«Я теперь скупее стал в желаньях, жизнь моя, иль ты приснилась мне?» 

20-11-2017


50-летие своей творческой деятельности, из которых четыре с половиной десятилетия его актерской карьеры тесно связаны с драматическими сценами трех харьковских театров.

Влекомый неведомой силой
Родился Юрий Аркадьевич в ноябре 1945 года в селе Отказное Ставропольского края, где его отец и мама работали школьными учителями. Затем родителей перевели в школу Солдато-Александровского райцентра: Аркадий Валентинович преподавал гео­графию и немецкий язык, а Тамара Дмитриевна была завучем и учила детей математике.
Когда сыну исполнилось шесть лет, семья Головиных переехала в Ессентуки, где и проходили детские и отроческие годы будущего артиста. 
Учился Юра очень хорошо, сказывалось благотворное влияние родителей, предполагавших, что их сын обязательно продолжит учебу в Ленинградском кораблестроительном институте. Точные предметы давались Юре легко, но любимым предметом была литература. Одноклассникам и учителям нравилось, как подросток читал стихи, поэтому он оказывался в центре всех праздничных концертов, выступая чтецом и ведущим не только на школьных вечерах, а и на городских праздниках, посвященных «красным датам» календаря, которые в то время отмечались довольно часто. Юноша понравился руководителю единственного в Ессентуках самодеятельного драматического театра при доме культуры «Медик», на сцене которого Юра и сыграл свою первую роль. 
После десятого класса герой нашего рассказа год работал школьным лаборантом и усиленно готовился к поступлению в избранный родителями вуз. 
Ленинград. Вокзал. Добрался до родственников. На следующий день отправился искать кораблестроительный институт, а ноги привели на Моховую, 34 — прямиком к дверям приемной комиссии Государственного института театра, музыки и кинематографии. «Какая-то неведомая сила, — вспоминает Юрий Аркадьевич, — влекла меня туда, где никогда не был. Не робея, что мне не свойственно, вошел, сдал документы, посмотрел, когда начинаются творческие туры, и отправился в кораблестроительный институт, где вступительные экзамены начинались на месяц позже». 
Юрий Головин поступил в ЛГИТМИК и стал студентом мастерской Татьяны Григорьевны Сойниковой и Сергея Васильевича Гиппиуса — известного режиссера театра и кино, автора учебного пособия «Гимнастика чувств. Тренинг творческой психотехники» из нескольких сотен актёрских упражнений, разработанных и внедренных им в педагогическую практику. На этом курсе также вела занятия по актерскому мастерству Ирина Мейерхольд, которая использовала систему упражнений своего отца В. Э. Мейерхольда (биомеханика) по физической подготовке тела к быстрому реагированию актера на поставленные режиссером задачи. 
После удачно сыгранной роли Платона в дипломном спектакле «Правда хорошо, а счастье лучше» по пьесе А. Н. Островского выпускник ЛГИТМИКа получает приглашение от художественного руководителя театра им. Ленсовета Игоря Владимирова. 

Ленинград — Красноярск…
В 1967 году в спектакле «Трехгрошовая опера» по Б. Брехту 22-летний Юрий Головин впервые вышел на профессиональную сцену в роли Ведущего. К тому времени в этом театре уже сформировался особый синтетический жанр, сочетающий в себе лучшие черты эксцентрики и трагедии, публицистики и лиризма, музыкального и драматического действа. 
В театре им. Ленсовета сценическими партнерами Юрия Головина стали Георгий Жженов, Алексей Петренко, Анатолий Равикович, Алиса Фрейндлих и много других известных артистов театра и кино. При такой творческой конкуренции проложить свой собственный путь в профессию Юрию Головину представлялось практически невозможным. Тем более совсем скоро к выпуску готовился актерский курс, руководителем которого был сам Игорь Владимиров, где учились Сергей Мигицко и Михаил Боярский, которым судьбой было уготовано влиться в труппу этого театра на правах любимых учеников главного режиссера. 
На принятие окончательного решения покинуть театр им. Ленсовета повлияла встреча с режиссером Валерием Петровым, с которым они вместе учились в одно время, но на разных факультетах. В 1968 году Юрий Головин входит в состав труппы Красноярского молодежного театра и скоро становится ведущим мастером сцены наряду со ставшими позже известными артистами кино Николаем Олялиным и Ларисой Малеванной. Играет роли первого и второго плана в спектаклях «Питер Пэн» Дж. Барри (Капитан), «Фрол Скобеев» Д. Аверкиева (Савва), «Полоумный Журден» Ж.-Б. Мольера (Журден), «Старший сын» А. Вампилова (Бусыгин), «Троил и Крессида» В. Шекспира (Ахилл) и многих других. 

