Время. Береста. Искусство. Вечность

В культурном центре харьковского Дома ученых экспонируется выставка, посвященная памяти народного мастера Украины Бориса Ивановича Чурилова, самобытного художника, разработавшего уникальную технику рисунка на бересте.

Организованная в начале 1980-х в парижской штаб-квартире ЮНЕСКО выставка Бориса Чурилова имела колоссальный успех, была продлена, а затем на протяжении полугода экспонировалась во многих выставочных залах Франции. К празднованию 1500-летия Киева украинская комиссия по делам ЮНЕСКО организовала выставку, на которой Борис Чурилов представил реконструированный облик Киева, существовавший до татаро-монгольского нашествия.
Сегодня его работы находят своих поклонников в церковно-историческом музее Харьковской епархии, в Доме народного творчества, в Харьковском художественном музее.
Борис Иванович оставил нам ценнейшее художественное наследие и духовных последователей, продолжающих традиции и сохраняющие технические особенности того, что в изобразительном искусстве называется ювелирной графикой (или даже тончайшей резьбой) по нежной берестяной коре. 
Всматриваясь в работы Бориса Чурилова, охватывает осознание нечеловеческих возможностей этой одаренной личности. Единственное, что могу выразить уверенно, так это интуитивно возникающее чувство родства со всеми увиденными миниатюрами. Родства на уровне подсознания, пробуждающегося далекими отголосками от каждого взгляда на матовую пастель, из которой сказочно прорисовываются графитовые нити, повисающие в воздушном пространстве храмами, церквями, одухотворенными ликами.
Сердце щемит, когда всматриваешься в серию «Киев — мать городов русских» или предельно эмоциональное произведение «Род приходит и уходит». А остановившись у «Вещего Бояна», каждый непременно вспомнит о создателе «Слова о полку Игореве». В свою очередь «Нестор Летописец» напомнит о существовании «Повести временных лет».
Поражает отдаленность рисунка от природно-декоративной основы. Дерево, принявшее в себя шелест листвы, пение птиц, дожди, то есть всего, что некогда впитала в себя живая березовая кора, теперь отзывается в нас почти языческими ассоциациями. Берестяные миниатюры Бориса Чурилова не что иное, как ностальгическое паломничество в иное время, боюсь сказать — в иное измерение, где истины, кои мы теперь неуверенно называем непреходящими, остаются незыблемыми. 
Прочитав под картиной выдержку из работы Льва Гумилева «Конец и вновь начало», вспомнил стихи ученого сына великих родителей с таким же названием: 

Конец и вновь начало.
Вверху луна бежит неудержимо,
Внизу бежит подземная вода.
Уходят вдаль года, года проходят мимо,
И часто мнится — навсегда… 

Мне мнится, я внемлю, я, созерцая, впитываю в себя абсолютную истину, дарованную мне талантом художника-мыслителя, философски обобщающего небольшое пространство кусочка берестяной коры. Умение предчувствовать результат своей творческой деятельности было Богом даровано Борису Ивановичу, а потому он стал проводником во времени и пространстве, чтобы восхищать нас умением сканировать хронотопы древности и неведомыми путями доставлять их к нам, дабы потомки не забывали о величии своих предков.
Фото автора

 

Читайте также
Другие материалы рубрики