. Сумцов и другие профессора университета. Позже для высших курсов было построено здание по проекту архитектора А. Н. Бекетова на улице Мироносицкой, 92 — теперь в нем располагается один из корпусов Харьковского национального технического университета сельского хозяйства им. П. Василенко.
Под влиянием революционных событий 1905–1907 годов совет Харьковского университета принял решение, разрешающее женщинам поступать в вуз на правах вольных слушательниц. Однако уже в 1908 году прием женщин в университеты был запрещен. Слушательницам Харьковского университета пришлось писать прошение о разрешении завершить начатое образование, и, получив разрешение, они продолжили учиться до 1913 года.
В экспозиции выставки — документы, свидетельствующие о создании в 1910 году женского медицинского института, первым директором которого был профессор Харьковского университета В. Я. Данилевский. Выпускницы этого института получали квалификацию врача и право вести медицинскую практику. Сначала для института арендовали помещение Русско-Азиатского банка в начале улицы Сумской (ныне это всем известный дом с градусником), а вскоре по проекту А. Н. Бекетова для него было построено 2-этажное здание Анатомического театра (пер. Воробьёва, 8).
— Давайте вспомним, что далеко не во всех европейских странах в ХІХ веке женщин допускали к системе образования, поэтому вклад Харьковского университета в её развитие очень важен, — считает декан исторического факультета ХНУ Сергей Литовченко. — Сейчас образование и мужчин, и женщин воспринимается естественно, хотя в общественной жизни доминирование мужчин еще заметно. Кстати, мужское образование в отдельности от женского во многом проигрывало. Как показывает опыт, школьные классы, разделенные по половому признаку, обычно имели худшие результаты в учебе, чем классы со смешанным обучением мальчиков и девочек. Поэтому только в солидарности мужского и женского начала может развиваться цивилизация.
Татьяна 
Буряковская.
Фото Святослава Проскурина.

Читайте также
Другие материалы рубрики