…Красноярск — Харьков
После удачных гастролей в Харькове Валерию Петрову предлагают стать главным режиссером Харьковского театра юного зрителя, который после ухода с этой должности Леонида Хаита долгое время не мог выйти из творческого кризиса. Валерий Петров дает согласие и приглашает с собой Юрия Головина, и он дебютирует на тюзовской сцене в роли Томаса Кромвеля в спектакле «Человек на все времена» по пьесе Р. Болта.
Период руководства театром Валерием Петровым был недолгим. Вскоре ему на смену приходит новый творческий лидер — Анатолий Литко. В это время Юрием Головиным самостоятельно создано несколько моноспектаклей по произведениям Сергея Есенина и поэтов Серебряного века, которые привлекли к детскому театру внимание студенчества и любителей поэзии. 
Первой ролью Ю. Головина у нового главного режиссера стал Человек, ведущий диалог со зрительным залом от имени автора. Произошло это в спектакле «Обращение к Петру» поставленном Анатолием Литко по пьесе, написанной им же в соавторстве с завлитом театра Людмилой Филиппенко. 
В 1974 году Анатолий Литко переходит на должность художественного руководителя Академического украинского драматического театра им. Т. Г. Шевченко и зовет за собой Юрия Головина. Актер считает этот период своего творчества наполненным интересными ролями, созданными в профессиональном содружестве с талантливой режиссурой Анатолия Литко. 
Роль Егора Полушкина в спектакле «Не стреляйте в белых лебедей» по повести Б. Васильева принесла артисту признание и любовь харьковских зрителей, она выдвинула его в ряд ведущих мастеров театра и привлекла внимание критиков к имени самобытного артиста. В «Лебедях» Ю. Головин являл на сцене человека не от мира сего, наивного, способного радоваться мелочам жизни, любя людей. Есть редкая черта характера — вдумчивая простота, когда человек умеет тихо и честно делать свою работу, но вот только не умеет, не хочет удобно устраиваться, лицемерить, идти на сделки с бесчестными. Духовным лейтмотивом этого сценического образа артист сделал слова автора повести: «Егор поступал не по соображениям ума, а так, как велела ему совесть».
Несомненной сценической удачей Юрия Головина стала роль Виктора Каренина в спектакле «Живой труп» по драме Л. Толстого. Не прошли не замеченными зрителями и критиками сценические образы Мекки Ножа из «Трехгрошовой оперы» Б. Брехта, Шпака из «Шельменко-денщика» Г. Квитки-Основьяненко, Подколесина из «Женитьбы» Н. Гоголя. Но особняком стоит гениально сыгранная роль Луки в спектакле «На дне» в сценическом прочтении Александром Беляцким пьесы М. Горького. Вскоре появляются граф Кент в шекспировском «Короле Лире» (режиссер Игорь Борис) и адвокат Мартиан в спектакле по одноименной пьесе Леси Украинки (режиссер Степан Пасичнык). Из полутора сотен сыгранных за 45 лет ролей перечислены только те, которые считаются «золотым фондом» в его творческом багаже. 

Новые предлагаемые обстоятельства
Период деятельности на сцене шевченковцев авангардного режиссера Андрея Жолдака воспринимается Юрием Головиным как необходимость, продиктованная временем. Что же позволило артисту занять ведущее положение в таких спектаклях, как «Гамлет. Сны», «Гольдони. Венеция», «Один день Ивана Денисовича» и «Месяц любви»? 
«Сценические приемы Жолдака, — объясняет Юрий Аркадьевич, — были близки мне, так как еще в студенческие годы попал под магическое влияние уроков Ирины Мейерхольд и Сергея Гиппиуса, взявших за основу преподавания актерского мастерства комплекс упражнений по биомеханике. Поэтому мне понятен и близок режиссерский метод игрового театра, в котором важное место отводится персонажу-символу, оживающему в тех или иных предлагаемых обстоятельствах конкретно обозначенной эпохи, возрождаемой по воле Андрея Валерьевича в его спектаклях. Жолдак, как никто другой, чувствует многомерную перспективу сцены, подробно используя её пространство буквально до миллиметра. Поэтому я благодарен актерской судьбе за то, что она подарила мне возможность играть в спектаклях, пожалуй, самого современного режиссера на всем Европейском континенте…»
Вот уже пятый сезон Юрий Аркадьевич работает в труппе Академического русского драматического театра им. А. С. Пушкина. На этой сцене он дебютировал психологически тонко сыгранной ролью Тевье в драме «Поминальная молитва» Г. Горина, некогда поставленной Александром Барсегяном для двух прекрасных артистов — Евгения Лысенко и Бориса Табаровского. Спектакль возродился с другими исполнителями в той же жанровой стилистике. Не потеряв прежнего режиссерского замысла, он пользуется былым успехом у зрителей. Со сценическими персонажами, создаваемыми Юрием Головиным, также можно встретиться в спектаклях «Убить Герострата» Г. Горина и «Кукольный дом» Г. Ибсена. Сегодня Головин репетирует роль Помощника режиссера, которого скоро сыграет в премьерном спектакле пушкинцев «Наш городок» по пьесе американского драматурга Т. Уайлдера.
На вопрос, как изменяется актер после первого выхода на сцену и до момента проведенных на ней пяти десятилетий, Юрий Аркадьевич лукаво улыбнулся и ответил есенинской строкой, которая и стала названием моего рассказа об этом замечательном артисте. 

 

Александр Анничев. 

Читайте также
Другие материалы рубрики