Выходят на арену силачи… Куда ж ушли слоны?

19-02-2018


UAnimals — инициатива зоозащитников, которая пропагандирует запрет использования животных в цирках Украины.

Мы поинтересовались, как к ней относится генеральный директор и художественный руководитель Харьковского государственного цирка, заслуженный деятель искусств Украины Алексей Житницкий.

Основа современного цирка
— Алексей Анатольевич, какую роль сыграла дрессура в становлении циркового искусства?
— Начну с того, что в нынешнем году весь цирковой мир празднует 250-летие существования этого удивительного зрелища. Эллипсообразные постройки по типу Колизея в Древнем Риме впервые были воздвигнуты в предместьях Парижа и Лондона в XVIII веке. Программа представлений того времени состояла исключительно из конных номеров — разно­образных поджанров дрессуры лошадей. Создавались и комические номера, исполняемые тоже на лошадях. Сложившееся тогда классическое построение цирковой программы в таком же виде пришло к нам.
Поэтому дрессура — важнейшая составляющая циркового менталитета. Именно она заявляет о цирке как о самостоятельном виде искусства наравне с театром, серьезной музыкой и кинематографом. 
Недавно я побывал на 42-м международном фестивале в Монте-Карло. Это крупнейший форум циркового искусства, на котором демонстрируются лучшие образцы по всем направлениям работы в манеже. Так вот, на фестивале самое непосредственное внимание сосредоточено именно на жанре дрессуры.
— Почему вы так решили?
— Князь Альбер Гримальди и его сёстра Стефания, принцесса Монако, с 2005 года входят в организационный комитет фестиваля цирка в Монте-Карло. Они очень трепетно относятся к номерам, представляющим оригинальную дрессуру. Благодаря их инициативе на 42-й фестиваль были приглашены молодые и перспективные дрессировщики со всего мира.
Так, венгро-немец­кий дуэт Мерилу Каселли и Джозеф Рихтер представил великолепное цирковое шоу, в котором на арену вышли пять африканских слонов, восемь верблюдов, а лошадей, зебр, лам и пони — по шесть особей в каждом ряду. Грандиозное зрелище, в котором каждый ряд синхронно следовал по манежу в противоположных направлениях! Образец дрессуры, поражающей масштабом и качеством! 
Экспертный совет международного фестиваля недвусмысленно заявил, что при условии гуманного отношения к животным именно дрессура является основой современного цирка.
— Так в чем же обвиняют государственные цирки Украины зоозащитники из инициативной группы UAnimals?
— Вообще-то говоря, это явление не сегодняшнего дня, а возникающее время от времени, как правило, из-за сообщений о гибели того или иного циркового животного. Тогда неравнодушные граждане объединяются в группу и вполне обоснованно возмущаются произошедшим. Не вижу ничего плохого в том, что в такие моменты активизируются борцы за права животных, выступая за гуманное отношение к ним и за сохранение их в живой природе. 
С другой стороны, к сожалению, на зоозащитников не действуют никакие аргументы, они не исследуют проблему глубоко, но агрессивно выступают с одним-единственным требованием — запретить. 
Почему их не интересует, куда денутся сотни, а то и тысячи дрессированных животных, не способных выживать в естественных природных условиях? А как распорядиться судьбами семейных цирковых династий, дрессировавших животных из поколения в поколение на протяжении десятилетий, а то и нескольких веков?..

Необходим строгий контроль
— Однако допустим на секунду, что зверей в цирке нет…
— Начнем с наших постоянных маленьких зрителей, которые без участия в программе дрессированных животных в цирк не пойдут. Для них цирк без дрессуры просто не существует. Жонглеры, эквилибристы и гимнасты их интересуют только во время ожидания номера с любыми животными. 
Сейчас у нас в программе работает классный жонглер, установивший мировой рекорд с одиннадцатью кольцами. Но малышам до его рекорда дела нет; и кольца они считать не станут. А вот если в манеже не появится дрессировщик со своими питомцами, уйдут из цирка разочарованными. 
Более того, ребенок, родившийся в городских джунглях, никого, кроме кошек и собак, не видит. А в цирке он узнает, что помимо  домашних животных существуют медведи, кони и вообще огромная армия неведомых экзотических зверушек. Происходит процесс познания и осознания, что животные могут не только рычать и лаять, а еще творить чудеса. 
— А долго ли зверушек надо упрашивать, чтобы они, в конце концов, выполнили поставленные дрессировщиком задачи?
— Зачем их упрашивать? Вспомните академика Павлова и его учение об условных и безусловных рефлексах. Чтобы добиться от животного нужного действия, ему при его выполнении дают в награду кусочек любимого яства. И зверек, зная, что после конкретного действия получит лакомство, выполняет его.
В Харьковском цирке животные делают трюки без принуждения. Принуждение как таковое заключается лишь в том, что их учили этому с самого раннего возраста. Если же животное били или понуждали любым физическим насилием и оно в стрессе, зрители, это почувствуют, а уж тем более дети. Подвергавшиеся тирании животные по-особенному ведут себя. На команды реагируют подавленно, в страхе поджимают хвосты, пятятся или скалят зубы. Это видно невооруженным глазом.
— Откуда же у зоозащитников появились видео­материалы сцен насилия, которые они демонстрируют на своих акциях?
— Не факт, что эти видеоролики сделаны в государственном цирке, вернее, в программе государственного цирка. Отмечу, что в контексте нашей беседы «за скобками» остаются частные цирки-шапито, в которых трудно контролировать не только отношение к животным, а вообще все сферы их хозяйственной деятельности. Вполне возможно, что среди других нарушений есть и те, против чего выступают зоозащитники. Не буду сейчас затрагивать тему, нужны ли частные цирковые антрепризы как таковые, ведь не в каждом городе существует стационарный цирк. Однако стою на позиции строжайшего их контроля со стороны государства. Особенно над теми, которые используют в своих программах животных…
Разговаривая с зо­озащитниками, лично я узнал от них столько изощренных методов «дрессуры», что стало не по себе. Оказывается, чтобы научить медведя танцевать, его ставят на горящие угли; когда его учат ездить на велосипеде, колотят железными прутами; хищникам вырывают клыки… Далее перечислять эти кощунства у меня нет желания.
Тем не менее, зоозащитники, на мой взгляд, демонстрируют единичные случаи, не имеющие массового характера. Надо такие ЧП выявлять, предавать огласке и наказывать тех, кто допустил жестокое отношение с животными. Но не смешивать правых и неправых, запрещая всех вместе.
— Как к призыву UAnimals относятся в Министерстве культуры и искусства Украины?
— К нашему счастью, министр культуры Евгений Нищук, изучив проблему, пришел к выводу, что было бы неразумно принимать какие-либо запретительные директивы, но при этом необходим строгий контроль, предупреждающий жестокое отношение к животным. 

 

Александр Анничев.
 

Читайте также
Другие материалы рубрики